Политика
Москва, 26.09.2016


Египетская трагедия

«Expert Online» 03 feb 2011
Кадр телеканала «Эксперт»

Почти неделю идут беспорядки в самой крупной стране арабского мира Египте. Что там происходит? Какое отражение волнение в Египте найдет в окружающих его странах? Каким должно быть поведении российского государства по отношению к происходящему? Об этом и многом другом в программе «Угол зрения» Александр Привалов беседует с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским.

— Здравствуйте, господа. Вот уже шестой, кажется, день идут и нарастают беспорядки в самой крупной стране арабского мира Египте. Комментаторы ничего особенно внятного не говорят, самые глупые из них с малопонятным восторгом приговаривают: «И это только начало». О том, что там происходит, что там, возможно, будет происходить и как это скажется на окружающих странах, мы сегодня говорим со специалистом, президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским. Здравствуйте, Евгений Янович.

— Здравствуйте, здравствуйте.

— Прежде всего, хочу вам сделать упрек. Мы вот на этом самом месте с вами разговаривали где-то вначале лета истекшего года. Меня потом долго переспрашивали, но мы с вами тут услышали, от вас услышали, прогноз большой войны на Ближнем Востоке еще истекшей осенью.

— Было такое.

— Вы вообще не слишком мрачно смотрите на мир?

— Я твердо знаю, что смертность по планете 100% и мы все умрем. Об этом мало кто задумывается.

— Это без сомнения.

— Ну, так в этом плане я безумный оптимист. Подумаешь, война на Ближнем Востоке. Эка новость. Сейчас у нас гораздо хуже, чем война на Ближнем Востоке, которую мы пока не получили, потому что понятно, что делает Иран, понятно, что делает и не делает Америка, понятно, что делает Израиль. А вместо этого мы получили 17-й год, только вместо Европы у нас Ближний Восток, и начинается вот это самое падение костяшек домино. Мало не покажется никому.

— То есть вы даже не в сослагательном наклонении, а вот прямо так в изъявительном говорите о домино, о том, что и Египет уже не вытащить к стабильности, и вокруг него все посыплется. Вам это кажется очевидным?

— Ну, я не знаю, посыплется завтра, есть варианты послезавтра, через три-пять лет, когда в Южном Судане перекроют верховье Нила плотиной, в Египте воды не останется всерьез даже для бытовых нужд, для питья, сток резко уменьшится, или лет через 1–15, но то, что сыпется, понятно, предел, если уж говорить о Египте, предел выживания Египта — 86 млн человек. Так сейчас под 80.

— Вы имеете в виду предел выживания, исходя из предположений, что они должны сами себя обеспечивать продовольствием?

— Нет, об этом я не говорю, ну, что вы. Сами себя они давно не обеспечивают продовольствием. От трети до четверти египетского хлеба — это американское зерно и американская мука, иначе Египет уже давно помер бы с голоду. О таких глупостях, как самообеспечение Египта, что уж даже и говорить. Нет, это экология. Это просто земля, на которой можно более или менее существовать. Вот эти 4% территории вдоль Нила и Дельта — территории, на которых в начале века жило 10 млн человек. 10. Каир сегодня — самый загрязненный мегаполис планеты. Большой Каир — это 23, а по некоторым данным, 28 млн человек. Фустат — 2 млн человек без единой водоразборной колонки. Рядом дворцы элиты, рядом дорогие отели. Это не могло ничем хорошим кончиться, поэтому предел физического выживания, когда у вас нет воды, когда у вас нет чистого воздуха, когда у вас нет земли, кроме пустыни, где жить невозможно, на которой вы можете построить себе любую хатку или хибарку, в «городе мертвых» уже живут в старых склепах. И в этой ситуации абсолютная катастрофа Египта только впереди.

— Вы проявили свой фирменный энтузиазм, я совершенно ни в коем образе не противоречу, специалист вы, а не я, но у меня вопрос, как это будет выглядеть в ближайшие дни, недели? Что это за странные трюки, когда поносимый улицей президент вынимает из небытия пост вице-президента, и назначенный на это место человек тут же говорит, что президент должен уйти. Вот это все что? Как это случилось? Как это срежиссировалось?

— Давайте понимать, что у нас все-таки есть вариации. Есть ситуация, при которой Мубарак готовит мирный уход, что называется мирный не по-саддамовски, без виселиц, потому что лучший для него сегодня вариант — это уйти спокойно, как ушел когда-то король Фарук, когда пришел Гамаль Абдель Насер. Вице-президент — это означает, что он, Мубарак, не вечен. Он был вице-президентом Садата, Садат был…

— Ну, вы же про него говорите: «Смертность 100-процентная».

— … вице-президентом Насера. Не вечен как президент, потому что в Египте популярна среди элиты была поговорка: «Любой гражданин Египта может быть избран президентом Египта, ели его зовут Хосни Мубарак, и он имеет опыт работы президентом Египта».

— Хорошая шутка, мне нравится.

— Хорошая шутка, когда вам ее говорят люди на уровне послов египетских в разных, достаточно серьезных, странах, ведущие журналисты. Вы понимаете, как популярен нынешний гарант. Гарант пытался провести сына, нормальная для арабского мира демократическая монархия. Не только для арабского мира, собственно говоря, но Асаду в Сирии это удалось, Саддаму это не удалось, в Ливии удастся, не удастся Каддафи, мы не знаем, в Азербайджане провели это нормально, стабильно. Да в Индии десятки лет клан Ганди-Неру передавал кому угодно, лишь бы из клана. Здесь не то, отдохнула природа, очень сильно отдохнула. Плейбой, славящийся захватами чужих бизнесов, таким рейдерством на базе батюшки, и абсолютно непопулярный, его сделали руководителем партии, как Жириновский сына сделал лидером собственной партии. Это привело к тому, что партийные здания сейчас догорают в Египте, это совсем неправильно.

— Ну, я не думаю, что это только из-за назначения сына, но вам видней.

— Убирать надо было вовремя самого себя с поста главного и передавать кому-нибудь другому. Но есть страны, где это проходит, а есть страны, где это не проходит. Слишком долго. Может быть, 10 лет назад, но тогда сын не был готов. Но надо было не держаться за власть. Второй вариант — Мубарак не уходит, его свергают, революция, большая кровь, 17-й год. Дальше сыпется все, как костяшки домино, оно и так посыплется, вспыхнет гражданская война в Алжире, Йемен, безусловно, расколется, там вода уже кончается. Сана — это первая столица мира, не просто арабского, а вообще мира, которая остается без воды, много чего может быть на Аравийском полуострове, где средний возраст наследного принца в Саудовской Аравии в районе 80 лет, это не Харун аль-Рашид и не Алладин. Много что может случиться в султанате Амана, где султан Кабус правит-то с 70-го года, и он замечательный султан, вот только детей у него нет, ориентация у него не та, от которой дети рождаются.

— В арабском-то мире?

— Ай, почитайте «Тысячу и одну ночь»…

— Это было давно.

— Все, что было давно, сегодня живет и существует. Какие проблемы? Ему же пришлось когда-то отца свергать, который тоже был этим недоволен. Тунис мы уже видели. Самая стабильная, самая прочная, самая демократичная, самая европеизированная страна Северной Африки. Уровень жизни, ну, не меньше, чем в России. Оказывается, когда образованное население понимает, что ему не светит, я не могу сказать ничего другого, все посты заняты, ну, заняты, у всех есть свои дети, они идут на соответствующие посты. Начинается инцидент, и Тунис рухнул, вполне может быть, он бы не рухнул, если бы вот этот тунисский ОМОН не конфисковал у бедного юноши с высшим образованием тот лоточек с зеленью, которым он себе торговал без лицензии, наверно, без кассового аппарата, так, себе на жизнь.

— Наверняка.

— Но рухнул, и мы не знаем, что будет в Марокко, потому что Аль-Каида Магриба с интересом на это все смотрит, потому что исламисты на это все смотрят. Катар думает отсидеться, но большой вопрос. «Аль-Джазира» ведь подожгла много фитилей, в том числе и в Египте. И неслучайно корпункт «Аль-Джазиры» был взят штурмом, ее вещание прекращено, египетский спутник отключил канал. Разводим руками. Вариант третий, большая кровь, генерал Сулейман, или малая кровь, если сначала рассеют и останутся только остатки толпы, берет власть, держит ее какое-то время.

— Это вот нынешний вице-президент?

— Глава спецслужб, но ему 74 года, он тоже далеко не юноша, он хороший генерал, он сильная личность, и армия за ним пойдет. Если он возьмет власть, государство в Египте на тот период, пока он будет эту власть держать, сохранится, с вопросами по поводу Суэца, и как он будет работать, это все сейчас генерал Сулейман. Если нет, ну, тогда исламист. Они могут использовать аль-Барадеи в качестве некоей ширмы.

— Исламисты могут использовать аль-Барадеи? Просто аль-Барадеи будет ширмой, устраивающей Запад, а за его спиной будет шевелиться то единственное, что может шевелиться.

— «Братья-мусульмане» — единственная сила, которая есть сегодня в Египте, сила политическая.

— Она там действительно есть?

— Ну, она там по-настоящему есть, давайте не забудем, что «Братья-мусульмане» в Египте возникли в 20-х годах, что там их центр, там их интеллектуальный центр.

— Там их в общем душили-душили, я бы сказал.

— Душили, душили. «Мы их душил-душили», — как говаривал известный герой Булгакова. Недодушили. Незадушенные мусульмане, хоть они и братья, на предпоследних выборах 20% взяли на раз-два-три. Глупейшая идея Кондолизы Райс, что надо давать демократию. Им дали чуть демократии, это были там четверть свободные выборы.

— Демократии ровно на 20%.

— 20% в парламенте — это было страшным сюрпризом. Все светские партии провалились. Вся светская оппозиция рухнула. И поэтому на этих парламентских выборах Мубарак такой глупости уже не допустил, никаких «братьев-мусульман» там нет, так им в общем-то уже и не нужно. И в ситуации, когда аль-Барадеи может быть сам по себе… Может ли стать Лимонов президентом России, мог ли стать Гэс Холл президентом Соединенных Штатов? Если смотреть наше телевидение, ну, конечно, и Анжела Дэвис — вице-президент, но если в реальности, ну давайте не смеяться. У аль-Барадеи нет никого и ничего, он амбициозен, он не смог стать генсеком ООН.

— Но секундочку, он же прискакал, как только начались беспорядки в Каире, и он сказал, что он готов принять власть. Значит, кто-то ему сделал это предложение? Кто?

— У нас так много людей, которые готовы в России принять власть. То Жириновский готов принять власть, то Явлинский готов принять власть, только всю сразу. Что-то я никого из них не вижу около власти… Ну, готов принять аль-Барадеи власть. Понятно, что…

— То есть ему никто ничего не предлагал, это он сам сказал.

— Ну, наверно, предложили это где-то в Брюсселе, а, может быть, даже в Вашингтоне.

— Я и хотел вас спросить, а какова вот в текущих в Египте событиях роль внешних факторов? Разных.

— Ну, во-первых, у нас есть с вами вашингтонский обком, который действует и который, безусловно, в рамках генетической, удивительной для меня, привычки американских президентов продавать и сдавать единственных потенциальных союзников, которые у них вообще есть, и ставить на некую теоретическую демократию, которую к власти приводят самые радикальные, самые антиамериканские силы.

— Простите, а вот палестинский опыт не научил?

— Слушайте, никому ничего не помогает. Джимми Картер со свойственной ему патриархальной простотой душевной своими руками открыл двери для иранской исламской революции, потребовав от шаха не насаждать диктатуру и не стрелять в народ. Правда, потом он сделал еще одну гениальную вещь, он поддержал Пол Пота, законно избранного руководителя Камбоджи, против вьетнамских оккупантов, а потом уже получил за это Нобелевскую премию мира, как мы понимаем. И после этого Рональд Рейган, давайте продолжим линию, уж если на то пошло, очень интересно, своими руками создал Аль-Каиду, задушив единственного президента Афганистана, котонный был бы, ну, вполне хорош. Тоже мне генерал КГБ Наджибулла. Так, в конце концов, и Алиев с Шеварднадзе не полковники, и тоже КГБ. Затем замечательным образом Билл Клинтон, который в конечном счете привел все к Интифаде Алякса и к 11 сентября своими руками пустил талибов во власть в Афганистане и Арафата завел в Палестину. И мы знаем, чем это кончилось. Затем, мы помним и это, президент Буш, с которым я имел честь на это тему совершенно бессмысленно, надо сказать, беседовать перед вторжением в Ирак, убрал Саддама, который был безумно плох, и диктатор, на месте одного бешеного тигра возникло 10 тыс. бешеных крыс. Аль-Каида получила великолепный полигон в Ираке.

— Ну ладно, Бог с ними, со старыми делами, просто то, что они сейчас демонстрируют, и президент, и глава госдепа, это феерия, то есть такой явной нерешительности, растерянности, от обкома обычно не ждут.

— Подождите, какая феерия? Последнее, что перед ними — Первез Мушарраф и Пакистан. Единственный человек, который держал исламистов под контролем в Пакистане, стране с 70–80-ю ядерными зарядами. В рамках демократии, только что. Про Афганистан я уже не говорю. Ну, нормальная последовательность, все хорошо. Сегодня Барак Хусейнович Обама и госпожа Клинтон собственными руками душат Израиль, пытаясь зомбировать, потому что этого покойника оживить-то нельзя, а зомбировать можно, палестинскую государственность. Мало им Хамаса в Газе, сейчас Хамас, а, может, и что-то похуже будет и на западном берегу, где власть абсолютно теряет. Сегодня они же сдали вполне устойчивого партнера в Тунисе, который боролся, надо сказать, с исламистами замечательно, и в Тунис возвращаются эмигранты из Европы восстанавливать там запрещенные исламистские ячейки. Сегодня они фактически собственными руками похоронили возможность Мубарака как-то устоять.

— А у них была возможность вести себя иначе? Они могли существенный вклад внести в иное развитие событий в Египте? Какими рычагами?

— У них — нет, потому что это не лечится. Я довольно часто говорю это по американскому радио, поэтому чего уж там нашему-то. Барак Обама — это мертвая рука Михаила Суслова, это антиимпериалистический проект Советского Союза на встречах, финансировавшихся идеологическим отделом ЦК КПСС, где встретились его папа и мама. Это действительно так. Я, к сожалению…

— Вы не шутите?

— Я абсолютно не шучу. В 60-е годы белые девушки от африканцев из Кении, даже из племени Южные Луо, детей не рожали. Это вот наша антиимпериалистическая тусовка, и нет уже Советского Союза и Суслова, а Обама — президент США. Я знаю его окружение: троцкисты, анархисты, анархо-синдикалисты из очень богатых семей, кончившие Гарвард. У этих людей…

— Вот это точно не лечится, это правда.

— …у этих людей… Да это так. Некоторые из этих людей прошли через Палестину, через Израиль в Америку, но они богатые люди, а теория осталась, и они реализуют вот эту теорию. Ну так и Октябрьскую революцию богатые люди финансировали. Они искренне думали, что будет, как они устроят. И сегодня вот эта теоретическая демократия, идея о том, что надо это поддержать, да пусть эта лодка раскачается, а лодка берет и опрокидывается. И там же не только Обама, не только Соединенные Штаты, европейцы, антиглобалисты, замечательные, добрые, с хорошими намерениями правозащитники, которыми дорога в ад вымощена, потому что это как с Китаем на площади Тяньанмень. Жутко большая кровь, горы трупов — отлично. Убрали эту вариацию — рухнуло китайское государство. Отлично. Как рухнуло в Иране, как рухнула Российская империя, коррумпированная, плохая, только вот, ну да, не повесили Сталина и Троцкого вместе с Лениным. Помните замечательную фразу: «Не двух, конечно, а трех надо было повесить». Плохое было государство, только что получилось, гораздо хуже. Но есть еще Катар, есть эмир, который, ну, плохо относится к Мубараку. У них были споры по миротворчеству в Судане, и у Катара безумные на самом деле амбиции канал «Аль-Джазира» самый демократический в арабском мире, уникальный, взятый штурмом в Каире, запрещенный к вещанию, отключенный сейчас от спутника, вот за все хорошее. Но была Саудовская Аравия, которая финансирует напрямую всех этих братьев мусульман, потому что это нормальные, правильные, добрые мусульмане, верующие люди, а не какие-то там светские офицеры, тем более что все в Саудовской Аравии помнят, как там Гамаль Абдель Насер пытался танки ввести на Аравийский полуостров, влезая в Йеменский конфликт и в конфликт в Дарфуре, и чем это чуть не кончилось для Саудовской Аравии. Есть, наконец, Аль-Каида Магриба и Аль-Каида просто. Ну, у нас же пытались муфтият в Российской Федерации ввести. Готовить в университете Алясахар. Были такие добрые люди в руководстве Российской Федерации, которые искренне полагали, что это есть правильно, потому что это же не ваххабиты. Так у Аль-Каиды половина штаба и вся интеллектуальная верхушка это египтяне из университета Алясхар. Поэтому весь этот зеленый интернационал тоже качал лодку.

— В сущности вы нам сейчас рассказали, что то, что господин Мубарак вот почти 30 лет оставался в седле, это само по себе практически чудо.

— Он очень жесткий человек. Там вообще только жесткие люди управляют, и после того как был убит Анвар Садат, он зажал все, что можно. Он действительно огнем и мечом выжег все, что было у радикальных исламистов, которым Садат много чего после Насера дал, и они его, получив свободу, и убили. С Мубараком такие вещи не проходили, поэтому против него вели террористическую войну, поэтому шли атаки на туристов, на японских, на немецких, бомбисты, автоматчики уничтожали все возможности режима выглядеть как-то нормально в глазах Запада, но это было действительно почти чудо. И неслучайно, посмотрите, что происходит с израильтянами, с которыми Мубарак, надо сказать, провел все войны на фронтах воюя. Израильтяне сегодня просят американцев оставить его в покое, перестать советовать.

— Израиль, насколько я вижу, единственная страна, которая высказалась внятно. Потому что все остальные высказываются как-то очень сильно надвое.

— Ну, Израиль и по Югославии в свое время высказался более чем внятно, а когда Шарон буквально взвыл, когда Югославию расчленяли, и когда начался процесс, связанный с Косово, сказал: «Ребята, вы исламизируете Европу. Это потом обрушит вас. Вас во Франции, вас в Германии». И он оказался прав. Про Бельгию я уже не говорю. Израильтяне сидят на фронте, что называется, в окопах. Они понимают разницу между практикой и благодушным теоретизированием из вашингтонских салонов. Смотрите, ведь на самом деле никого ничему ничто не научило. После 11 сентября Обама радостно сказал: «Ну хорошо, замечательно, давайте построим мечеть на Граунд Зеро, это демократия». Мечеть была бы памятником победы Усамы Бен Ладена. После речи в Каире, где, кстати, в первых рядах сидели «братья-мусульмане», что мало кто тогда отметил, он искренне полагал, что он протянул руку арабскому миру и сейчас эту руку пожмут и он станет лидером еще и исламского мира. Дословно воспроизвожу комментарий египетских газет: «Белая собака, черная собака — все равно собака». Политически очень некорректно, но вот так высказались о каирской речи американского президента.

— Невежливо, невежливо. Если позволите, давайте свернем оттудова сюда. Значит, вот, я не знаю, попадалась ли вам на глаза, я видел сегодня письмо обеспокоенных египтологов российских, что вот там беда такая, что громят мировые ценности, что правда, письмо, естественно к российским властям, и там замечательное есть место, то они, перечислив все безобразия, которые творят возбужденные господа из народа, просят российское руководство воспрепятствовать этому вандализму дипломатическими и иными путями.

— Я был бы…

— Что думают египтологи про другие пути, я не знаю, я вас спрошу, мы дипломатическими или иными путями как должны себя вести?

— У нас замечательный посол в Каире, один из самых сильных вообще из наших послов в арабском мире Михаил Богданов, батюшка которого был известен в других сферах, и когда куда-то в какое-нибудь государство приезжал генерал Леонид Богданов, то власть там, как правило, менялась, в Афганистане. Но с тех пор прошло лет 30. Боюсь, что нет у нас других путей, хотя я лично страшно приветствовал бы быструю переброску всего каирского музея куда-нибудь в Эрмитаж, чтобы недограбили…

— Там много желающих, там Британский музей, наверняка…

— Да хоть куда угодно, хотя теперь ясно, что никому ничего ни по каким репарациям, ни в горящую благодаря анархистам Грецию, ни в громящийся сейчас погромщиками сейчас Египет, вот никому ничего отдавать нельзя. Пусть лежит в Лувре, Британском музее, Эрмитаже, Метрополитен…

— Вы отходите от вопроса, который я задал.

— А нут у нас никаких…

— Какую позицию должна занять Российская Федерация в начавшихся и предстоящих событиях?

— …кота Леопольда из известного мультфильма.

— А, то есть повторять с механической улыбкой: «Давайте избегать насилия».

— Мы можем сделать ведь что. Опция номер раз. Выбрасывается спецназ, эвакуируется, все счастливы. Верите?

— Не верю.

— Мы в этом кино уже были десятки лет.

— Не верю.

— Мы играли в эти игры, слава Богу, перестали, ничем хорошим не кончалось. Последний раз, когда нас за это не укорили все, кто мог, это была совместная операция в Сомали, когда свергали Сиада Барре. Зеленых беретов, спецназа ГРУ и боевых пловцов-французов, когда мы все вместе, о чем мало кто знает и мало кто говорит, вынимали просто всех белых, а также китайцев и японцев, вне зависимости от их происхождения и гражданства. Правда там западники получили ордена, а наши — допросы на тему того, не продали ли они родину на улицах Могадиша американцам.

— Евгений Янович, вы рассказываете очень интересную вещь, у нас время кончается. В этом конфликте Россия что должна делать? Я не про музей, я в целом.

— Не влезать, изолировать себя, железный занавес, отсекать всех, кто придет из Альасхара из официального и неофициального муфтията, я совершенно серьезен сейчас. Потому что иначе полыхнет в Татарстане, в Башкоркостане, где угодно, если эти люди приедут сюда, а они приедут, это будет большая масса радикалов. Ничего другого сделать мы не можем, и давать идиотические советы, как это делают американцы, наверно, не стоит.

— Ну, в общем они показывают, как это выглядит со стороны. Я думаю, что нет особенного желания им подражать.

— Хотелось бы надеяться.

— Ну, будем надеяться, что в этот раз мы станем вести себя умней, чем вашингтонский обком, само по себе замечательно. Спасибо.

Передачу «Угол зрения» с Евгением Сатановским смотрите на сайте Эксперт-ТВ.


Журнал «Эксперт» + подарок

Журнал Эксперт + Сертификаты на обучение в школе иностранных языков



    Реклама

    AdRiver
    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Сергей Фадеичев/фотохост-агентство ТАСС

    Глава Минэнерго Александр Новак заявил, что снижать добычу "искусственным способом" мы не будем. Естественным способом она тоже не снижается, несмотря на разные прогнозы, так что период дешевой нефти, очевидно, продолжается


    Сергей Фадеичев/ТАСС

    Розничная торговля

    Питерский «Петрович» намерен войти в тройку лидеров в сегменте стройматериалов

    Гендиректор СТД «Петрович» Евгений Мовчан заявил об инвестировании 8 млрд рублей в развитие торговой сети компании в Московском регионе. До 2020 года планируется открыть до 10 новых торговых точек

    Фото: Андрей Порубов

    Песня двигателя

    Для отечественного энергомаша открылся внутренний рынок, а девальвация рубля создала большие возможности для экспорта. Чтобы использовать шанс, предприятия занялись модернизацией и созданием новых производств

    Zuma\TASS

    Украина и ЕС

    ЕС предупредил Киев о возможном лишении прав на транзит газа

    Война за "Укртрансгаз", которая развернулась на Украине между властными группировками, может негативно повлиять на перспективы получения страной финансовой помощи от ЕС и ставит под угрозу ее статус транзитера газа

    ТАСС

    Многовекторность за русский счет

    Россия и Белоруссия снова спорят из-за цен на газ. Это уже не первый газовый конфликт с Белоруссией. Первый отгремел в 1995–1996 годах, когда белорусы вообще не платили за газ, накопив долг в 1 млрд долларов.

    ТАСС

    Три года без надежды

    К удовольствию Минфина, в проект трехлетнего бюджета заложена цена на нефть 40 долларов за баррель. По бюджетному правилу при такой цене Россия должна иметь нулевой первичный дефицит. Нефтегазовые доходы, полученные за счет повышения цены выше 40 долларов, зарезервируют. Расходы Минфин планирует закрепить на уровне 15,7 трлн рублей на все три года, оптимизировав бюджетные траты, а дефицит бюджета довести до 1–1,2% ВВП к 2019 году.