Политика

Москва, 24.08.2016


Чего хочет «улица»?

«Expert Online» 28 dec 2011
Фото: ИТАР-ТАСС

Медиахолдинг «Эксперт» совместно с ВЦИОМом провел опрос участников многотысячного митинга протеста, прошедшего 24 декабря в Москве на проспекте Сахарова, с целью выяснения социополитического портрета и мотивов собравшихся. Своими выводами и прогнозами, основанными на результатах опроса, поделились ряд известных социологов и политологов.

Страшно далеки они от народа

Те, кто вышел на Сахарова и на Болотную, – это не обычное население страны и даже не обычное население столицы, подчеркивают эксперты. «Этот опрос показал, что их объединяет, по сути, одно – высокий уровень образования: почти 70% опрошенных имеют высшее или неоконченное высшее образование. Студенты составляют лишь порядка 10%. То есть это образованные, городские, столичные слои – вот лицо митинга, – поясняет гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров. – Социально-демографический профиль митингующих резко отличается от среднероссийского».

Возможно, фраза «страшно далеки они от народа» будет некоторым преувеличением, но отчасти это действительно так. Они сильно отличаются от российской глубинки и даже от основного социально-демографического профиля населения Москвы. Все-таки это далеко не вся Россия. Это именно активное меньшинство.

«Нельзя, конечно, назвать этих людей инопланетянами, но картина пришедших на митинг не типовая не только для России, но и для Москвы, – соглашается генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. – Большинство участников опроса определяли свое материальное положение как хорошее и среднее – это явно не совпадает с мироощущением основной части населения страны. Столь же непоказательны и их политические пристрастия – 27% из них голосовали за партию „Яблоко”, а 17% намерены поддержать Явлинского – даже в Москве эту партию поддерживает всего лишь десятая часть населения».

Каков ваш основной род занятий, профессия, вид работы, должность?

«Больше половины участников опроса – люди с высшим образованием, которые работают в коммерческих структурах – это те, кто сидит в офисах, так называемый „офисный планктон”, причем столичный, – отмечает гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. – Именно поэтому неудивителен и второй факт – что 66% заявили о том, что информацию они получают из интернета. То есть это такая интернет-тусовка. Подавляющее большинство из них считает, что живут они вполне сносно – это не нищие бабушки и не обездоленные пенсионеры. Это те, кто не имеет каких-то серьезных проблем в жизни, но решил, что его мучают „сны о чем-то большем” – метания, терзания, видения о том, что жизнь может быть гораздо лучше. Судя по результатам опроса, на проспекте Сахарова были представлены все страты общества: и коммунисты, и националисты, и т.д. Однако интересно, что при этом собравшиеся не высказывали никаких – ни коммунистических, ни националистических, никаких партийных лозунгов. Всего 1% сказал о миграционной политике, о социальной политике вообще никто ничего не сказал. Это довольно странно. Все-таки это достаточно ограниченный социальный срез. Говорить о том, что „народ России вышел на площадь”, – это, мягко говоря, преувеличение. Конечно, не стоит пренебрегать наличием недовольства и тем, что у власти существуют проблемы – неэффективность и т.д., но не стоит и бросаться в другую крайность и выдавать тех, кто вышел на площадь, за весь народ России».

Лидеры и оппозиция

«Ключевой особенностью недавних протестных акций является самоорганизация. Для их участников отчасти вторично, кто выступает на митинге и с какими лозунгами – для них важно проявить себя, почувствовать атмосферу, договориться с друзьями – по интернету или как-то еще – о следующей акции», – отмечает президент Фонда петербургской политики Михаил Виноградов.

«Очевидно, что из всех оппозиционных политиков единственный, кто пользуется серьезной поддержкой у митингующих, – это Навальный, – считает Валерий Федоров. – Остальные – это не политики, а, если можно так выразиться, „лидеры мнений” – Парфенов, Акунин, Шевчук. Это такие камертоны нашего образованного слоя, которым он доверяет и к которым старается прислушиваться. Такие лидеры – это новое явление, которого у нас не было лет двадцать – после того как умер Сахаров и ушел Солженицын. У нас отсутствовали моральные авторитеты – не политики, а деятели культуры, те, кто может что-то сказать и их слово будет услышано. Сегодня такие люди появились – по крайней мере, для этого слоя».

Не за честные выборы, а против Путина

«Этот митинг – не за честные выборы. Он против Путина. Честные выборы – это только повод. Организаторы и вожди делают все для того, чтобы поднять недовольство и канализировать его против Путина. Таким образом, они делают ставку уже на президентскую кампанию», – отмечает глава ВЦИОМа.

Почему Вы участвуете в сегодняшнем митинге?

«Неприятие возвращения Владимира Путина на президентский пост является одной из движущих сил для участников протестных акций. Этот показатель будет становится все более значимым, чем несогласие с итогами выборов, которое формально стоит на первом месте», – соглашается Михаил Виноградов.

Диалог с властью

«Эти люди уже не слышат правящую партию. Тех, кто голосовал за „Единую Россию”, среди митингующих всего 3%, а тех, кто намерен голосовать за Путина, – 1%. Вести с ними диалог ни партия, ни Путин, по сути, не могут, потому что диалог можно вести только с теми, кто тебя слышит, а они слушают уже совершенно других людей. Не случайно среди партийных симпатий они отдают предпочтение, например, „Яблоку” – казалось бы, такой забытой партии, и Явлинскому – политику позапрошлой эпохи», – говорит Валерий Федоров. По его мнению, единственно возможной формой диалога с участниками митингов станут нынешние инициативы власти по принятию закона о либерализации партий и о том, что сейчас могут создаваться всякие новые партии – это и есть средство диалога. Закон должен быть принят, новые партии должны образоваться, и они и будут претендовать, прежде всего, на голоса и симпатии этих людей. «Что касается „Единой России”, то я сомневаюсь, что в ближайшее время кто-то из них будет готов прислушиваться к идеям, предложениям со стороны этой партии», – уверен Федоров.

«Диалог, безусловно, возможен, – считает Михаил Виноградов. – Но традиционные принципы манипуляции собеседником в переговорном процессе не будут работать. Участники митинга не очень слушают даже организаторов. Кроме того, ключевое, объединяющее начало для участников протестных акций – это нежелание видеть Владимира Путина на посту президента. Здесь возможны какие-то маневры – например, дискуссии о сокращении объемов президентских полномочий. Но к этому российская власть пока тоже не готова. Поэтому пока что российская власть в динамике отстает от протестного тренда и не может определиться, на что делать ставку: на его уничтожение, на смену повестки дня, на ожидание, что все рассосется после праздников, и т.д. Многие из официально озвучиваемых предложений – например, отставка Владимира Чурова – это лозунг, скорее, вчерашнего дня, потому что они уже не так интересны сегодня, как решение вопроса о политической судьбе Владимира Путина».

В марте 2012 года состоятся выборы Президента РФ. Примите ли Вы в них участие, и если да, то за кого из кандидатов Вы, скорее всего, проголосуете?

«Диалог, безусловно, нужен. Однако при этом надо не реагировать на митинг как таковой, а давать ответ на общественный запрос, который с ним связан, – подчеркивает Дмитрий Орлов. – Надо четко осознавать, что нельзя действовать под диктовку этих людей, потому что, во-первых, они разрозненны и, во-вторых, никого не представляют. Даже если считать, что на этот митинг вышло 60 тыс. человек – это всего лишь одна тысячная от 60 млн, что пришли на избирательные участки. Поэтому диктату подчиняться не нужно. Но из этого не следует, что не нужно вести диалог. Нужно слушать их и обязательно слышать. При разработке различных мер, связанных с проведением политики в отношении средних слоев нужно обязательно учитывать их требования. Но только сегментарно – в отношении средних слоев. Формат этого диалога должен быть не обязывающим и не равным. Ни в коем случае власть не должна создавать форматов типа круглого стола, как, например, в Испании или в Польше. Потенциальные участники этого круглого стола – организаторы митинга – не являются фигурами в достаточной степени релевантными».

«Диалог должен быть в рамках уже сделанных послаблений, в рамках изменения политической системы: упрощения регистрации партий, перехода к более прозрачным выборам. Диалог в виде уступок на требования, которые выдвигает оргкомитет митинга, – такой диалог будет вреден для общества по одной простой причине: оргкомитет митинга не отражает мнения не только всего народа страны, но даже и всех собравшихся на митинге. Поэтому принять его мнение за мнение всего народа было бы просто-напросто вредно и опасно», – подчеркивает Сергей Михеев.

Прогнозы

«Протесты не рассосутся сами по себе – тем более что и организаторы митингов из числа истинной оппозиции прилагают все усилия, чтобы радикализовать массу, не дать ей расслабиться и рационально отреагировать на те новые инициативы, которые выдвигает власть. И вполне возможно, что им это удастся», – считает глава ВЦИОМа. Однако какие-либо прогнозы сегодня, по его мнению, делать сложно, поскольку они рассчитаны на более-менее спокойную обстановку, а сейчас у нас так называемый «момент фазового перехода». «Следующий митинг будет в феврале – предстоит достаточно большая пауза, причем на Новый год – а Новый год обычно вносит свои коррективы. Вопрос заключается в том, смогут ли те социальные слои, которые участвуют в протестах, сформировать новые настроения, новые политические предпочтения, новый идеологический и ценностный фон страны в целом или же они останутся активным, но изолированным меньшинством. Меньшинство поведет за собой массу или масса дистанцируется от этого меньшинства и само меньшинство расколется – пока возможен и тот и другой вариант», – считает Валерий Федоров.

«Протестная активность, скорее всего, не будет снижаться, несмотря на разногласия и противоречия. У участников возникает своего рода синдром нерасставания, и они заявляют о своей готовности и дальше участвовать в подобных акциях», – полагает Михаил Виноградов. По его мнению, протестный тренд, формируемый ими, вызывает интерес и у остальной части общества, хотя на сегодняшний день говорить о серьезной активности в регионах нельзя – там она, скорее, снизилась.

«Протестная активность этих групп будет спадать – хотя бы в силу того, что витальные их потребности удовлетворены: люди очень благополучно оценивают свое благосостояние, там совсем нет тех, кому не хватает средств на какие-то повседневные нужды», – возражает Дмитрий Орлов. По его мнению, подобный протест недолговечен. Делегирование этой протестной активности в регионы и более широкие социальные слои также кажется ему маловероятным. «Для того чтобы это протестное движение стало общенациональным, необходимо, во-первых, расширить сеть коммуникаций. Сегодня она в состоянии охватить максимум несколько десятков тысяч человек и только в Москве – это уже очевидно. Ничего подобного в регионах нет. Для того чтобы распространить свое влияние на большинство населения, им нужно либо расширить коммуникационную сеть, либо изменить каналы активности. Судя по всему, все возможности для этого уже исчерпаны. Кроме того, и это очень важно, участники протестов и вся остальная Россия живут в совершенно разных измерениях – у них разные политические предпочтения, уровень благосостояния, отношение к власти, ценности. Кроме того, в протестном движении появилось опасное направление, и оно сейчас разрастается. Поскольку там много людей состоятельных, там оформляется группа, которую можно назвать, например, „рублевской”. Она откровенно пренебрежительно оценивает большинство населения, некоторые из них выступают с идеями цензов в избирательном процессе. Это будет еще более негативно воспринято большинством населения. Очень скоро мы почувствуем глухое недовольство людей, а протестное движение будет охарактеризовано как „бунт зажравшейся Москвы”».

Нужна революция сверху

«Протест справедлив и закономерен, он копился не один год, – считает гендиректор издательства „Праксис”, социолог Иван Фомин . – Главным источником недовольства властью стал отход от реализации той программы, о которой Путин заявил десять лет назад, в начале своего президентства. Сегодня в обществе востребован курс на реальную системную модернизацию, на реальный удар по коррупции, на реальный „удар по штабам”, по всем этим проворовавшимся чиновникам».

Сегодняшним справедливым протестом пытаются воспользоваться люди, которые просто не оставят от нашей страны камня на камне. Дело власти и дело настоящей патриотической общественности – суметь правильно сформулировать, срочно и вовремя выдвинуть адекватную программу преобразования страны. И протестный электорат за этой программой пойдет. Но это должна быть именно реальная программа. Все эти бесконечные разговоры по телевизору и обращения к народу просто раздражают людей. Нужно срочно начать что-то делать. Люди ждут показательных судебных процессов над коррупционерами и мощных социальных преобразований, направленных на укрепление государства.

Откуда, из каких источников Вы узнали о сегодняшнем митинге?

Если подобные митинги будут проходить в течение ближайшего времени, будете ли Вы принимать в них участие?

Президент Медведев недавно объявил о реформе политической системы. Какое из мнений на этот счет вам ближе?

Принимали ли Вы участие в выборах Государственной Думы РФ 4 декабря и если да, то за какую партию Вы голосовали?


Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте



Реклама

AdRiver

26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

«Драйверы экономического роста России в настоящее время»



Реклама



Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
РИА НОВОСТИ

Особенности национальной кадровой работы

Спецслужбисты, охранники и молодые технократы. Проведенная президентом Путиным кадровая ротация призвана обеспечить социальную стабильность и антитеррористическую безопасность. И обкатать резерв для новой президентской команды


Скандалы

Производитель «Мистралей»: нам объявили войну

Французская компания, которая производит военные корабли и подводные лодки, считает, что ей объявили экономическую войну. Сделать такое громкое заявление фирму DCNS, известную в России благодаря громкому скандалу с вертолетоносцами «Мистраль», заставила утечка информации о субмаринах Scorpene, которые она сейчас строит в Индии для индийского флота

AP/TASS

Мир

В Италию опять пришла беда

Часы на главной башне Аматриче, одного из наиболее пострадавших от землетрясения городов, остановились в 3.36 утра. Именно в это время произошел первый толчок, который почти полностью разрушил город. в котором живет порядка 3 тыс. человек. Эпицентр землетрясения находится на расстоянии 4 км к северо-востоку на сравнительно небольшой глубине – 10 км, сила толчка составила 6,2 балла. На данный момент известно о 38 погибших, но эта цифра будет расти, под завалами все еще находятся люди.

Национальная карточная стройка

Благодаря санкциям заложен фундамент отечественной платежной системы. Но чтобы российская банковская карта смогла на равных конкурировать со старейшими игроками мирового рынка, необходимо создать инфраструктуру обслуживания и организовать функционал карты в других странах

Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

Рынок труда

Рынок труда приспособился к кризису

Согласно данным Росстата, в июле уровень безработицы в России составил 5,3%. Количество безработных в стране снизилось до 4,125 млн. Это самый низкий показатель за период с октября прошлого года. Одним из объяснений этой тенденции может служить адаптация рынка труда к кризису. Представители рекрутинговых компаний отмечают, что у российских компаний резко увеличился интерес к найму временного персонала