Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Стратегический шаг

«Expert Online» 2013
Фото: Globallookpress

Первое, что бросается в глаза, когда едешь по Киргизии, — люди живут небогато. Может быть, в самом Бишкеке это и не так, но чем дальше продвигаешься в горы — в Нарынскую область, где российский гидроэнергетический холдинг «РусГидро» начал строить каскад гидроэлектростанций, тем эта небогатость чувствуется все сильнее. «Москвич-412» или вазовская «копейка» считаются здесь вполне нормальным средством передвижения.

Второе, на что обращаешь внимание, — обилие надписей на русском языке. Государственным языком в Кыргызстане является киргизский. Но русский язык в этой стране имеет статус официального языка. И говорят на нем практически все, включая молодежь, родившуюся уже после распада Советского Союза. И это является еще одним подтверждением уважительного отношения к России и толерантности Киргизии к другим культурам. Конечно, русских отсюда тоже уехало в постсоветские времена немало, но все же меньше, чем из других среднеазиатских государств. 

Вопрос в том, что после кончины СССР Россия и Киргизия по ряду причин не смогли поддержать взаимоприемлемый уровень отношений. Дело дошло до того, что прежнее руководство Кыргызстана отдало часть аэродрома Манас (это самый главный аэродром этого государства)  в аренду под военно-воздушную базу США, что раньше было делом просто немыслимым. Срок аренды этого аэродрома американцами заканчивается в будущем году и новое руководство Кыргызской Республики во главе с президентом Алмазбеком Атамбаевым уже заявило, что продлять его не будет. И США, очевидно, в этой стране надолго не задержатся. Но за то время, пока России не было в Кыргызстане, тем появились китайцы. Это хорошо видно не только на базарах, но и на автодорогах. Дорожные знаки, которые регулируют движение по киргизским дорогам, советского образца. И надписи на них сделаны по-русски. Но сами дороги в Киргизии теперь строят китайские рабочие на китайские деньги. Поэтому Россия предприняла решительные меры по возвращению в эту традиционно дружественную нам среднеазиатскую страну. И острием этого процесса стали энергетические проекты.

Мы вернулись!

12 июня — в День России, недалеко от киргизского города Нарын состоялась церемония начала строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС, оператором которого является совместное предприятие российского  государственного гидроэнергетического холдинга «РусГидро» и киргизских «Электрических станций» — ЗАО «Верхне-Нарынские ГЭС». Этот каскад будет состоять из четырех гидроэлектростанций: Акбулунской ГЭС, Нарынской ГЭС-1, Нарынской ГЭС-2 и Нарынской ГЭС-3. Предварительная общая мощность каскада — 237,7 МВт, выработка — почти 1 млрд кВт/ч в год.

Решение о строительстве этого каскада ГЭС в верховьях реки Нарын было принято прошлой осенью во время памятного визита в Киргизию президента России Владимира Путина, когда российский лидер одним махом разрешил множество накопившихся между двумя странами противоречий.

Однако предпосылки для строительства здесь этих гидроэлектростанций были заложены еще в 50-е годы прошлого века, когда для освоения водных ресурсов реки Нарын , протекающей через Киргизию и Узбекистан, была создана строительная организация «Нарынгидроэнергострой». Нарын является самой крупной рекой, образующей Сырдарью, поэтому до кончины Советского Союза в нижнем течении реки было построено пять ГЭС общей мощностью почти 3 ГВт. А в 80-е годы прошлого века институт «Гидропроект» (сейчас он принадлежит «РусГидро») и его филиал в Ташкенте начали предпроектные проработки строительства 12 малых ГЭС в верховьях Нарына. И разговоры об их постройке между Киргизией и Россией стартовали еще в 1996 году. Однако практическая реализация этого проекта началась только сейчас.   

Причины этого и киргизская, и российская стороны комментируют не очень охотно. Но, очевидно, это было связано и со слабостью на рубеже века экономики России, и с политическими процессами в Кыргызстане. За последние 15 лет эта страна пережила, фактически, две революции, что естественно, не способствовало реализации здесь крупных инвестпроектов,  какими, по определению, являются строительство гидроэлектростанций. Тем не менее даже в разгар «смены власти» в Киргизии в 2009–2010 годах специалисты «РусГидро» (РГ) продолжали работу по уточнению оптимального размещения и технико-экономических показателей (ТЭО) первоочередных ГЭС в верхнем течении реки Нарын. Были рассмотрены варианты размещения 14 ГЭС в верхнем течении Нарына, девяти — на притоках Атбаши и Алабуга, три ГЭС — на реке Кокомерен. И когда президентом Кыргызстана в октябре 2011 года был избран Алмазбек Атамбаев, результаты этой работы перешли в практическую плоскость. 20 сентября прошлого года было подписано соглашение между правительствами России и Киргизии о строительстве и эксплуатации Верхне-Нарынского каскада ГЭС, состоящего из четырех наиболее перспективных станций, в апреле этого года «Ленгидропроект» (структура РГ) предъявило заказчику ТЭО проекта, а уже 12 июня началось его осуществление.

Правда, детального проекта каждой станции как такового еще нет. Но известно, что отличительной чертой верхненарынских ГЭС станет использование плотинно-деривационной компоновки гидроузлов. Это позволит ограничиться минимальным затоплением столь ценных в Киргизии высокогорных земель. Соответственно, ни один населенный пункт не придется переселять и в зону водохранилища каскада не попадут особо охраняемые природные территории. Общий срок строительства каскада — шесть лет, но первый ток его гидроагрегаты дадут уже через три года на Нарынской ГЭС-1.

ГЭС как фактор стабильности

237 МВт мощности, которые будут давать Верхне-Нарынские ГЭС, по российским меркам,  конечно, немного. Но для России и для Киргизии этого очень важный проект. Для Киргизии — это в первую очередь возможность создать новые рабочие места. «Строительство этих гидроэлектростанций создаст тысячи новых рабочих мест. Только строителей в пиковый период строительства ГЭС нужно будет 2 тыс. Плюс новые рабочие места в транспортных компаниях и компаниях сферы услуг. И главное — будут рабочие места для местной молодежи и будет экономическое будущее у региона», — подчеркнул на церемонии залития на стройке первого куба бетона президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. И сейчас уже около 1,5 жителей только в самом Нарыне изъявили желание работать на стройке ГЭС и готовы пройти конкурс, чтобы соответствовать требованиям «РусГидро».

Во-вторых, начало строительства Верхне-Нарынского каскада (ВНК) ГЭС — это важный знак для зарубежных инвесторов. «Этот проект крайне важен как прецедент, который показывает всем инвесторам, что можно и нужно инвестировать в Киргизию. Я уверен, что за нами последуют и другие российские компании, и китайские и турецкие. Здесь абсолютно благодатная земля, здесь живут  абсолютно правильные, порядочные и добрые люди, которым необходимо принести новое благосостояние, спокойствие и стабильность», — подчеркнул на церемонии начала разворота строительства ВНК глава «РусГидро» Евгений Дод

И, наконец, третье значение начавшейся стройки для Киргизии заключается в том, что Верхне-Нарынский каскад ГЭС способствует раскрытию истинного гидроэнергетического потенциала этой страны. Энергетику ее сейчас формируют 15 ГЭС и 2 ТЭЦ общей мощностью 3,8 ГВт, которые обеспечивают пятую часть валового внутреннего продукта (ВВП) Киргизии. Но вклад ГЭС в киргизский ВВП может быть гораздо больше, поскольку гидропотенциал этой высокогорной страны оценивается в 142 млрд кВт/ч и сейчас используется не более чем на 10%. Но даже при этом летом Киргизия ежегодно экспортирует около 2,5 млрд кВт/ч электроэнергии в соседние страны — Казахстан, Узбекистан и Китай. И, в дальнейшем,  за счет строительства новых ГЭС, намерена резко увеличить объем экспорта своей электроэнергии в Китай и Казахстан. Кроме того, ГЭС — это не только электричество, но и гигантские природные резервуары для накопления воды. А вода в Средней Азии — это жизнь. Где есть электричество и вода, жизнь есть. Где их нет, жизнь замирает. По оценкам киргизских специалистов, водохранилища имеющихся, строящихся и планируемых к строительству ГЭС в этой стране смогут накапливать до 20 млрд кубометров воды. А это означает, что тот, кто будет управлять этим «водяным потоком», будет влиять на развитие не только Киргизии, но и сопредельных с нею государств. 

Обеспечить окупаемость

Стоимость строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС осенью прошлого года называлась около 400 млн долларов. Точная цифра, в том числе стоимость строительства сетевой инфраструктуры для выдачи и транспортировки электроэнергии каскада, будет известна к концу года, когда будет готов детальный проект ВНК. Однако принципиально определено, что оплачивать строительство будет Россия. Половина суммы будет выделена непосредственно из федерального бюджета, половина — в виде льготного кредита российскими финансовыми инвестиционными организациями. Киргизская сторона вкладывает в этот проект прежде всего нефинансовые составляющие — землю, налоговые льготы и т.д.

Однако это вряд ли можно назвать благотворительностью. Скорее дружеским взаимовыгодным сотрудничеством, в котором «плюсов» для России не меньше, чем для Кыргызстана.

Начать с того, что строительство ВНК — это фактически первый постсоветский опыт России реализации с «ноля» за рубежом большого гидроэнергетического проекта. Правда, с 2005 по 2009 годы в соседнем Таджикистане с помощью российского государственного энергохолдинга «Интер РАО» (им в то время тоже руководил Евгений Дод) была достроена и запущена в эксплуатацию Сангтудинская ГЭС-1 установленной мощностью 670 МВт. Однако, сравнивать этот проект с ВНК было бы не совсем корректно, поскольку Сангтуду не строили с «ноля», а именно достраивали (этот проект был заморожен в 1992 году). И для российских компаний участие в строительстве Верхне-Нарынского каскада ГЭС — это прекрасный повод и продемонстрировать свой опыт на международной арене, и заработать. Правда, Евгений Дод сразу предупредил подрядчиков, что российские компании при строительстве ВНК будут находиться в равных конкурентных условиях с зарубежными. «Кто даст дешевле цену и гарантии по срокам и объемам, тот и будет и строить. Я не исключаю, что сюда придут и китайские компании. Я не исключаю, что здесь будут и хорошие, компетентные местные строители. Я не исключаю и того, что силовое оборудование будут поставлять не российский концерн "Силовые машины", а китайские машиностроители. К сожалению, по качественным характеристикам их оборудование точно не хуже нашего, а по цене — значительно дешевле. Все эти вещи будут понятны в конце года», — сказал он российским журналистам.

Самому  «РусГидро», как главному российскому создателю Верхне-Нарынского каскада ГЭС, тоже придется непросто. Вопрос не только в координации действий множества участников этого проекта, разворачивающегося в другой стране, с другими законами и обычаями. Вопрос в том, что вложенные в этот проект деньги надо будет вернуть в процессе эксплуатации этих станций. И это, пожалуй, даже более сложная задача, нежели постройка самих четырех ГЭС в верховьях Нарына. Зимой, например, выработки почти не будет, потому как река перемерзает при температуре  ниже 30 градусов мороза (такая температура здесь — нормальное явление). Летом могут возникнуть проблемы с платежами. «Для нас вопрос сбыта электроэнергии — самый главный в этом проекте. Рядом есть крупный энергорынок — Казахстан, есть бесконечный энергорынок — Китай, но туда надо строить всю инфраструктуру по передаче электроэнергии. Есть рынок собственного потребления электроэнергии в Киргизии. Но понятно, что платежеспособный спрос на нем ограничен, поэтому надо все обсчитывать аккуратно и без рывков. Президент и правительство Киргизии сейчас ведут очень выверенную и грамотную работу с точки зрения формирования тарифной политики в стране, борьбы с неплатежами и потерями электроэнергии в сетях. И я надеюсь, что к тому моменту, когда мы построим эти станции, порядок в энергетике они наведут», — подчеркнул глава «РусГидро» Евгений Дод.

Согласно имеющимся договоренностям, строительство и эксплуатация Верхне-Нарынского каскада ГЭС ведется совместными усилиями российского «РусГидро» и киргизских «Электрических станций» (эта компания вырабатывает 98% электроэнергии всей страны) на паритетных началах. Однако до момента окупаемости главенствовать в этом проекте с долей 75% будет «РусГидро». Когда вложенные в строительство станций  российские деньги вернуться в Россию, стороны перейдут к паритетному управлению ВНК. Это — один из механизмов защиты российских инвестиций в гидроэнергетику Киргизии.

Наперегонки с Китаем

Есть еще одно обстоятельство — геополитического характера, которое побуждает Россию укреплять экономические отношения с Киргизией. Оба государства не имеют общей границы друг с другом, но Кыргызстан непосредственно граничит с Китаем. Поэтому китайцы уже давно используют территорию соседней страны для реэксопорта своих товаров в Среднюю Азию и Россию, в том числе через крупнейший торговый рынок Центральной Азии «Дордой» (он находится возле Бишкека и его площадь составляет почти 20 га). По данным Всемирного банка, оборот «Дордоя» в 2011 году составил 2 млрд 842 млн долларов.

Однако сейчас власти Китая разворачивают вторую фазу плана в отношении Киргизии. Китайцев интересуют месторождения золота, железа, алюминия и редких металлов в этой стране, ее энергетический потенциал и, естественно, дальнейшее использование географического положения Киргизии. 

В области энергетики, например, на кредит почти 208 млн долларов, выделенный Экспортно-импортным банков КНР, одна из китайских компаний сейчас достраивает на юге Киргизии подстанцию «Датка», которая позволит избежать транзита киргизской электроэнергии через территорию Узбекистана. К 2016 году на льготный кредит того же банка в размере почти 400 млн долларов китайские энергетики подрядились построить подстанцию «Кемин» на севере республики и высоковольтную линию «Датка-Кемин», которая позволит замкнуть внутреннее энергетическое кольцо Киргизии. Далее речь идет о строительстве мощной высоковольтной ЛЭП уже непосредственно из Киргизии в Китай, по которой в промышленно развитый Синьзян-Уйгурский автономный район должна потечь дешевая электроэнергия, выработанная на киргизских ГЭС. «Впереди желающих вложить свои инвестиции стоит Китай. Китай выделял Синцзян-Уйгурской автономной области (СУАР) на пятилетнее развитие 100 млрд долларов. Ну, а в СУАР потребность в электроэнергии высока. Единственный источник покрытия этой потребности — Киргизия», — считает киргизское издание Gezitter.org.

Китайские строители уже вовсю работают и на реконструкции автодороги «Бишкек—Торугартский перевал». Этот перевал находится на границе Нарынской области Киргизии и Синьзян-Уйгурского автономного района Китая. Зимой в горах эта трасса часто бывает непроезжей.  Но сейчас китайцы делают эту трассу в четырехполосном исполнении (по две полосы в каждом направлении с отбойниками) очень хорошего (на взгляд) качества. Эта дорога, например, сократит путь фуре с китайской электроникой на киргизский рынок «Дордой» почти на сутки (сейчас большегрузные машины из Поднебесной добираются до этого рынка через Казахстан, потому как через Торугарт им не проехать).

Через Торугартский перевал может пойти и железная дорога из Китая через Киргизию в Узбекистан, к строительству которой власти Поднебесной подталкивают официальный Бишкек уже больше 10 лет. «По расчетам специалистов, новая железная дорога позволит сократить путь из Восточной Азии в страны Ближнего Востока и Южной Европы на 900 км, а киргизская железнодорожная система перестанет быть тупиковой и на транзите сможет зарабатывать до 200 млн долларов ежегодно» — пишет германское издание Deutsche Welle.

Эти и другие проекты в виде строительства нефтеперерабатывающего завода неподалеку от Бишкека реально «привязывают» экономику Киргизии к Китаю, в том числе начинают изменять технологические нормы и правила, которые сложились в этой стране во времена СССР и синхронны с Россией (Китай, например, настаивает на том, чтобы колея у новой железной дороги в Киргизии была узкой. А по такой колее российские поезда уже не пройдут). И это начинает нивелировать и традиционные исторические связи между Россией и Киргизией, и взаимное культурное проникновение. Тем более что в самой России сейчас трудятся сотни тысяч рабочих из Киргизии. Общий объем денежных переводов, присланных ими из нашей страны домой, в 2011 году составил 29% (!) ВВП Кыргызстана.

Поэтому России жизненно необходимо развивать совместные проекты в гидроэнергетике на территории Киргизии. «Проект строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС — это первая ласточка. Есть возможность его расширения как на Нарыне, так и на других притоках Сырьдарьи. Ведь Киргизия — это такое энергетическое сердце Средней Азии. И важна не только вырабатываемая ГЭС электроэнергия, но и аккумулируемая водохранилищами вода. И здесь, безусловно, должно быть уделено особое внимание корректным взаимоотношениям с соседями с точки зрения водопользования», — считает глава «РусГидро» Евгений Дод.

Именно поэтому осенью этого года в среднем течении Нарына предполагается начать строительство Камбаратинской ГЭС-1 мощностью до 1,9 ГВт и стоимостью до 3 млрд долларов. С российской стороны управлять этим проектом, видимо, будет госхолдинг «Интер РАО». Большая часть денег на строительство этой станции будет, очевидно, выделена из федерального бюджета России — эта тема последний раз затрагивалась при личной встрече в конце мая этого года президента России Владимира Путина и президента Киргизии Алмазбека Атамбаева.

Однако, как заявил на церемонии начала строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС киргизский президент, власти этой страны намерены нынешней осенью подписать меморандум о строительстве трех ГЭС и с Китаем. Может быть, в этом есть элемент некоего «политического торга» между Бишкеком, Москвой и Пекином. Но только у нашей страны есть прочный опыт строительства эффективных и надежных гидроэлектростанций не только в Средней Азии, но и в самом Китае. И России надо идти на шаг впереди в этом макрорегионе, чтобы Поднебесная не перебила наш опыт своими деньгами.

 

МоскваБишкекНарын

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама