Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Неподъемный Восток

, «Expert Online» 2012
Фото: kremlin.ru

Заседание президиума Госсовета, которое президент Владимир Путин провел вечером в четверг, посвятив его Дальнему Востоку и Забайкалью, показало: с самым большим и самым депрессивным федеральным округом страны по-прежнему ничего не удается сделать. При этом глава государства, похоже, уже теряет терпение — обсуждение давно известных проблем Дальнего Востока, а также всевозможных «механизмов» по их решению до сих пор не привело к радикальным изменениям социально-экономической обстановки на тамошних территориях. То ли не хватает политической воли в принятии революционных решений, то ли налицо институциональный кризис. 

Практически все СМИ раструбили в качестве главной новости жесткую критику, которая прозвучала из уст Владимира Путина в отношении недавно созданного Министерства по развитию Дальнего Востока, которое возглавил Виктор Ишаев, сохранивший при этом за собой и пост полпреда президента в ДВФО. «Министерство по развитию Дальнего Востока пока не оправдало своего предназначения… Федеральные целевые программы, которые реализуются в восточных территориях, только 13 ноября текущего года переданы от Минрегионразвития под контроль Минвостокразвития. В результате мы имеем размывание ответственности и провалы в работе», — заявил Путин. Еще одна претензия к Ишаеву была связана с борьбой против коррупции и бюрократии. На реплику Ишаева: «Надо принять закон» Путин отреагировал предельно резко: «Так давайте. Где проект? Опять вы будете работать пять лет? Давайте этот закон, проект давайте». Ишаев, кстати, с критикой согласился и пообещал представить все предложения к концу первого квартала 2013 года. Так что судьба Олега Говоруна, в свое время также получившего от главы государства нагоняй за неисполненные поручения и вскоре покинувшего пост главы Минрегиона РФ (говорят, чуть ли не в обиду), дальневосточного министра вряд ли ожидает. 

Второй «сенсацией» стала вновь озвученная президентом идея о создании госкорпорации развития Дальнего Востока и Сибири — она была, казалось, окончательно похоронена аккурат после создания Минвостокразвития. «Готов… вернуться к этому вопросу. Но надо предлагать что-то действенное, эффективно работающее… Нам предстоит создать систему управления, которая бы точно соответствовала целям ускоренного подъема восточных территорий России», — заявил Путин. На всякий случай взбодрив и губернаторов: «Ответственность глав регионов и региональных управленческих команд должна возрасти многократно». Идею поддержал в своем выступлении сенатор и зампред Совета федерации РФ Вячеслав Штыров (в недавнем прошлом — президент Якутии). «Мы считаем, что все-таки необходимо госкорпорацию создавать. Конечно, не в том виде, как Сергей Кужугетович Шойгу предлагал. Он фактически повторил "Дальстрой" НКВД в 1930-е годы. А на самом деле сегодня есть для него работа: освоение зоны БАМа и т. д.», — заметил Штыров. Добавив, что госкорпорация будет нужна Минвостокразвития в качестве инструмента для решения стоящих перед ведомством задач: «Министерство как орган государственной власти и управления не может вступать в непосредственные юридически обязывающие отношения со многими своими партнерами. Это должна сделать корпорация, например государственно-частное партнерство в зоне БАМа». 

Окажется ли госкорпорация эффективнее министерства — вопрос открытый. Губернатор Приморья Владимир Миклушевский заявил, что поддерживает идею: «Примеры таких корпораций в России существуют, и они, в общем, работают достаточно эффективно». Доктор экономических наук из Владивостока Михаил Терский надеется, что учреждение госкорпорации улучшит условия для реализации проектов государственно-частного партнерства, но подчеркивает, что эффективность работы новой структуры зависит от людей, которые в ней будут работать. А других людей, судя по незаменимости того же Ишаева, на Дальнем Востоке сейчас нет. 

Однако за критикой деятельности Ишаева (во многом, кстати, несправедливой — учитывая, что его ведомство не получило никаких особых полномочий) и вброшенной Путиным фразой о госкорпорации незаметной осталась главная суть всех прозвучавших на заседании Госсовета выступлений. Президент в очередной раз убедился: его поручения не исполняются в срок, а долгие обсуждения не заканчиваются конкретными делами. Между тем всем, в том числе и Путину, давно очевидно: Дальнему Востоку необходим «ускоренный подъем». По всей видимости, все новые подходы, которые снова были озвучены на Госсовете, должны были быть учтены в госпрограмме социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, рассчитанной до 2025 года. Здесь досталось уже правительству РФ в целом: оказывается, оно еще летом должно было подготовить проект документа. «Поручение до сих пор не выполнено… Призываю вас сделать это как можно быстрее… Чтобы нам не ссориться в нашем узком кругу, не делать это все из-под палки, не прибегать к каким-то санкциям», — заявил Путин. 

Темпы и качество развития дальневосточных территорий, условия жизни людей Путина не устраивают: «Дальний Восток отстает и от соседей по АТР, и от других регионов РФ… Мы не имеем права рассматривать дальневосточные регионы как исключительно сырьевые. Нужно обеспечить их современное, сбалансированное развитие… Нужно избавиться от ситуации, когда решение проблем идет недопустимо медленно, когда выделяемые немалые финансовые и материальные ресурсы размываются, а утвержденные планы зачастую так и остаются на бумаге». Действительно, как признал в своем докладе губернатор Амурской области Олег Кожемяко, ФЦП экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья, действующая с 2008 до 2013 года, выполнена всего на 28% (а Виктор Ишаев был еще честнее, напомнив, что только одна госпрограмма была реализована на 100% — но она была принята в 1930-е годы). «А идеология комплексного развития территорий, которая заложена в Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года, так и не прижилась на наших широтах… не стала основной при разработке стратегических документов федерального и отраслевых уровней. Мероприятия, предусмотренные в стратегии, не включены в госпрограммы и ФЦП, а также в инвестиционные программы государственных корпораций», — посетовал Кожемяко. Кроме того, «из-за громоздкости процедур» из 49 проектов, предложенных дальневосточными регионам Инвестиционному фонду РФ, финансирование получили только два проекта. А «дочка» ВЭБа — Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона — пока еще, по сути, не начала работу. Коллегу поддержал Вячеслав Штыров. «Ведь мы выполнили предыдущую программу только на 40% с точки зрения финансирования. Мы что — дальше так будем при любом случае, как флюгер болтаться?» — спросил он. Предложив закрепить финансирование такой госпрограммы отдельной строкой в бюджете. 

Обсуждались на заседании Госсовета и конкретные предложения по созданию «не просто благоприятных, а особых условий для бизнеса». Так, сам Владимир Путин озвучил следующие возможности: установить нулевую ставку федеральной части налога на прибыль в первые 10 лет работы для всех новых производств — с объемом инвестиций не менее 500 млн рублей; освобождать от налога на добычу полезных ископаемых по твердым полезным ископаемым (при условии тех же объемов инвестиций), внести изменения в действующее законодательство, с тем чтобы региональные власти могли вводить нулевую ставку налога на прибыль. При этом можно вспомнить, что о «преференциях для Дальнего Востока» Путин говорит с 2002 года. А недавно эстафету подхватил и Дмитрий Медведев, поручивший Минэкономразвития и Минфину выработать предложения по налоговым преференциям для дальневосточного бизнеса. То, что озвучил президент, можно рассматривать в качестве окончательного варианта такого спецрежима. 

Олег Кожемяко озвучил еще несколько предложений рабочей группы, которая под его началом готовила предложения для Госсовета. Среди них — льготное налогообложение и специальный таможенный режим для Дальнего Востока и Забайкалья. Кожемяко считает нужным издать специальный закон, в котором будут «консолидированы особые налоговые, таможенные и тарифные условия хозяйствования на Дальнем Востоке»; также развил предложение Путина о льготах по налогу на прибыль для новых инвестпроектов, отметив, что «было бы неплохо внести аналогичный режим для инвестиций в расширение и модернизацию уже действующих предприятий — при условии, что их суммарные налоговые отчисления не будут ниже уровня предшествующего года». Еще он предложил оставлять часть налоговых платежей, подлежащих зачислению в федеральный бюджет, в бюджетах дальневосточных субъектов РФ, поскольку их доля в формировании федерального бюджета все равно составляет всего 4,3%. 

Вячеслав Штыров предложил пойти дальше: «Негативный процесс настолько велик, что нужны такие решительные, комплексные, революционные, если хотите, меры». Революция в представлении Штырова — это разработка трех законов: упомянутой программы развития Дальнего Востока («сомневаюсь, чтобы она в таком качественном виде была сделана к концу первого квартала следующего года, потому что фактически сейчас программа не существует»), закона о социально-экономическом развитии Дальнего Востока (налоговые льготы, свободные экономзоны, частно-государственное партнерство, упрощение оргпроцедур, тарифная политика, «социалка») и закона о создании госкорпорации. Президент попросил Штырова все эти предложения суммировать в одном документе и передать ему для рассмотрения. 

Стоит отметить, что около недели назад первый вице-премьер Игорь Шувалов на совещании во Владивостоке сообщил, что период прямого финансирования дальневосточных проектов из федерального бюджета закончился. Шувалов дал понять, что здесь свою роль сыграло неэффективное использование части трат на стройки саммита АТЭС (с подачи Счетной палаты, напомним, возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, под стражу взят экс-замглавы Минрегиона Роман Панов). Зато сразу после Нового года, добавил Шувалов, он должен положить на стол Путину проект федерального закона по экономическому развитию Дальнего Востока, в котором особое место займут предоставляемые бизнесу льготы. «Задача сегодня — не конкретные проекты обосновать по затратам и окупаемости, но создать такие условия инвестиционного климата, чтобы сюда потекли капиталовложения и, соответственно, появились новые рабочие места, а миграционный поток развернулся бы в направлении Дальнего Востока, — считает сенатор от Амурской области Павел Масловский. — Налоговые послабления крупным инвесторам потянут за собой развитие малых и средних форм предпринимательства. Где инвестиции, там и создание базы для стремительного экономического рывка: рост производства вызовет потребность во внедрении новых технологий с использованием научных разработок, что подстегнет процесс подготовки высококвалифицированных кадров и в конечном счете выльется в улучшение социально-экономических условий для жизни». По его оценке, сейчас уровень ежегодных инвестиций в регионы Дальнего Востока не превышает 1,1 трлн рублей. К 2030 году, считает сенатор, нужно достичь уровня 5,7 трлн рублей, ежегодное появление рабочих мест увеличить с 7,6 тыс. (итоги 2011 года) до 1,1 млн. Без особых режимов для бизнеса добиться этих целей не получится. 

«Каким бы ни был объем бюджетных ресурсов, которые государство сможет мобилизовать для решения задач ускоренного развития регионов Дальнего Востока, их будет недостаточно для приведения инфраструктуры и системы расселения этих территорий в соответствие с уровнем развития АТР. Подобные программы не могут реализовываться без опоры на интересы и энергию населения и предпринимательского сообщества», — уверен член правления фонда «Центр стратегических разработок "Северо-Запад"» Петр Щедровицкий. «Развивать в регионах Дальнего Востока надо среду обитания и жизнь людей. Индустриализация должна начинаться с сельского хозяйства, малых перерабатывающих производств, с развития местных сообществ, с формирования кредитных товариществ, которые делают деньги более доступными, со снижения давления со стороны надзорных органов и кардинального изменения стиля их работы, с развития предпринимательской культуры и мотивации. Если процент людей, готовых начать собственное дело, в этом регионе увеличится со средних 3–4% до 8–9 %, все остальное приложится», — добавляет он. 

«Экономические, налоговые стимулы, если мы их будем последовательно и грамотно реализовывать, действительно могут сыграть существенную роль в подъеме территории. Но только одних этих мер, налогового толчка для развития недостаточно», — уверен и Владимир Путин. По его словам, «нужен взвешенный подход к подбору инвестиционных программ, нужны инфраструктурные проекты, дающие мультипликативный эффект, тесно увязанный с развитием всех территорий Дальнего Востока». Поэтому президент предложил подумать о комплексном развитии региона — от глубокой переработки сырья до формирования «комфортных условий для жизни людей», от развития транспортного каркаса до организации качественного здравоохранения и образования. Таким образом, высказанные на президиуме Госсовета предложения вряд ли можно назвать сенсационными. К тому же предложения предложениями, но налицо кризис даже не идей, а их реализации: что бы ни предлагалось сделать на Дальнем Востоке — благие намерения почему-то все время буксуют. В этой связи идеальной можно считать фразу, брошенную Олегом Кожемяко: «Простых решений нет, как и нет времени на долгие дискуссии о путях развития. Рядом с нашим регионом — страны с мощно развивающимися экономиками. Это и угрозы, и возможности одновременно. Нам необходимо надежно защититься от первых и максимально реализовать вторые». С этим  никто не спорит, но бюрократическая машина пока лишь демонстрирует умение «надежно» обсуждать, а не «максимально» действовать.





    Реклама

    Секрет успеха производственной системы технониколь: вебинар с Сергеем Колесниковым

    Вебинар-интервью от журнала «Эксперт» с Сергеем Колесниковым, президентом корпорации ТехноНИКОЛЬ, где производительность труда в 8 РАЗ ВЫШЕ, чем средняя по стране


    Реклама