Детский сад: записки инсайдера

Продолжаю начатые на прошлой неделе рассуждения об отношениях предпринимателей, создающих новые предприятия, и инвесторов в последние: венчурных капиталистов. Чтение статей в СМИ и дневников в Сети наводит на мысль, что в качестве разбираемого образца, выдаваемого за типаж, каждая из сторон выбирает наиболее убогого и неприятного персонажа из тех, с кем им случалось встречаться. Также явно, что доводы оппонента чаще всего толкуются так, как удобнее для критики (то есть наиболее убогим по смыслу образом). Увы, таков обычный «образ действия» сетевых споров, поскольку ведутся они чаще всего не ради установления истины или хотя бы определения общего взаимоприемлемого суждения, но чтобы взять верх в бессмысленном споре, хотя бы всего лишь по видимости, и излить таким образом какое-то внутреннее переживание или раздражение, к делу не относящееся. Попробуем разглядеть за инновационно-недошекспировскими страстями нечто устойчивое и осмысленное.

Вот, скажем, все тот же вопрос об оценке стартапов. Один человек толкует, что стартапы не имеют стоимости, – а другой ему отвечает, что их можно оценить (на основе будущих доходов, скажем). Однако оценка и стоимость – разные вещи. Оценка сугубо субъективна, хотя бы потому, что одним из сомножителей является вероятность (получения ожидаемых доходов), которая есть по определению дело субъективное: «страх – в глазах смотрящего». Стоимость же – это за сколько компанию можно продать. Причем, обратите внимание, продать целиком: продажа пакета венчурному капиталисту не является продажей в смысле определения действительной стоимости. Если компанию целиком продать невозможно (и, что принципиально для теоретически чистого случая, продать с тем условием, что ее владельцы не остаются на ролях управляющих, но сразу уходят), это и означает, что стоимость ее – ноль: она еще не стала самостоятельным предприятием, независимым от личностей управляющих и сотрудников. Именно такова стоимость практически всех стартапов. Именно об этом толковал А. Журба. Когда же Сергей Фаге возражал ему, он говорил, по сути, о том, что хорошие стартапы способны привлекать средства, в том числе и весьма значительные, в соответствии с некоей оценкой. Но одно дело – продажа компании, приносящей доход, и другое – уступка инвестору пакета акций за обещание будущего дохода. Это также называется на бытовом языке продажей, но экономическое содержание двух продаж, мягко говоря, неодинаково. В первой определяется стоимость компании, во второй – лишь субъективная оценка. Нельзя также забывать, что, помимо вероятности, субъективизм оценки связан и с тем, что целевая доходность у разных инвесторов может быть различной – а именно целевая доходность используется инвестором в качестве ставки дисконтирования при оценке стоимости инвестиции/величины пакета.

Второй день нахожусь в Санкт-Петербурге, на Международной ассамблее бизнес-ангелов 2013, и обсуждения – что на «подиуме», что в кулуарах – вращаются вокруг тех же самых вопросов, что и в Сети. Очень четко структурировал проблему отношений инвесторов и предпринимателей хорошо известный на рынке венчурный капиталист Дмитрий Чихачев (управляющий партнер венчурного фонда «Руна капитал»). Венчурные инвесторы, по его справедливому убеждению, нацелены только на одно: капитализацию инвестированных компаний. В отличие от них, предприниматели, как он выразился, «носят три шляпы». Первая – та же, что у венчурных инвесторов: заработок денег на капитализации. Вторая – предпринимательское творчество, создание и развитие «своей» компании. Третья – честолюбие управляющего: желание быть начальником и связанные с этим почет и уважение. (Передаю смысл, слова мои.) Чихачев справедливо заметил, что соглашение акционеров, подписываемое предпринимателем и инвестором, касается исключительно капитализации компаний, обеспечение которой – ответственность предпринимателя, принимаемая им в обмен на средства инвестора. Что же до творческой самореализации и честолюбия предпринимателя, они инвестору как таковые не интересны, о них ничего в соглашении не говорится и никакой ответственности на инвесторе за эти вопросы не возникает – что бы в глубине души ни чувствовал или ни думал по этому поводу предприниматель. По убеждению Чихачева, инвестору иметь дело с предпринимателем, для которого его собственные интересы достаточно значимы, чтобы входить в противоречие с интересом, общим у него с инвестором (то есть ростом капитализации), категорически противопоказано.

Сказанное означает, в частности, что, если капитализация предприятия не растет согласованным темпом (или не выполняются какие-то иные записанные в соглашение акционеров показатели, связанные с капитализацией: число посетителей сайта, число абонентов, число покупателей, продажи и так далее), инвестор вправе принимать меры, входящие в противоречие с другими интересами предпринимателя, вплоть до его замены в роли начальника другим человеком и даже полного увольнения. (Для справки – в среднем по миру в течение года после инвестиции генеральный директор, которым поначалу обычно является основатель-разработчик, сменяется примерно в половине стартапов.) Такого рода решение наименее желательно для инвестора: его цель – беспроблемные инвестиции, а смена руководителя – это принятие очень серьезного риска. Статистически высокая сменяемость – свидетельство хорошо известного инвесторам и разумным предпринимателям-разработчикам обстоятельства: что разработчики (и инженеры, и программисты) далеко не всегда оказываются хорошими управляющими и продавцами. Самые умные из них сами просят подыскать умелого и знающего генерального директора и сосредоточиваются на том, что умеют лучше других: собственных разработках.

В ходе обсуждения Чихачеву указали на то, что обобщать его наблюдение на всех инвесторов не вполне точно. Например, бизнес-ангелы (это чаще всего бывшие предприниматели, вкладывающие собственные средства, заработанные ранее) также могут наряду с чисто финансовыми соображениями видеть в инвестируемых ими предприятиях нечто большее, чем машину по зарабатыванию денег. С этим все согласились – ведь и венчурным капиталистам не чуждо ничто человеческое, им тоже нередко некоторые проекты нравятся больше, чем другие, по чисто «вкусовым», нефинансовым соображениям (например, ваш покорный слуга не очень любит интернет-проекты, предпочитая «серьезные» научные, технологические и конструкторские разработки; правда, это никак не сказывается на отборе проектов и принятии инвестиционных решений). Что уж там бизнес-ангелы, которые порой достаточно сильно включены в оперативное управление и даже разработку и нередко поддерживают тесные неформальные отношения с предпринимателем-разработчиком.

Ну и под конец – самый свежий, сегодняшний случай из той же оперы, который также мог бы стать примером «плохого» отношения русских инвесторов к предпринимателям, в отличие от «хороших» американцев, в изложении недоумевающего «предпринимателя». На ассамблее существует возможность предпринимателям записаться для встречи с инвестором и поговорить о своем проекте лично. И вот, как это ни забавно, один из более чем десятка таких предпринимателей, записавшихся к вашему покорному слуге, подсев поближе (все происходит в большой комнате, и предприниматели переходят от стола к столу, за каждым из которых по инвестору), спросил: «А что вас интересует? Вы бизнес-ангел или представляете венчурный фонд?» Видимо, немедленно изменившееся выражение моего лица его насторожило, и он спросил, не задел ли меня вопросом. Ответил, что не просто задет, но возмущен (каюсь, намеренно прилгнул: реакция на подобные случаи давно отрепетирована), после чего товарищ извинился еще раз, теперь уже весьма едко, и выговорил вашему покорному слуге, что-де когда он был в Калифорнии – вот там инвесторы… Надо было понимать, что там инвесторы, с которыми он встречался, отнеслись к нему иначе.

Между тем вопрос здесь совершенно очевидный. Как обстоит дело в действительности? Кто-то пожелал, в поиске инвестиций, поговорить с инвестором (а участие в ассамблее для предпринимателя стоит от 5 до 12 тыс. рублей) и при этом – ни секунды не готовился. Например, не заглянул хотя бы в раздаточные материалы, чтобы справиться, какую компанию ты представляешь, не говоря уже об изучении твоего сайта, на котором всегда указаны инвестиционные предпочтения и прочее важное. Если человек не способен на столь естественное и малое усилие ради привлечения инвестиций в свой проект, существует ли надежда, что другие вопросы он прорабатывает серьезно и глубоко? Уверен (видел по лицу), что данный товарищ наивно воспринял мою реакцию как надменное отношение со стороны инвестора. Между тем дальнейший разговор с ним просто не представлял никакого инвестиционного интереса: за несколько секунд он не прошел две очень важных проверки. Первая – на способность работать с полной отдачей и грамотно: к каждой встрече, не только с инвесторами, но уж тем более – с ними, предприниматель обязан тщательно готовиться. Не готовился – показал себя разгильдяем. И претендует получить под управление чужие деньги? Ну-ну.

Вторая – проверка умения держать удар, получая неожиданный афронт (на этот случай и заготовлены соответствующие гримасы и слова): ведь он мог не уйти с обидой, но найти способ «разрулить» ситуацию к своей выгоде. И что он выбрал обиду – свидетельство личной невысокой готовности к продажам, неважно чего: своих изделий/услуг покупателям или своего стартапа инвестору. Продажи – психологически самое трудное дело и вместе с тем – самое важное для предпринимателя. Открыто обижаться даже на самого придирчивого покупателя – за гранью не только предпринимательства, но и здравого смысла.

Предпринимательство, в широком смысле, включая и инвесторов, которые просто «предпринимают» особым образом, – очень тяжелая для воли и души работа. Поэтому одним из условий предпринимательского успеха является человеческая зрелость. Если обе стороны ведут себя как дети, ожидают, что кто-то станет с тобой тетешкаться, как нянюшка, не могут договориться и обижаются друг на друга, по поводу и без повода, – это, несомненно, свидетельство «детства» немалой части нашего венчурно-инновационного сообщества. Рано или поздно из детского сада придется выбираться. Не хотелось бы, чтобы ценой потери средств инвесторов.

У партнеров



    Альфа-банк вернет деньги за «Такси» и «Еду»

    Альфа-банк и «Яндекс» запустили совместную карту: по самым популярным сервисам «Яндекса» можно получить кешбек до 10%

    ММК наращивает продажи продукции с высокой добавленной стоимостью

    Один из крупнейших в России металлургических холдингов за первые три месяца 2019 года увеличил реализацию продукции с высокой добавленной стоимостью

    Аудиозапись как доказательство в суде

    Защищаем себя и свои права, используя аудиозаписи в суде: законные основания и полезная инструкция

    Электромеханическое проектирование с Solid Edge

    Создание сложных интеллектуальных изделий требует применения инструментов электромеханического проектирования. И в этом помогает Solid Edge.

    Запущен новый виток исследований достижений российских университетов

    Активное развитие передовых российских университетов демонстрирует их постоянно растущая видимость на международном уровне.

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: аналитики рассказали, когда ждать обвала рубля
      «Русский след» в американских выборах не обнаружен, но поводы для санкций и, соответственно, обвала рубля у США все равно найдутся.
    2. Курс доллара: рубль ждет важное событие
      Курс доллара: рубль ждет важное событие
    3. Курс доллара: Сбербанк изменил прогноз по рублю
      Курс доллара: Сбербанк изменил прогноз по рублю
    Реклама