Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Щеку раздуло, губы – закатывать!

«Expert Online» 2013
Фото: Эксперт

«…наша задача не завалить рынок деньгами,
а предложить инвесторам большое число
качественных проектов
с низкими рисками
для инвестирования…»
«Сейчас на рынке разброд и шатание.
Нет единого вокабуляра, единых форм подачи анкет,
единых требований. Я бы хотел донести простую
и очень важную мысль: из непонятной деятельности
мы хотим сделать нормальную индустрию
с ясными рисками, инструментами по их снижению
и прозрачными способами инвестиций в нее».
Виталий Сараев. «Шесть миллиардов на интернет».

Громко заявлено о создании венчурного инвестиционного Фонда развития инициатив в интернете (ФРИИ). (Уже писал о проекте создания этого фонда здесь и здесь.) И то сказать: 6 млрд рублей на один фонд (около 200 млн долларов) – не шутка. Одна только «Роснано», с ее 150 млрд рублей, крупнее. Все прочие фонды значительно, большинство – в разы, меньше (ОАО «РВК» с 30 млрд рублей – не фонд, но фонд фондов, она в проекты сама не инвестирует). Самый известный частный ИТ-фонд, «Алмаз капитал», имеет размер в 60 млн долларов (примерно 1800 млн рублей). И совсем не случайно: величина любого правильно устроенного фонда жестко завязана как на размер средней инвестиции, так и на способности рынка поставлять инвестиционные возможности.

И само создание ФРИИ, и разъяснения, которые даны были его руководителем г-ном Кириллом Варламовым в недавнем интервью «Эксперту», и кулуарный способ создания фонда вызывают сомнения, вопросы и опасения. Сомнения – насчет того, насколько его создатели понимают, что делают. Вопросы – как они станут извлекать «мины замедленного действия», заложенные ими по неясным причинам в его устройство (вернее всего – по неведению). Опасения – что венчурный рынок страны потерпит значительный урон, а средства, вложенные в фонд, не вернутся. Прошедшей зимой президент страны уговаривал Г.О. Грефа помочь ФРИИ капиталами Сбербанка: иметь подобного спонсора почетно, однако готовы ли исполнители к подобной ответственности?

Г-н Варламов в своем интервью толкует о трех задачах: о создании так называемых «акселераторов», о финансировании проектов предпосевной и посевной стадий (которые якобы недофинансированы существующими фондами) и о выстраивании «мостиков между различными институтами развития, формировании единого глоссария и формата оформления проектов». Постановка всех названных задач вызывает недоумение у участника рынка. Возникает впечатление, что венчурная отрасль России и представления о ней г-на Варламова – два слабо пересекающихся множества.

Начнем с того, что по всей Руси великой давно стоит стон начинающих предпринимателей: почему все венчурные фонды заняты интернет-проектами и почти совсем не уделяют внимания другим приоритетным отраслям (то есть биомедицинской, телекоммуникационной, энергоэффективной, авиакосмической, ядерной и так далее)? Это – правда: и по числу проектов, и по величине совокупных инвестиций интернет опережает прочие отрасли венчурных вложений. Тому имеется простое объяснение: интернет пока не насытился предприятиями и капиталами и растет чрезвычайно быстро, что приводит к стремительной окупаемости и высокой прибыльности.

С другой стороны, порог входа во многие секторы интернет-рынка очень невысок: умение программировать и компьютер. Поэтому и поток интернет-проектов к инвесторам куда выше, чем иных-прочих. Ведь для того, чтобы создать новое лечебное средство, новый способ изготовления микроканальных пластин из стеклянных оптических волокон или новое устройство для нанесения проводника на поверхность солнечных элементов (не связанные с интернетом проекты нашего фонда Waarde Capital), требуется очень долго учиться, а потом не менее долго разрабатывать изделие, расходуя значительные средства.

Иными словами, интернет – наиболее привлекательный для венчурного капитала и для начинающих предпринимателей рынок по сравнению с прочими. И если уж создавать новый крупный фонд под патронажем президента страны (чем г-н Варламов в интервью бравирует), то никак не для инвестиций в интернет. Потому что задача государственных институтов развития, как г-н Варламов видит ФРИИ, – развивать то, что само развивается хуже, чем требуется. А интернет, как, надеюсь, уже понятно читателю, у нас развивается куда лучше прочих инновационных отраслей.

Далее. Число акселераторов, инкубаторов, технопарков, и прочих частей инновационной инфраструктуры России быстро растет. На мой вкус – со значительным опережением способности страны порождать новые стоящие компании. В уже существующих акселераторах начинающих предприятий с обещающим будущим недостаточно. Это означает, что новым акселераторам ФРИИ придется набирать тех, кого сейчас инвесторы и владельцы акселераторов/инкубаторов отвергают.

Здесь требуется дать дополнительное разъяснение читателю, далекому от венчурных дел. По справедливому мнению г-на Варламова, многочисленные интернет-проекты самых ранних стадий – предпосевной и посевной – не находят своих инвесторов. Однако почему так происходит? Скажем, наш фонд (Waarde capital) получает около 3000 заявок в год, среди которых бОльшую долю составляют проекты, связанные с интернетом. Становятся предметом более подробного рассмотрения хорошо если 1-2%, то есть штук 20. До инвестиций дойдут один-два от силы: средний выход инвестируемых проектов – 1 промилле от входящего потока.

Иными словами, на рынке интернет-проектов существует острый недостаток толковых людей и инвестиционных возможностей и подавляющий избыток таких, куда деньги давать нельзя ни в коем случае. То, что наш фонд, как и другие фонды, отправляет столь много интернет-проектов в мусорную корзину, связано отнюдь не с нежеланием возиться с начинающими предпринимателями, как почему-то думает г-н Варламов. Готовы возиться, при условии что носитель идеи – человек, в котором видно предпринимательское начало, воля, силы, ум. Да и сама идея должна выглядеть толково – впрочем, если человек подходящий, то и идея, как правило, такова же.

И если акселераторы г-на Варламова займутся обучением и натаскиванием тех, кто не получил сразу денег от нас или от других существующих на рынке инвесторов (и бизнес-ангелов, и фондов), ему не завидую. Как не завидую и инвесторам во ФРИИ. Наивно думать, что среди отправленных всеми инвесторами в «мусорную корзину» проектов можно найти что-то жизнеспособное: повторю, и мы, и все прочие инвесторы испытываем острую нехватку инвестиционных возможностей и хватаемся за все мало-мальски подходящее. Однако даже если коллективный разум венчурных инвесторов России и не оценил какую интернет-жемчужину – создавать ли ради считанных на пальцах руки и притом весьма гипотетических случаев фонд на 6 млрд рублей?

Еще более странно звучат слова о едином глоссарии-вокабуляре и едином формате оформления проектов. Нам, как инвесторам, по большому счету неважно ни то ни другое: толковую инвестиционную возможность разглядим независимо от формата поданных бумажек. С толковым человеком сумеем договориться, даже если он незнаком с нашим отраслевым жаргоном. Разумеется, само по себе ничего плохого в желании сделать рынок более определенным и более ликвидным нет. Однако не стоит забывать, что еще в стратегии РВК от осени 2009 года подобные задачи ставились – и в целом рынок вполне себе движется в этом направлении. В том числе и силами РВК, и «Роснано», и «Сколково». А Российская ассоциация прямых и венчурных инвестиций (РАВИ) вообще ведет такую работу с конца 1990-х. Выдвигать подобную давно решаемую, в меру необходимости, задачу на первый план можно только при недостаточном знакомстве с действительными запросами венчурной отрасли. Слова о «разброде и шатании», как и «непонятной деятельности», отношу на ту же неосведомленность: иначе пришлось бы усмотреть желание нанести обиду другим институтам развития инновационно-венчурного дела.

Вызывает недоумение и способ создания ФРИИ. Назвать его «прозрачным», чего желает всей отрасли г-н Варламов, невозможно. Даже если это чисто государственное предприятие, подбирать кадры для управления инвестициями следует так же, как это делают частные инвесторы в инвестиционные фонды: искать команду с венчурным послужным списком за плечами. И строго на конкурсной основе, как действует РВК. На общем фоне многолетней истерии по поводу злоупотреблений в государственных закупках принимаемые волевым образом решения о выдаче гигантских сумм в управление людям, не обладающим личным опытом инвестиций и имеющим оторванные от жизни представления о рынках и венчурной отрасли, выглядят непонятно – и рискованно, в первую очередь политически. Особенно на фоне постоянных обвинений «Роснано» и «Сколково» в неправильном расходовании средств (руководство которых также было волевым, нерыночным образом назначено сверху). 

Правда, ФРИИ получил средства не прямо из казны. Откуда – г-н Варламов не счел возможным сообщить, сославшись на коммерческую тайну. Однако уклончивость его ответов на ясные вопросы журналиста только подтверждает догадку, что, кроме закромов крупнейших государственных компаний, столь огромные средства извлечь просто неоткуда.

Дополнительные 6 млрд рублей на рынке интернет-проектов вызовут, на мой взгляд, одно из двух. Или подавляющая часть этих средств пойдет в неокупаемые «мусорные» проекты предпосевной и посевной стадий, то есть пропадет без толку. Или ФРИИ все же станет конкурировать за хорошие проекты с действующими фондами, искусственно завышая оценку и без того небольшого числа стоящих проектов и понижая ниже здравого смысла ожидаемую прибыль венчурных фондов. Последнее вернее, хотя институту развития оно категорически противопоказано: весь смысл развития в том и состоит, чтобы завлекать частный капитал на тот или иной недоразвитый рынок, а не подрывать условия его существования там, где его и так довольно.

Иными словами, появление ФРИИ означает непонятное раздувание и без того нездорового интернет-флюса на нашем венчурном рынке, а также что насчет будущих прибылей частным венчурным инвесторам в интернет губы придется подзакатать.

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама