ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Ближневосточная дивергенция

«Expert Online» 2011
Иллюстрация: Эксперт Online

Турция согласилась разместить у себя радар американской ПРО. Он не опасен для России, полагают эксперты, но крайне нежелателен для Ирана, недавнего союзника Турции. До недавнего времени Анкара отказывалась от участия в проекте, теперь, на фоне катаклизмов на Ближнем Востоке, ей понадобился шаг в сторону Брюсселя и прочь от Тегерана.

Новости ЕвроПРО

Турция разместит на своей территории радар ЕвроПРО, сообщил сегодня прессе Сельчук Унал, официальный представитель МИД Турции. По его словам, это будет радар раннего предупреждения об угрозе ракетного нападения. Унал указал, что этот вклад Анкары «в оборонительную систему, развиваемую в рамках новой стратегии НАТО, укрепит оборонительный потенциал НАТО и национальной системы обороны» Турции. Вклад американцев в ЕвроПРО – оснащение баз радарами и противоракетами. Вклад остальных участников альянса – территории для баз, инфраструктура и персонал. Турецкий мидовец сказал также, что переговоры по поводу радара ведутся по распоряжению правительства и уже вступили в завершающую стадию. Скорее всего, радар будет размещен в юго-восточной Анатолии, на американской военной авиабазе Incirlik неподалеку от Аданы. Это вполне логично – инфраструктура авиабазы позволяет с оптимальными вложениями разместить там элемент ПРО.

Напомним, решение о создании ЕвроПРО, объединенной с американской, было принято в ноябре 2010 года на саммите НАТО в Лиссабоне. С тех пор работы идут. В июле 2010 года Марк Тонер, заместитель спикера госдепартамента США, сообщал, что его страна ведет переговоры с руководством ряда натовских стран по поводу предоставления места для размещения баз.

Турция изначально фигурировала в списке кандидатов на установку элементов ПРО. Но еще в феврале прошлого года Анкара отказалась от участия в проекте, направленном против Ирана, который она рассматривала как стратегического союзника и несколько лет подряд терпеливо выстраивала с ним отношения. (Известно, что Евро-ПРО, как и ПРО США, как объявлялось неоднократно, имеют целью защиту от «стран-изгоев», к которым относятся, в частности, Иран и КНДР).

Пиком сближения Анкары и Тегерана можно считать посредничество Турции в вопросе дообогащения иранского урана для ядерного реактора летом 2010 года. Анкара выразила готовность предоставить место для обмена урана на своей территории, подключила к переговорам Бразилию и вместе с этой страной накануне введения санкций СБ ООН в отношении ИРИ выступила с альтернативным планом решения проблемы ядерного потенциала Тегерана. Это не спасло ИРИ от санкций. Однако поставило и Турцию, и Бразилию в ряд партнеров ИРИ, который не так уж длинен. И в феврале 2010 года Анкара отказалась заключить с США двустороннее соглашение о размещении противоракетного радара, предназначенного для слежения за Ираном. Натовской Турции не очень легко было сделать такой шаг. В качестве условия, как сообщала The Financial Times, Анкара выдвинула требование о финансовой поддержке размещения радара со стороны других стран альянса. Кроме того, как сообщалось в турецкой прессе, эта страна не хотела, разместив элементы ПРО, стать объектом нанесения удара.

У Ирана и Турции есть еще одна очень важная точка соприкосновения интересов – Ирак. Накануне вывода оттуда коалиционных сил ситуация обостряется. Ирак может стать большой проблемой, особенно на курдском направлении. Кусочки бывшего Курдистана есть на территории Ирака, Турции, Сирии и Ирана. Народ этой разделенной страны хочет получить свое государство. Курды борются на независимость в широких рамках террористической деятельности. И за автономию – в узких рамках законов. Но очевидно, что их борьба ведется не на собственные деньги, а на инвестиции, полученные от тех, кто хотел бы ослабить власти в странах, где курды проживают. И получить доступ к энергоресурсам этого нефте- и газоносного региона. США уже удалось осчастливить иракских курдов автономией в рамках Ирака. И вывод войск коалиции, не исключено, окончится суверенитетом Курдистана. Следом пойдет волна суверенизации других кусочков этой некогда существовавшей страны, а следовательно, крушение территориальной целостности Турции, Сирии и Ирана. Такой сценарий допускают аналитики по Ближнему Востоку, тем более что факты активизации курдов очевидны. В силу своих возможностей титульные страны принимают превентивные меры: Турция бомбит курдов в Северном Ираке. А силовики иранского Корпуса стражей революции (КСИР) уничтожают вооруженные отряды ПЕЖАК, борющиеся за независимость курдов на территории Иранского Курдистана.

Несмотря на множество общих проблем, Анкара решила сделать шаг в направлении «от Тегерана», согласившись предоставить место для радара ПРО. Почему? Политические кризисы, охватившие страны Ближнего Востока и Северной Африки, стали в последние месяцы причиной расстановки новых акцентов во внешней политике соседствующих государств.

Особенно ярко заметны противоречия между интересами и позициями Ирана и Турции в сирийском кризисе. Вначале Анкара была осторожна в оценках ситуации у соседей и даже приняла тысячи беженцев, устроив для них лагеря и снабдив всем необходимым. Затем, по мере развития революционной ситуации, власти Турции слегка сменили акценты: Анкара не присоединила свой голос к голосу США и европейцев, требовавших отставки президента Сирии Башара Асада, но, выждав паузу, направила главу МИД Ахмета Давутоглу в Дамаск со строгим посланием главе государства. Документ очень напоминал ультиматум. От Асада требовалось прекратить кровопролитие и начать диалог и реформы. Тот пообещал. Но прошло время – и официально объявивший о завершении силовых мероприятий в отношении несогласных Асад снова проводит спецоперации. Оппозиция в Сирии, где правящая элита – это алавиты (шииты), а все остальные – сунниты с небольшим числом христиан, выступает под лозунгами радикального ислама суннитского толка. Это не вызывает аллергии у суннитской в основном Турции, но не встречает понимания в шиитском Иране, который издавна поддерживает сирийское руководство. Таким образом, на просторах Сирии схлестнулись интересы двух мощных региональных игроков – Турции и Ирана. Конечно, не следует сводить противоречия лишь к внутриконфессиональной теме. Обе страны пытаются извлечь свой интерес, сохранив немалые инвестиции в экономику Сирии и свое политическое влияние в регионе, за которое негласно борются уже много лет. Только адресат этого влияния теперь разный. В случае победы оппозиции, по мнению ряда наблюдателей, позиции Турции усилятся. И это не слишком устраивает Иран. Но теперь допустить усиления Ирана Турция не может.

Ситуация усугубляется еще и тем, что Турция – натовская страна, союзник США и Европы. И хотя политика Анкары выглядит достаточно самостоятельной, у соседа-Ирана возникает легкое беспокойство тем, что рано или поздно Турция начнет проводить западную политику в регионе. Достаточно того, что сирийская оппозиция спокойно проводила конференцию в Стамбуле и что Анкара давит на Асада. А теперь размещает радар США прямо рядом с Ираном. Как это расценит Тегеран – ясно.

Российский интерес

Согласно планам США, окончательно места должны быть выбраны до начала 2012 года.

Летом 2011 года появилась информация о том, что Румыния согласилась предоставить участок для проекта ЕвроПРО. К 2015 году в Румынии появятся РЛС комплекса «Иджис», центр оперативного управления ПРО и мобильные батареи с ракетами- перехватчиками «Стэндард-3» плюс 200 американских военных.

Россия тогда резко возмутилась тем, что она оказалась не в курсе. В тот момент НАТО изучало предложение России, изложенное в ноябре 2010 в Лиссабоне, о создании совместной ЕвроПРО с «секторальной» ответственностью. Москва в тот момент не получала ни «да», ни «нет» на свои идеи. Позже в альянсе разъяснили, что не могут пойти на такой шаг: предоставить право нести ответственность за безопасность члена НАТО стране, не входящей в блок. Мы были готовы защищать не только свое небо, но и как минимум небеса Эстонии, Латвии и Литвы. Таллин, Рига и Вильнюс таких перспектив не приветствовали.

Отказ от совместной секторальной ПРО насторожил Россию, считающую проект направленным против своей национальной безопасности. Она потребовала официальных юридических гарантий, но НАТО как блок пояснил, что таких гарантий дать не может. Но может выдать устные гарантии и тесно совместно работать, что, по мнению Брюсселя, должно рассеять сомнения в неискренности альянса.

1 сентября 2011 года глава МИД РФ Сергей Лавров разъяснял студентам МГИМО внешнюю политику России. Он затронул и тему ПРО в Европе: «Политических заверений, как показала жизнь, оказывается недостаточно. Были, например, заверения, что НАТО не будет расширяться на Восток, их судьба неизвестна. Сейчас эта инфраструктура пополняется компонентами европейского сегмента глобальной системы ПРО США». По словам главы МИД, России нужны гарантии ненаправленности ЕвроПРО против нее. «ЕвроПРО создается в тех параметрах, которые определил Вашингтон, которые к концу десятилетия могут создать угрозу для российских стратегических ядерных сил. При этом гарантий ненаправленности американо-натовской системы ПРО против России нам давать не хотят», – сообщил он. По словам министра, «ничем не ограниченное наращивание одной стороной возможностей ПРО потребует от другой стороны компенсационных действий, чтобы обезопасить свой потенциал стратегического сдерживания».

Таким образом, можно не сомневаться, что и сегодняшняя новость о размещении радара в Турции не оставит нашу страну равнодушной. Впрочем, постпред России в НАТО Дмитрий Рогозин был на редкость сдержан: «По мнению российских военных, с которыми я знаком, размещение радара раннего предупреждения о ракетном нападении на территории Турции, в частности, в ее юго-восточной части напрямую не затрагивает российские стратегические интересы, однако мы имеем дело с реализацией проекта, пока еще только на начальной стадии». А вот конечная стадия для России опасна. «В случае размещения этого потенциала рядом с нашими северо-западными границами, а к 2020 году оснащения базы в Польше ракетами-перехватчиками дальностью, способной достигать азиатские границы России, это представляет для нас реальную опасность, – указал он. – И смысл переговоров, которые мы ведем с США, состоит в том, чтобы привести планы США по ПРО "в чувство" и не дать возможности создаваемому американцами оружию острием своим быть направленным против российского стратегического потенциала».

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама