Экономика


Шило на мыло

«Expert Online» 2012
Иллюстрация: Эксперт Online

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что готов к приватизации белорусских НПЗ российским бизнесом в обмен на предоставление белорусской стороне возможности добывать в России нефть и газ.

«Мы вам заводы, а вы нам — возможность добывать эту нефть», — сказал Александр Лукашенко на пресс-конференции. «Почему у вас англичане, американцы качают, добывают нефть, а нас вы туда не пускаете?» — спросил он. «Был разговор с российским руководством. Хотите купить эти предприятия — мы вам отдаем НПЗ, а вы, пожалуйста, дайте нам возможность добывать природный газ», — сказал белорусский лидер.

«Мы от вас зависимы на 12 млрд кубометров, но 10 млрд мы добудем сами, — отметил он. — То же самое по нефти. Мы будем добывать лучше, чем ваши компании, вы никогда нам не предъявите претензий по поводу того, что что-то разлилось или загорелось».

Напомним, что в Белоруссии сейчас два нефтеперерабатывающих завода — «Нафтан» и Мозырьский НПЗ. В 2011 году они переработали около 22 млн тонн нефти (примерно по 11 млн тонн каждый). «Нафтан» на 99,8% принадлежит государству. Среди акционеров Мозырьского НПЗ доля государства составляет 42,757%, российской «Славнефти» — 42,581%, компании «МНПЗ плюс», которая представляет интересы работников предприятия, — 12,252% (доля государства в уставном капитале этого общества в 2006 году увеличена до 98,4%), прочих акционеров — 2,41%.

Предложение белорусского президента весьма странное и выглядит несерьезным, считает ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов. «Скорее всего, его можно назвать своеобразным "заявлением о намерениях", не более того. Если рассматривать это предложение детально, то сразу возникает столько вопросов, которые фактически ставят крест на нем, — полагает он. — Во-первых, вызывает недоумение равноценность обмена. Не очень новые белорусские НПЗ, которые требуют реконструкции, стоят гораздо меньше, чем те значительные объемы углеводородов, которые хочет получить белорусская сторона. Во-вторых, что такое "приватизация по-белорусски" российские компании и наши власти знают прекрасно, уже не один раз обжигались, и вряд ли стоит пробовать еще. В-третьих, непонятно, на каких условиях и какие именно месторождения хочет получить белорусская сторона и как фактически она будет добывать нефть и газ — самостоятельно или будет заключать договора с российскими компаниями? Как наши власти будут выделять участки белорусской стороне, если предложение Минска будет принято? Означает ли это, что российские компании будут ущемляться в вопросе распределения ресурсов? Нашим компаниям достанется высокосернистая нефть, а белорусской стороне — низкосернистая? Или нет? Куда пойдут добытые нефть и газ? Будет ли Минск полностью платить все налоги, которые платят наши нефтяники и газодобытчики или он будет избавлен от этого?»

И это лишь часть вопросов, которые возникают при знакомстве с предложением белорусской стороны, отмечает аналитик. «Вряд ли, конечно же, это своего рода "крик о помощи" со стороны Минска, потому что если бы это было так, то помощь бы запрашивалась по дипломатическим каналам, скрытно, а не афишировалсь так, как это было сделано, — говорит он. — Скорее, это такой жест, рассчитанный в том числе и на Европу и Америку, призванный показать, что Белоруссия все же меняется, в том числе и в экономике, и разнообразные санкции, принятые в отношении республики, нужно отменить».

Самое известное белорусское нефтедобывающее предприятие — ГПО «Белоруснефть», «дочка» которого, «Белоруснефть-Сибирь», работает в Ямало-Ненецком автономном округе. «Возможно, что в случае согласия России на предложение Белоруссии именно эта структура и будет ключевым оператором этого проекта, — считает Дмитрий Баранов. — Но соглашаться на предложение Минска вряд ли стоит, и дело не только в том, что обмен неравноценный. Проблема заключается в том, что Белоруссия с легкостью может отозвать свое предложение назад, когда ей это будет выгодно. Заявить, что приватизация НПЗ была незаконной, и вернуть все к исходному состоянию, а нефть и газ нам уже не вернуть, да и денег от их продажи мы, скорее всего, не увидим. Здесь, как говорится, даже страховой полис не может дать гарантию. А раз так, то и соглашаться на предложение соседей России не стоит. Должна работать именно формула: "товар — деньги". Мы им нефть и газ, а они нам деньги, а еще лучше, если это будет предоплата, так как-то спокойнее».

Ключевой нефтегазовой компанией Белоруссии является «Белоруснефть», соглашается ведущий эксперт «Инжиниринговой компании "2К"» Сергей Воскресенский. «Объем добычи компании не превышает 1,7 млн тонн на территории страны в год. Еще около 1,3 млн тонн добывает венесуэльское СП "Белоруснефти" и Национальной нефтяной компании Венесуэлы, — говорит он. — Судя по всему, за счет российских активов Минск рассчитывает значительно увеличить объемы добычи нефти. Однако пока весьма сомнительно, сможет ли "Белоруснефть" самостоятельно разрабатывать крупные месторождения, обеспечивать финансирование проектов на должном уровне. Технологии или опыт добычи нефти на сложных месторождениях, что сегодня весьма актуально для российских нефтепромышленников, "Белоруснефть" также предоставить вряд ли сможет. Поэтому вряд ли доля участия "Белоруснефти" в нефтегазовых проектах в России может быть существенной».

Что касается газа, то, по словам аналитика, опыта по его добыче у белорусских компаний практически нет — страна полностью зависит от импортного сырья. «Поэтому привлечение неопытной компании к крупным газовым проектам в России маловероятно. К тому же по-прежнему остается открытым вопрос финансирования разработки этих проектов со стороны белорусской компании, — отмечает он. — В предложениях Минска пока отсутствует конкретика. В какой форме, на каких условиях, на каких проектах, на какой стадии разработки проекта белорусские компании рассчитывают участвовать в проектах в России — абсолютно не ясно. Если речь идет о новых проектах, то здесь можно выдвинуть одни условия, если Минск рассчитывает присоединиться к уже действующим проектам — то это уже совсем другие условия».

Зарубежные компании, которые привлекает Россия для разработки месторождений, добывают нефть и газ на территории России в СП с российскими компаниями, напоминают аналитики «Инвесткафе» Григорий Бирг и Юлия Войтович. «Для этого иностранные компании должны обладать необходимыми денежными средствами, учитывая условия вхождения в СП, и, что более важно, необходимым опытом и технологиями в разработке месторождений. И если до сих пор ни одна из российских нефтяных компаний не сотрудничает с белорусскими компаниями, значит, наиболее вероятно, что они не устраивают российскую сторону. Потому маловероятно, что Россия пойдет на подобную сделку с Белоруссией».

Кроме того, отмечают аналитики, производство нефтепродуктов на НПЗ в Белоруссии ориентировано на сбыт на европейских рынках. «Многие российские компании и так обладают большим количеством НПЗ в странах как ближнего, так и дальнего зарубежья. А сейчас из-за кризиса потребление топлива во многих регионах Европы снижается, и маржа переработки низкая. Потому покупка еще одного НПЗ, направленного на сбыт в Европу, российским компаниям вряд ли будет интересна», — считают они.

Российская сторона всегда может применить «энергетическую удавку», уверен ведущий аналитик компании «Альпари» Михаил Крылов. «Экономика Белоруссии живет от шока к шоку, и с точки зрения последствий для населения это будет не очень болезненно. Сейчас в Беларуси все только наладилось, и даже стали переводить автомобили на газовое топливо, — говорит он. — Стоимость 10 млрд кубометров только газа достигает без малого 1,66 млрд долларов в год. В то же время чистая прибыль Мозырьского НПЗ и "Нафтана" находится в пределах 17,1 млн долларов. На этом фоне России можно беспокоиться только за 43-процентную долю "Славнефти" в Мозырском НПЗ. Но долю можно оставить до лучших времен, тогда как две белорусские ветки "Дружбы" лишились стратегического значения после появления БТС и ВСТО и используются только для Беларуси. Принимая во внимание тот факт, что Калининград можно снабжать через БТС, "Газпром" способен диктовать цены и не имеет видимых причин для уступок Минску, пока нефтепереработка в Беларуси развивается, так сказать, только на словах».

«На мой взгляд, это очередная попытка Белоруссии решить свои экономические проблемы за счет России, — категоричен аналитик ИФК "Солид" Дмитрий Лукашов. — В настоящее время республика получает беспошлинно российскую нефть, перерабатывает ее и продает в Евросоюз. В прошлом году Белоруссия получила 18 млн тонн, а в этом году ее аппетит увеличился до 21,5 млн тонн. Я полагаю, что обмен в сложившейся ситуации не нужен. Речь должна идти только о приватизации Мозырьского НПЗ и "Нафтана"».

По мнению аналитика, если белорусы получат нефтегазовые концессии в России, то вполне смогут нанять западных подрядчиков для дальнейшей добычи. «Белоруссия, как и любая другая страна, разумеется, может как продавать, так и покупать углеводородное сырье, а также перерабатывать его, — рассуждает он. — Другое дело, что за торговые преференции и скидки надо чем-то платить. Республика является членом Таможенного союза, если она нуждается в дополнительной финансовой помощи, ей необходимо согласиться на дальнейшее усиление интеграционных процессов».




    Реклама



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика