Мир
Москва, 03.12.2016


Поиски мирового лидера

«Expert Online» 2013
Иллюстрация: Эксперт Online

В последние годы на планете явно сложился вакуум глобальной власти. Впору искать нового мирового жандарма. Старый — Соединенные Штаты, похоже, устали руководить планетой. Европе сейчас явно не до того, чтобы возвращаться к утраченной три четверти столетия назад роли. Поиски нового лидера неизбежно ведут в Азию, но у нее тоже проблемы.

Уставшая страна

Знаменитый британский ученый Эрнест Резерфорд, лауреат Нобелевской премии по химии в 1908 году, прославился не только в химии и физике. Когда у него заканчивались деньги на исследования, он собирал помощников и говорил: «Джентльмены, у нас закончились деньги. Пора начинать думать».

Слова, приписываемые Резерфорду, стали знамениты и в политике. О них не раз вспоминали и во время февральского визита вице-президента США Джо Байдена в Берлин. Его лейтмотивом, если на минуту отвлечься от красивых слов об укреплении сотрудничества между Америкой и Европой, было желание Вашингтона поделиться с европейцами ответственностью, которую несет в себе роль супердержавы и мирового жандарма.

Еще в 1998 году тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт назвала Америку «незаменимой нацией». С тех пор прошли полтора десятилетия. Сейчас к Соединенным Штатам больше подходит другое определение — «выдохшаяся нация», супердержава, которая клонится к упадку и которую больше интересуют внутренние проблемы, нежели Афганистан и Ближний Восток.

В этой усталости, пожалуй, нет ничего удивительного, если вспомнить, что после окончания холодной войны американские солдаты провели на войне вдвое больше времени, чем за предыдущие десятилетия. Вашингтон закачал в оборону беспрецедентные средства. Достаточно сказать, что в 2011 году США потратили на оборону больше, чем следующие 19 держав, вместе взятые. Военные расходы, как нетрудно догадаться, сыграли немалую роль в образовании астрономического долга в сумме 16 трлн долларов.

Конечно, в Берлине Джо Байден произносил красивые слова о сотрудничестве, но за ними четко просматривался простой тезис: «С нас довольно!»

Американский эгоизм

Явно не случайно в своей второй инаугурационной речи Барак Обама ни разу не вспомнил знаменитые слова из инаугурационной речи Джона Ф. Кеннеди, сказавшего в 1961 году, что Америка заплатит любую цену и вынесет любые лишения ради защиты свободы на земном шаре.

У последнего выступления Обамы был совсем другой, как теперь принято говорить, месседж: десятилетие войн подошло к концу. Американский президент, кстати, лауреат Нобелевской премии мира, не придумал громкого определения современной национальной идее, которую можно сформулировать одной простой фразой: благосостояние и благополучие Америки намного важнее, чем остальной планеты.

У предшественника Барака Обамы Джорджа Буша было мессианское видение целей внешней политики Соединенных Штатов. Однако нынешнему американскому лидеру, похоже, больше по душе так называемая доктрина Эйзенхауэра, который, несмотря на то что был военным героем, за восемь лет руководства страной (1953–1961) изо всех сил стремился избежать кровопролития. Или как минимум пролития американской крови. Говорят, что после окончания Корейской войны и до конца его президентства США не потеряли ни одного солдата на поле боя.

Министр обороны и ветеран Вьетнама Чак Хейгль подарил Обаме биографию Эйзенхауэра. Этим символическим подарком он показал, что полностью разделяет стратегию президента — «руководить из-за спины», будь-то Ливия в 2011 году или совсем недавно Мали. В первом случае Вашингтон с удовольствием передал защиту свободы НАТО, а во втором — Парижу. 

Подобная смена приоритетов не является концом света, так же как не является им сокращение расходов Пентагона. Однако трудно предвидеть, что произойдет, если Америка окончательно уйдет за свои границы.

В области внешней политики команда Обама—Байден, немало добившаяся внутри страны, похвалиться особыми успехами не может. В странах, где Америку не любят, например в Пакистане, Обама не более популярен, чем Буш. Кстати, здесь причина лежит на поверхности: Вашингтон разместил в регионе сеющих смерть беспилотников больше, чем дипломатов. Сейчас уже мало кто сомневается в том, что Иран получит ядерное оружие, что переговоры о борьбе с изменениями климата зашли в тупик, что израильтяне и палестинцы вновь вцепились друг другу в глотки, что отношения между Китаем и Западом по-прежнему сильно оставляют желать лучшего.

Кто на новенького?

Конечно, делать прогнозы в современном мире дело настолько же неблагодарное, насколько и сложное. Но почему-то кажется, что в отношении внешней политики во второй президентский срок Барака Обамы особых изменений не произойдет. И здесь, конечно, дело не в каком-то пацифизме или альтруизме американского лидера. Просто экономическое и финансовое положение США не позволяют им оставаться мировым жандармом, потому что дело это не только хлопотное, но и очень дорогое.

Неизбежно возникает вопрос: кто заменит Соединенные Штаты? Китай сейчас тоже несколько отвлекся от внешней политики из-за несомненных проблем с экономикой; Россия уже давно утратила ту мощь, какой обладал Советский Союз, который наверняка бы воспользовался подвернувшейся возможностью. Индии и Бразилии, конечно же, думать о мировом лидерстве еще слишком рано — слишком слабые для супердержавы мускулы.

Серьезные проблемы и у международных организаций. Таких, например, как ООН, НАТО и Евросоюз, которые сейчас пересматривают всю систему ценностей и ищут, так сказать, свое предназначение в современном мире.

Политолог Йэн Бреммер довольно точно назвал создавшееся положение в своей книге «Каждый за себя» «вакуумом лидерства».

В самой Америке, кстати, преобладает мнение, что заменить их на посту мирового жандарма может и должна Европа. Первые пара «блинов» европейцам удались в целом без комьев.

Конечно, тот факт, что этого хотят американцы, не означает, что их желание совпадает с желанием самих европейцев. За исключением разве что Великобритании, европейские страны после окончания холодной войны уменьшили свои расходы на оборону в среднем на 15%. Но самое неприятное для сторонников новой роли Европы даже не это, а отсутствие в объединенной Европе реального единства, что наглядно продемонстрировал кризис и обострившиеся споры о политике жесткой экономии как главном средстве борьбы с кризисом.

Вот и получается, что США не хотят оставаться мировым лидером, а Европа не может им стать. Как ни крути, наиболее вероятный кандидат — Китай. Как только Пекин разберется с проблемами в экономике, а они не идут ни в какое сравнение с тем, с чем сейчас столкнулись Старый и Новый Свет, руки у него будут развязаны. Желания же обойти Америку во всем Поднебесной не занимать.




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика

    «На вопрос, какая разница между человеком образованным и необразованным, Аристотель ответил: “Как между живым и мертвым”»*. А сам он развил систему знаний, охватывающую все стороны человеческого бытия


    Дмитрий Феоктистов/ТАСС

    Налоговая политика

    Налоговая перенастройка

    В послании Федеральному собранию президент России анонсировал перенастройку налоговой системы на цели экономического роста. Путин предложил в течение следующего года детально рассмотреть возможные налоговые новации с участием бизнес-сообщества

    ROBERT B. FISHMAN/DPA/TASS

    Предметный интернет

    В России создают дорожную карту развития так называемого интернета вещей. Ожидается, что в ближайшие годы в стране к Сети будет подключено более 500 млн устройств в самых разных сферах — от бытовых приборов и медицинских датчиков до промышленных станков, транспорта и роботизированных дронов

    Imago/TASS

    Экономика США

    Компании США не хотят идти на биржу

    Популярность первого публичного размещения акций (IPO) в США стремительно убывает. Большие расходы в сочетании с бумажной волокитой и высокими рисками все чаще заставляют владельцев компаний выбирать другие, более привлекательные альтернативы

    Михаил Метцель/ТАСС

    Президентское послание

    Гражданин Путина

    В Послании Федеральному собранию президент России сосредоточился на внутренней тематике и поставил интересы человека выше интересов системы