Ответили за университет

Москва, 07.05.2010
В Аденском заливе успехом завершилась операция по освобождению команды российского танкера, захваченного сомалийскими пиратами. Однако эксперты утверждают, что профессионализм, продемонстрированный российскими военными моряками, не остановит пиратов, с каждым месяцем усиливающих свою активность. Мировым державам придется найти действенный способ борьбы с пиратами XXI века.

Свободный университет

5 мая пираты напали на российский танкер «Московский университет», принадлежащий новороссийской компании «Новошип». Судно, на борту которого находились 23 россиянина, перевозило из Судана в Китай 86 тыс. тонн сырой нефти на сумму около 50 млн долларов. После того как стало ясно, что маневрами от пиратов не уйти, экипаж взял запасы еды и воды на несколько дней и забаррикадировался в машинном отделении. «На любом морском судне есть две такие зоны безопасности. Во-первых, машинное отделение, во-вторых – румпельная, то есть помещение для рулевого механизма. Там двери тяжелые и прочные, из автомата не прострелишь, а гранатометом бить в коридоре, где везде сталь, – нереально. Световые люки еще есть сверху, но их задраишь – и все», – объясняет специалист в области мореходного дела Михаил Войтенко. После того как команда судна забаррикадировалась, она привела в действие специальное устройство для блокирования электросиловых установок судна. В результате танкер был обесточен, и запустить двигатели пиратам не удалось. В это время капитан судна передал сигнал о бедствии, который приняли европейские военные, а также большой противолодочный корабль «Маршал Шапошников» Тихоокеанского флота ВМФ.

Под покровом ночи 6 мая противолодочный корабль «Маршал Шапошников», который весь вчерашний день преследовал захваченный танкер, нагнал судно. Находящиеся на борту корабля ВМФ бойцы морской пехоты (по другим данным, это были спецназовцы ГРУ) смогли незаметно на бесшумных лодках подойти к танкеру. В операции также был задействован вертолет, использовавшийся, по некоторым данным, не только для отвлечения пиратов, но и для высадки отряда спецназа. Воспользовавшись эффектом внезапности, спецназовцы провели штурм. Российские моряки были освобождены, один из пиратов убит, а десять пленены.

По идее, пиратов можно было доставить в Москву и судить. «В Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года прописано, что государство, военный корабль которого захватил пиратское судно, имеет право провести соответствующий судебный процесс и назначить наказание, – говорит президент Ассоциации международного морского права, судья Международного трибунала ООН по морскому праву Анатолий Колодкин. – У нас есть все возможности для рассмотрения этого дела в России, в УК РФ есть статья 227 („Пиратство”), предусматривающая от 5 до 15 лет лишения свободы». Кроме того, российские правоохранительные органы намеревались получить у захваченных пиратов информацию о том, от кого они узнали маршрут российского танкера. Не секрет, что значительная часть успеха пиратов кроется в том, что у них есть осведомители в портах отправления.

Однако после допроса пиратов, по некоторым данным, все же отпустили. «Пиратов, захвативших российский танкер, разоружили, сняли средства навигации, высадили за борт на надувную лодку и отправили в свободное плавание, – заявил российским журналистам представитель Министерства обороны. – К сожалению, в настоящее время юридических правил судебного преследования пиратов, действующих в районе Сомали, не существует, и, таким образом, они не подпадают под юрисдикцию какого-либо государства и международного права». Пираты просто воспользовались несовершенством международного законодательства – после задержания они заявили, что сами были пленниками сомалийских пиратов, которые под угрозой оружия заставили их идти на абордаж танкера, но «настоящие пираты» сбежали с танкера перед штурмом. А члены команды «Московского университета» не могли ни подтвердить, ни опровергнуть слова пиратов – они заперлись в машинном отделении еще до того, как пираты вошли на борт судна, и никого из нападавших вблизи не видели.

Судить пиратов в России было сложно еще и потому, что «под юрисдикцию нашего правосудия подпадают преступления, совершенные на территории России либо направленные против России, – объясняет российским журналистам адвокат Юрий Николаев. – Поскольку „Московский университет” шел под либерийским флагом, территория судна не является российской. А нападение с целью грабежа, захвата заложников или получения выкупа вряд ли можно квалифицировать как преступление против Российской Федерации».

Впрочем, один плюс в этой ситуации все же есть – по всей видимости, после нынешней операции российских военных российские суда смогут чувствовать себя в Аденском заливе чуть более безопаснее. Пираты предпочитают не трогать суда тех стран, которые силами спецназа отбили свои корабли. К «отличившимся» до сегодняшнего дня относились лишь французы и американцы. Теперь в эту когорту вошли и мы. Причем, по всей видимости, наш спецназ провел спасательную операцию на заполненном взрывоопасной нефтью танкере лучше, чем французы (потерявшие одного заложника во время освобождения яхты) и американцы (которые проводили операцию по освобождению моряка с шлюпки, на которой находились четыре пирата, силами крупных надводных кораблей). «Освобождение экипажа российского танкера силами российского военного корабля, это, конечно, уже сейчас вызывает, ну, скажем так, восхищение (наверно, по-другому и не скажешь) в натовских кругах, в том числе и в военных кругах, среди тех людей, которые занимаются проблемами борьбы с пиратством. Потому что операция была проведена максимально четко, и, что характерно, сам по себе экипаж танкера вел себя в высшей степени адекватно сложившейся ситуации, – говорит спецпредставитель России в НАТО. – Поэтому я думаю, что это действительно будет разбираться как хрестоматийный случай. И в Бахрейне, в группе, где происходит согласование параметров операции спасения международных сил, которые имеют свои корабли в зоне Аденского залива, и одновременно будет здесь в Брюсселе сделано на самом  высоком уровне».

Бороться дорого

Впрочем, случаи с успешным освобождением силами спецназа захваченных судов из рук пиратов единичны не только потому, что у военных стран-хозяев кораблей нет должной квалификации. Обычно военные корабли не предпринимают попыток освободить суда в случае, если экипажи попадают в руки пиратов. Причем руководствуются при этом не только опасениями за жизнь экипажа. «Если плавание станет слишком опасным для людей, перевозки резко упадут в объеме и подорожают», – объясняет Михаил Войтенко. Но, к сожалению, на сегодняшний день никакой иной способ предотвращения пиратских атак на торговые суда не является эффективным. С военной точки зрения ликвидировать суда и плавучие базы пиратов несложно, и единичные случаи происходят. Так, 6 мая Французский военный корабль La Fayette в среду в 400 морских милях от Сейшельских островов захватил судно-базу и две моторные лодки сомалийских пиратов вместе с 12 находившимися на их борту пиратами. Однако большинство европейских кораблей стараются не атаковать идущие в море пиратские суда – ведь те, побросав оружие за борт, автоматически становятся мирными рыбаками, расстрел которых может вызвать международный скандал и репутационный ущерб. Кроме того, даже если пираты захвачены, непонятно, что с ними делать. Судить их на своей территории власти европейских стран не хотят, а выдавать сомалийским властям не могут – ведь в Сомали им грозит смертная казнь, за что европейских лидеров загрызут собственные правозащитники. Кроме того, отстрел или аресты отдельных пиратов бессмысленны. «Сомалийское пиратство – это народное явление, и на одного задержанного тут же найдется еще десяток желающих. Пересажать половину Сомали просто невозможно», – говорит Михаил Войтенко. Единственной попыткой осудить пирата за пределами Сомали стало дело Абдували Абдухадира Муза, захваченного американскими военными при освобождении капитана судна Maersk Alabama в ноябре 2009 года. Процесс над пиратом продолжается до сих пор, и пока удалось лишь сформулировать обвинения, которые уже вызвали критику со стороны юристов и экспертов по морскому праву.

Некоторые эксперты предлагают судовладельцам нанимать вооруженную охрану, которая будет входить на судно при входе в Аденский залив и сходить в Шри-Ланке (если судно идет из Азии в Европу – то, наоборот, входить на Шри-Ланке и сходить при выходе из Аденского залива), однако компании считают этот вариант слишком дорогостоящим. Вооружить же самих моряков компании не имеют права. «У гражданских судов нет права иметь на борту оружие. Благодаря этому они могут свободно проходить в воды иностранных государств. Если оружие присутствует, то судно считается военным и проход через воды других стран для него затруднен», – объясняет первый заместитель председателя Российского профсоюза моряков Игорь Ковальчук. Миновать пиратские участки (Аденский залив и Малаккский пролив) у торговых судов не получится. «В этом случае им придется каждый раз делать большой крюк, – объясняет Игорь Ковальчук. – Например, „Московскому университету”, чтобы попасть в Китай, пришлось бы огибать Африку и плыть через воды Австралии. Подобные маршруты приведут к удорожанию транспортировки нефти в разы. Вслед за этим взлетят цены на саму нефть, на бензин и вообще на всю мировую продукцию. В условиях мирового кризиса вряд ли кто-то решится на такой шаг».

Для того чтобы решить проблему сомалийского пиратства, необходимо решить проблему Сомали. Нынешние пираты – это бывшие рыбаки, которые вследствие идущей в стране уже несколько десятков лет гражданской войны и сопровождающего ее безвластия лишились своего промысла. После того как в стране пало центральное правительство и страна погрузилась в клановые междоусобицы, в прибрежные воды Сомали потянулись траулеры третьих стран, которые стали там незаконно, без всяких квот и налогов отлавливать рыбу. За траулерами пришли западные компании, которые сливали в прибрежные воды Сомали токсичные отходы. В итоге бывшие рыбацкие деревушки оказались на грани вымирания, и их жители нашли себе новый промысел – пиратство. Новый бизнес пошел так успешно, что за короткий срок из отдельных групп оборванных рыбаков, вооруженных автоматами Калашникова и выходящих в море на утлых лодках, они превратились в мощные организации по нескольку сотен членов в каждой, вооруженных гранатометами и системами спутниковой навигации. Центральное правительство не может их обуздать – почти весь скромный государственный бюджет уходит на обеспечение безопасности президента, премьер-министра и других высокопоставленных чиновников и силовиков. Перспективы централизации страны выглядят весьма туманно. За весь период гражданской войны объединить страну и усмирить пиратов удалось лишь одной силе – местному аналогу «Талибана», Союзу исламских судов Сомали. Однако Западу и соседней Эфиопии не понравилось то, что страна объединяется на основе ислама, и режим судов был свергнут в результате вторжения эфиопской армии.

Пока Запад отказывается признавать свою очевидную ошибку и принимать меры по централизации государства, пираты увеличивают свою активность. В 2009 году сомалийские пираты совершили в целом 217 нападений и захватили 47 судов. Нынешняя попытка захвата танкера «Московский университет» тоже показательна – она произошла далеко от территориальных вод Сомали, в водах, которые раньше считались безопасными. Теперь же очевидно, что пираты расширили свою зону деятельности. Более того, существует опасность не только количественного, но и качественного роста пиратского бизнеса. На сегодняшний день сомалийский пиратский бизнес построен на захвате людей на борту, чтобы обеспечить себе живой щит во время транспортировки судна в сомалийский порт. Выкуп, который получают пираты, идет в основном за судно и за экипаж.

Совершенно иной размах пиратское дело примет в случае, если пираты начнут захватывать контейнеровозы с бытовой техникой и автомобилями, следующие, например, из Китая в Европу. В этом случае главную ценность для них будет представлять относительно малогабаритный груз, стоимость которого составит десятки миллионов долларов. Захватив судно, пираты могут проследовать к побережью Йемена, где местные контрабандисты (у которых с пиратами давно налаженные тесные связи) быстро разгрузят контейнеровоз и отправят товар на продажу в тот же Иран. Сами пираты получат денег на порядок больше, чем их обычный выкуп, – а команду в данном случае просто пустят в расход.

По словам международных аналитиков, ряду государств – и прежде всего США – будет выгоден такой сценарий развития событий. Это даст им отличный повод для того, чтобы под предлогом борьбы с пиратами и защиты мировой торговли разместить базы в Сомали, и, таким образом, поставить под полный военный контроль выход из Суэцкого канала – одной из основных судоходных артерий мира. Кроме того, в результате этой операции под контролем США окажутся вход и выход из Индийского океана – а значит, и каналы поставки товаров в Китай из Африки и Европы. Это станет наиболее эффективным средством сдерживания основного американского стратегического соперника в XXI веке.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара к рублю всех сильно удивит
      На российском валютном рынке растет спрос на рублевую ликвидность в ожидании налогового периода. А прогнозы экспертов в отношении курса рубля становятся все более смелыми
    2. Курс доллара: рубль готовится к важному событию
      Курс доллара: рубль готовится к важному событию
    3. Курс доллара: аналитики рассказали, когда ждать обвала рубля
      «Русский след» в американских выборах не обнаружен, но поводы для санкций и, соответственно, обвала рубля у США все равно найдутся.
    Реклама