Общество
Москва, 10.12.2016


Среднеазиатский блицкриг

«Expert Online» 2012
Иллюстрация: Эксперт Online

В течение последних двух лет Запад предпринял серьезные усилия по «уводу» среднеазиатских стран в свою орбиту влияния. В итоге Россия оказалась перед реальным риском потери своих военных баз в регионе и замыкания военно-стратегического кольца НАТО по периметру российских границ. Однако буквально за несколько осенних дней президент РФ Владимир Путин всего двумя визитами смог кардинально и надолго решить проблему лояльности политических элит Средней Азии и влияния в регионе в целом. В основном переговоры сводились к раздаче вкусных пряников, но кое-где пришлось и кнут доставать.

Началось с того, что Узбекистан демонстративно вышел из ОДКБ и стал заигрывать с Вашингтоном. Посетивший страну уже в третий раз американский чиновник Уильям Бернс не скрывал радости: «Узбекистан и США полны решимости углублять сотрудничество в экономической и военной областях…» А впоследствии появилась информация о размещении большой американской военной базы на юге страны. 15-17 августа состоялось трехдневное турне помощника госсекретаря США Роберта Блэйка по странам Центральной Азии. Первоначально он планировал посетить Киргизию, Узбекистан и Казахстан. В Астане предполагалось провести презентацию «Нового Шелкового пути» активно продвигаемого Соединенными Штатами проекта региональной интеграции, нацеленного на изоляцию России от важнейших трансконтинентальных коммуникаций в Евразии. Однако в последний момент график визита Блэйка неожиданно был изменен в пользу Ташкента. 15 августа  помощник госсекретаря США был принят президентом Узбекистана Исламом Каримовым.

Главной темой визита Блэйка в Ташкент стало размещение в Узбекистане военной базы США. Вашингтон и Ташкент начали переговоры о создании на узбекской территории Центра оперативного реагирования с задачами «координации действий» на случай обострения ситуации после намеченного на 2014 г. вывода войск США из Афганистана. Речь идет о крупнейшем военном объекте США в Центральной Азии. Прояснился и смысл планов США оставить часть вывозимой из Афганистана военной техники странам региона. Большая ее часть достанется Узбекистану и будет использована для создания упомянутого Центра оперативного реагирования. Часть оборудования передаётся Узбекистану безвозмездно, другая на временное хранение.

Сразу после среднеазиатского турне американского чиновника у России начались проблемы с военным присутствием в регионе. Через несколько дней в Москве президент Киргизии Алмазбек Атамбаев заявил, что Бишкек не заинтересован в существовании российской 999-й авиабазы, расположенной на территории Киргизии (в Канте). Под угрозой оказались и три других военных объекта России в Киргизии базы подводных испытаний оружия в Караколе, центра военной связи в Кара-Балте и радиосейсмической лаборатории в Майлы-Суу. Кроме того, Кремлю непрозрачно намекнули, что контрольные пакеты акций «Кыргызгаза», «Кыргызнефти», завода «Дастан» и другие стратегические активы, созданные еще Советским Союзом, будут выставлены на продажу другим странам. Одновременно власти Таджикистана выступили с примерно такими же недружественными заявлениями в отношении России. Неожиданно Душанбе потребовал повышение платы за 201 военную базу РФ в 110 раз, выдвинув условия, на которые даже США со своими глобальными амбициями никогда не шли (например, крупнейшая американская база в Турции Инджирлик обходится Вашингтону в 3 раза дешевле). Главком Сухопутных войск России генерал-полковник Владимир Чиркин объявил, что Душанбе выдвинул Москве свыше 20 требований, которые постоянно изменяются и в большинстве своем для России неприемлемы. Он, в частности, рассказал, что таджикская сторона настаивает на сокращении срока размещения базы (с 49 до 10 лет), а также введении платы за ее пребывание в республике. «Идет некрасивая "восточная торговля", которой пока не видно конца», — подчеркнул Чиркин.

Экспертное сообщество и дипломаты в один голос заговорили о провале среднеазиатского направления внешней политики России и потере влияния в регионе на долгие годы. Некоторые оптимисты высказывали предположение, что постепенно Кремль будет отвоевывать назад свои позиции. Однако никто не ожидал, что решение проблемы будет настолько быстрым и изящным. Президент Владимир Путин просто съездил туда с мешком подарков и взбрыкнувшие республики снова стали «друзьями России навеки». 21 сентября он прибыл в Киргизию и заключил целый ряд межгосударственных соглашений, геополитически резко разворачивающих эту страну в нашу сторону. Во-первых, Россия списала 489 млн долларов киргизского долга. А во-вторых, согласилась построить в республике технологически сложные и капиталоемкие инфраструктурные энергетические объекты, которые позволят поднять энергетическую и продовольственную безопасность страны на целый порядок. Россия и Киргизия договорились о строительстве и совместной эксплуатации каскада Верхне-Нарынских ГЭС, а также ГЭС Камбарата-1. Стоимость возведения этих сооружений предварительно оценивают в 5 млрд долларов. Бывший секретарь Совета безопасности Киргизии генерал Мирослав Ниязов считает, что давно следовало совершить своего рода прорыв в отношениях двух стран. «Киргизия находится в трудном социально-экономическом положении. Сегодня Россия подставила плечо. Более того, эти соглашения позволят далее достичь политической и экономической стабильности в Киргизии», заявил генерал Ниязов.

Щедрые подарки резко развернули внешнеполитический вектор Киргизии в сторону Москвы. И, конечно же, все проблемы военных РФ в этой стране оперативно решились. Соглашения, подписанные во время визита российского президента, надолго закрепляют военное присутствие России в регионе. Согласно документу, все имеющиеся в Киргизии российские военные объекты объединены в одну базу. Ее нахождение продлено еще на 15 лет до 2032 года. Причем авиабаза Кант всего в паре десятков километров от киргизской столицы используется Россией на безвозмездной основе, за другие объекты предусмотрена бартерная плата поставками военного снаряжения, а также подготовкой специалистов для киргизской армии. Также немаловажно, что правительство Киргизии подтвердило свое намерение выдворить американскую базу ВВС Манас сразу после истечения срока договора аренды через 1,5 года.

Через пару недель, 5 октября, президент России съездил еще в одну проблемную среднеазиатскую республику Таджикистан. И снова в качестве деда мороза с миссией раздачи пряников. Россия взяла на себя обязательство ежегодно осуществлять в Таджикистан беспошлинные поставки 1 млн тонн нефтепродуктов (при ежегодной потребности республики в 1,6 млн тонн). Это поможет снизить стоимость бензина и дизельного топлива в республике примерно на 30–40%. Однако не исключено, что таджикские власти просто будут зарабатывать на реэкспорте этих нефтепродуктов. Кроме того, Россия пообещала предоставить антинаркотическому ведомству Таджикистана 5 млн долларов. Также, по словам Рахмона, «российская сторона берет на себя вопросы модернизации и технического переоснащения Вооруженных сил Таджикистана, укрепления их материально-технической базы современными видами вооружения. Российская сторона также окажет содействие в подготовке кадров в этой области, а также по другим аспектам укрепления обороноспособности Таджикистана». Главным же подарком Таджикистану стало специальное миграционное соглашение, по которому таджикские гастарбайтеры получат привилегии по сравнению со своими конкурентами из Киргизии и Узбекистана. Теперь гражданам Таджикистана в России будет выдаваться разрешение на работу сроком до трех лет, а срок для их регистрации на территории РФ увеличен до 15 дней. Стоит напомнить, что в настоящее время на территории России находятся 1,13 млн рабочих из этой республики, а денежные переводы таджикских мигрантов на родину в 2011 году составили около 3 млрд долларов, то есть почти половину ВВП страны.

Подарки сделали свое дело по восстановлению лояльности таджикской политической элиты по отношению к Москве. В итоге Россия и Таджикистан заключили соглашение о продлении срока пребывания российской военной базы на таджикской территории до 2042 года. Причем размещаться она будет на почти безвозмездной основе. А российские военнослужащие и члены их семей получат статус, аналогичный тому, который имеет административно-технический персонал дипломатических миссий, и будут обладать «иммунитетом от юрисдикции властей Таджикистана». Отметим, что даже служащие американских баз не имеют таких привилегий в большинстве стран своего присутствия.

Самую большую головную боль РФ в Центральной Азии Узбекистан, решившийся предать Москву по полной программе, пришлось уламывать уже не пряником, а кнутом. Но так, походя, без особых усилий. Россия совместно со своими союзниками в регионе начала использовать «водный шантаж», объявив о строительстве каскадов ГЭС в общем с Узбекистаном водном бассейне. Успешная реализация гидроэнергетических проектов в Киргизии (Рогунская ГЭС) и Таджикистане (Камбар-Атинская ГЭС-1) приведет к ситуации полной зависимости узбекской экономики от владельцев этих станций (50% в таджикской станции будет у России). При необходимости, оператор ГЭС может в буквальном смысле «обезводить» Узбекистан, что приведет к настоящему голоду всего населения страны, коллапсу сельского хозяйства и катастрофическим социально-экономическим и политическим последствиям (включая свержение правящего режима). Властям в Ташкенте просто будет некуда деваться им придется притормозить в своих устремлениях к Вашингтону и совершить хотя бы частичный разворот в сторону Большого северного брата. 




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    AP/TASS

    Инновационная политика

    От компаний ждут глобальности

    Складывается впечатление, что если где-то, как в Штатах, от глобализации уже устали, а азиатские тигры ею насытились, то у нас как раз только-только приготовились встретить ее лицом к лицу. Только в отличие от тех практик, которые навязывали промоутеры глобализации, мы вместе со все большим числом стран мира делаем упор на поддержку национальных растущих технологических компаний. Вместе с интеллектуальной собственностью, инвестициями и образованием это стало одной из тем обсуждений III Конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес», собравшего в МГУ чиновников, представителей корпораций и среднего инновационного бизнеса и показавшего реальную тенденцию к возникновению союза этих сил ради инновационного развития