Михаил Ходорковский: «Я десять лет не был на свободе, можно чуть личной жизни?»

Москва, 22.12.2013

Фото: AP

В воскресенье, в Берлине, экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский дал первую пресс-конференцию после освобождения из карельской колонии. Место ее проведения выбрали символическое – Музей Берлинской стены: помимо самой стены, экспозиция музея посвящена международной борьбе за права человека.

Конференции, трансляцию которой вели в прямом эфире телеканалы DW и France24, предшествовала закрытая часть, на которую пригласили ограниченный круг журналистов. За несколько минут до ее начала стало известно, что видеосъемка мероприятия запрещена. Следить за ходом закрытой пресс-конференции можно было по твиттер-трансляциям. Одну из них вел журналист «Дождя» Тихон Дзядко в своем Twitter.

Первым делом Ходорковский подчеркнул, что не признавал вины: «Мне раньше говорили и повторяли, что я должен признать вину. Это было неприемлемо. Отличие нынешней ситуации в том, что вопрос о признании вины не ставился. Я сказал ОК. И эти несколько месяцев для меня важны из семейной ситуации». Тем не менее, экс-глава ЮКОСа отметил, что «политическая мотивированность этого дела очевидна. Даже для ЕСПЧ».

Бывшего олигарха спросили, благодарен ли он президенту Путину за свое освобождение. «Все эти годы решения в отношении меня принимал Владимир Путин. Я рад его решению - вот формулировка», – был ответ.

Разумеется, Ходорковского спросили и о планах на будущее. «До самого последнего момента я запрещал себе думать о том, что буду делать на свободе», – признался Ходорковский. Но теперь «вопрос бизнеса для меня закрыт, в борьбе за активы (ЮКОСа) участвовать не буду. Вопрос политики как борьбы за власть для меня также не стоит. Буду заниматься общественной деятельностью, в частности, для освобождения политзеков – и не только ЮКОСа».

Возвращаться в Россию бывший олигарх не собирается. «Я изначально просил, чтобы выехать за границу. Взять на себя риск въехать в Россию и не выехать – не могу, пока нет решения Верховного суда. Где буду находиться (в какой стране жить) не решил, своего нынешнего финансового состояния не представляю…»

Не обошлось и без политических заявлений. Михаил Ходорковский посетовал, что «граждане в РФ все время отдают свою жизнь в чьи-то руки. Сейчас – в руки Владимира Путина. Это всегда ведет в тупик, это неправильно».

Он также пояснил, почему схема помилования без его личного признания вины стала возможной именно сейчас: «Отсутствие привлекательного образа мешает нашей стране решать многие вопросы на международной арене. Мой выход – не символ поворотной точки. Просто власти думают над имиджем страны в преддверии Олимпиады-2014 и заседания G8».

Когда же Ходорковского спросили, что он потерял за 10 лет, экс-глава ЮКОСа сказал: «Нам времени не хватить перечислять. Самое тяжелое – потерял 10 лет общения с семьей»…

В 16:00 по Москве началась открытая часть пресс-конференции, куда пустили основную часть журналистов. Она получилась чуть более политизированной, хотя к уже сказанному добавилось немногое. Ходорковского спросили, какой совет можно дать западным политикам в общении с Владимиром Путиным. «Просто помнить, что я не последний политический заключенный в России. От конкретных советов в общении со столь непростым человеком как наш президент воздержусь», – сказал бывший олигарх.

Отвечая на вопрос о личном отношении к российскому президенту, Михаил Ходорковский сказал: «Я отдавал себе отчет, что занимаюсь жесткими играми. По отношению ко мне эта жесткость была расширена. Но должен отметить, что отношение к моей семье всегда было лояльным. Именно это позволило мне не воспринимать эмоционально эту ситуацию. Рассматривал ее с прагматической точки зрения – такие были условия игры».

Кроме того, в ходе пресс-конференции он пожелал здоровья и освобождения Юлии Тимошенко, и заявил, что бороться за свободу узников «Болотного дела» «должны мы, здесь и сейчас». Закончил Ходорковский пресс-конференцию словами: «Я десять лет не был на свободе, можно чуть личной жизни?»

Значил ли это, что Михаил Ходорковский больше не представляет опасности для Кремля как потенциальный лидер российской оппозиции, и согласился переквалифицироваться из «узника совести» в рядового, хотя и очень состоятельного иностранного господина? Чтобы ответить на этот вопрос, мы опросили наших экспертов.
 
Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии:
 
– Думаю, Ходорковский действительно не будет заниматься политической деятельностью непосредственно – не будет лидером российской оппозиции. Останется ли он ее моральным флагманом, зависит от того, насколько он будет активен. В принципе, такой вариант возможен, даже если экс-глава ЮКОСа будет жить не в России. Судя по тому, что Ходорковский, находясь в заключении, активно выступал в прессе, после некоторого реабилитационного периода он может снова стать критиком российской власти – впрочем, не слишком радикальным.

Да, репутация Ходорковского как флагмана антипутинской оппозиции, безусловно, просела. Прошение о помиловании – это отход от позиции, которую экс-глава ЮКОСа прежде декларировал, оно легитимирует судебные процессы, которые велись в отношении него. Это значит, потенциал будирования этой темы на международном уровне резко сокращается. Понятно, что большинству Ходорковский был интересен именно как политическая фигура, но у него есть и другое личностное содержание, которое он вполне может реализовать.

В любом случае, для Кремля критически важными были два вопроса: есть ли риск возобновления Ходорковским политической деятельности, и есть ли риск инициирования на международном уровне новых исков по активам ЮКОСа. По обеим позициям, судя по всему, Михаил Ходорковский опасности не представляет, и вряд ли доставит неприятности в будущем.

– Теперь, после освобождения Ходорковского, имидж России действительно улучшится?

– Недавняя амнистия, проведенная Владимиром Путиным, и помилование Ходорковского выбивают из рук западных критиков Кремля многие аргументы. Должен сказать, на международном уровне Путина критикуют за ограниченное количество знаковых дел, решений и событий, которые не являются ключевыми с точки зрения развития России. Грубо говоря, нашего президента критикуют на Западе не за то, за что действительно бы стоило критиковать.

– Почему адвокаты Ходорковского до последнего момента не знали о помиловании своего подзащитного, и почему в его освобождении большую роль сыграла именно Германия?

– Возможно, так сложилось, потому что именно у немцев был доверительный канал коммуникаций, с одной стороны, с самим Ходорковским, с другой – с президентом России. Что касается адвокатов – думаю, полного доверия к ним у Михаила Ходорковского не было. Видимо, бывший олигарх опасался утечек информации, которая носила строго конфиденциальный характер.

– Если делать общие выводы, в чем заключается знаковость ситуации с Ходорковским?

– Ходорковский на воле будет иметь гораздо меньше значения для власти и оппозиции, чем Ходорковский в тюрьме. По крайней мере, пока это выглядит именно так. Это, видимо, устраивает сейчас и Путина, и самого Ходорковского. Этот шаг выглядит, с одной стороны, как шаг Кремля навстречу критикам, с другой – как фактор, ослабляющий энергетику внутрироссийского оппозиционного поля.

Михаил Ходорковский перестает быть флагом протестных настроений в России, и становится просто экс-олигархом, периодически выступающим по каким-то общественным и гуманитарным вопросам.

– Можно ли сказать, что Ходорковский сломался?

– Я так не считаю. В заключении он выступал с интересными текстами, которые стояли вне клише либеральной оппозиции. Это значит, что у него есть и собственная позиция, и собственное лицо. Думаю, спустя какое-то время он сможет достаточно ярко себя проявить…
 
Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ:
 
– Ходорковский перестал быть флагом оппозиции, когда политический протест в России перешел в открытую фазу – в 2011-2012 годах. Именно поэтому Путин сейчас его выпустил, и более того, пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил, что экс-глава ЮКОСа может вернуться в Россию. Думаю, это правда, – по крайней мере, до Олимпиады-2014 его точно никто не посадит.

Ходорковский перестал быть флагом для оппозиции именно в силу сложившейся политической ситуации. Выйди он на свободу в 2007 году, он без проблем объединил бы вокруг себя всю оппозицию, которая на тот момент была либеральной. Но сейчас ситуация изменилась, и наибольшую опасность для власти представляют фигуры на националистическом фланге.

Можно сказать, что политический дискурс за эти годы сместился из классической либеральной тусовки, образовавшейся еще в 1990-е, в другую сторону, в которой Ходорковский в качестве лидера не подходит. Поэтому сейчас экс-глава ЮКОСа для власти не опасен, и он сам прекрасно понимает, что потенциала как у политика у него нет. Именно поэтому он дал Путину обещание не участвовать в политической деятельности – обещание, которое, на самом деле, сегодня мало что значит.

– Ходорковский был известен аналитическими статьями, которые писал, находясь в заключение, и в которых критиковал путинский режим. Продолжит ли он деятельность как политический публицист?

– Примерно до 2011 года каждая новая статья Ходорковского становилась медиа-событием. На них реагировали как либеральные журналисты, так и провластные. В последние два года, несмотря на то, что периодичность публикаций Ходорковского осталась прежней, СМИ перестали обращать на них внимание.

Видимо, новые статьи Ходорковского, написанные уже за границей, через некоторое время появятся в прессе. Но у меня такое ощущение, что если экс-глава ЮКОСа не поймает второе дыхание, новую волну, эти новые статьи будут еще менее интересными. Одно дело, когда в газете выступает заключенный, страдалец, к которым в России традиционно относятся позитивно. И совершенно другое дело, когда пишет эмигрант из-за рубежа.

– Ходорковский объяснил свое освобождение тем, что Путину необходимо улучшить международный имидж России накануне Олимпиады-2014 и заседания G8. Это действительно так?

– На мой взгляд, речь идет о более приземленных вещах. Дело в том, что Олимпиада в Сочи оказалась под угрозой полубойкота со стороны западных лидеров. Не полноценного бойкота образца 1980 года, когда в Москву не приехали национальные олимпийские сборные ряда стран, а бойкота «паллиативного», когда сборные приезжают, но возглавляют их совершенно «левые» официальные лица.

Яркий пример тому – реакция на Игры официального Вашингтона. Вместо Барака Обамы в Сочи едет даже не вице-президент Джо Байден, а бывший министр внутренней безопасности Джанет Наполитано, да еще в компании двух спортсменок-лесбиянок. Это плевок в лицо России. Отказался ехать в Сочи и французский президент Франсуа Олланд, и его германский коллега Иоахим Гаук. Словом, намек о недовольстве Путиным на Западе был достаточно недвусмысленным.

И здесь, я полагаю, Владимир Путин задумался, потому что для него Олимпиада – это способ продемонстрировать российским элитам, что он входит в мировой клуб людей, принимающих решения, и выступает в Сочи как хлебосольный хозяин, принимающий дорогих гостей.

Когда нависла угроза над таким имиджем, и было принято решение о помиловании Ходорковского. Это было сделано, чтобы хотя бы Ангела Меркель – признанный лидер одной из ведущих западных держав – приехала на Игры-2014. В четверг, как только Путин объявил, что готов в ближайшее время помиловать Ходорковского, Меркель заявила, что не исключает своего присутствия на Олимпиаде. А на следующий день, когда Путин помиловал экс-главу ЮКОСа, и тот вылетел в Германию, Меркель подтвердила, что приедет на Игры.

Поэтому я бы не стал бы говорить, что речь шла об имидже России. На кону – имидж конкретно Владимира Путина.

– Своим прошением о помиловании Ходорковский сильно подмочил свою репутацию на Западе?

– Я не согласен с мнением, которое впервые озвучил глава «Роснефти» Игорь Сечин – дескать, прошение Ходорковского о помиловании автоматически означает признание им вины. На деле, последние пять лет торг шел как раз вокруг того, признает Ходорковский вину, или нет. Его защита настаивала на том, что подача прошения о помиловании не означает признания вины, а власть говорила, что Путин рассмотрит прошение, если там будет прямо написано, что Ходорковский свою вину признает.

В итоге стороны остановились на нейтральном варианте. В официальном прошении – что подтвердил и Дмитрий Песков – нет признания вины. Но есть некое личное письмо, в котором что-то содержится. По версии Пескова, в нем есть признание вины, по версии Ходорковского – в письме приводится более детальное обоснование его мотивов. При этом обе стороны заявляют, что документ публиковать нельзя, потому что в нем много личного. Получается, для широкой общественности все остается в тумане – это что касается моральной стороны дела.

Что касается стороны денежной, «Роснефть», которая купила у ЮКОСа «Юганскнефтегаз» по «левой» схеме, обменялась активами с British Petroleum. И теперь любые иски против «Роснефти», в том числе по делу ЮКОСа, будут означать вызов для ВР. А это очень серьезная компания, с очень хорошими связями на международном уровне. Поэтому любой иск Ходорковского – несмотря на его репутацию – против ВР обречен на провал. Именно поэтому Михаил Ходорковский говорит сейчас, что не будет ничего оспаривать. Это абсолютно бесполезно.

– Какой главный вывод можно сделать из истории с Ходорковским?

– Это история о том, что нужно уметь договариваться…

Из досье 

Известие, что Ходорковский подал Владимиру Путину прошение о помиловании, оказалась громом среди ясного неба. В минувший четверг, 19 декабря, после большой пресс-конференции, об этом как бы вскользь заявил глава государства. Владимир Путин – впервые за 10 лет – назвал Ходорковского «Михаилом Борисовичем», – и сказал, что подпишет указ о помиловании в ближайшее время.

После этого события стали развиваться в необъяснимой спешке. На следующий день, в пятницу, президент подписал указ, и уже в 12 часов 20 минут того же дня Ходорковский покинул колонию N7  в Сегеже.

Бывший заключенный даже не заехал в Москву, где в подмосковном коттедже проживала его мать, Марина Филипповна Ходорковская, вернувшаяся в Россию после лечения в Берлине. Напомним, по официальной версии Ходорковский попросил о помиловании именно в связи с «семейными обстоятельствами» – ухудшившимся здоровьем матери, которая страдает онкологическим заболеванием.

В Берлине Михаила Ходорковского встретил бывший министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер. Тут же выяснилось, почему даже адвокаты бывшего олигарха ничего не знали о его прошении о помиловании: экс-олигарх действовал лично, через немецкие дипломатические каналы.

Как рассказал господин Геншер, он дважды встречался с Владимиром Путиным, и в итоге передал ему прошение Ходорковского. Оказалось, экс-глава ЮКОСа обратился к Путину еще 12 ноября. Пока бумага ходила по инстанциям, Геншер поспособствовал оформлению российского и заграничного паспортов в то время еще заключенному Ходорковскому. А когда экс-олигарха освободили из-под стражи, прислал за ним самолет, принадлежащий его другу, крупному немецкому бизнесмену Отто Беттерману, а затем обеспечил прием в аэропорту Берлина – там Ходорковскому в паспорте проставили годовую шенгенскую визу.

Прямо из аэропорта Михаил Ходорковский уехал в снятый для него люкс в пятизвездном Adlon Hotel с видом на Бранденбургские ворота и стоимостью 5 тысяч евро в сутки. «Ходорковский очень устал, но счастлив наконец обрести свободу», - сказал Геншер в интервью AFP. На следующий день в немецкую столицу прилетели родственники Ходорковского: родители – из Москвы, сын Павел – из Нью-Йорка, жена Инна – из Швейцарии.

По сути, все это означает, что Ходорковский заключил с Владимиром Путиным негласное «пакетное соглашение»: не участвовать в политике, не бороться за активы и, возможно, не проживать в России.

С юридической точки зрения, помилование автоматически подразумевает признание справедливости вынесенных приговоров. Поэтому Ходорковскому больше не имеет смысла обжаловать судебные решения, вынесенные в его отношении в России. Проблемы теперь возникнут у бывших акционеров, партнеров и кредиторов ЮКОСа, которые в международных судебных инстанциях пытаются добиться возврата имущества или компенсации за него.

У партнеров



    Альфа-банк вернет деньги за «Такси» и «Еду»

    Альфа-банк и «Яндекс» запустили совместную карту: по самым популярным сервисам «Яндекса» можно получить кешбек до 10%

    ММК наращивает продажи продукции с высокой добавленной стоимостью

    Один из крупнейших в России металлургических холдингов за первые три месяца 2019 года увеличил реализацию продукции с высокой добавленной стоимостью

    Аудиозапись как доказательство в суде

    Защищаем себя и свои права, используя аудиозаписи в суде: законные основания и полезная инструкция

    Электромеханическое проектирование с Solid Edge

    Создание сложных интеллектуальных изделий требует применения инструментов электромеханического проектирования. И в этом помогает Solid Edge.

    Запущен новый виток исследований достижений российских университетов

    Активное развитие передовых российских университетов демонстрирует их постоянно растущая видимость на международном уровне.

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: рубль посыпался после действий ЦБ
      Курс доллара: рубль посыпался после действий ЦБ
    2. Курс доллара: аналитики рассказали, когда ждать обвала рубля
      «Русский след» в американских выборах не обнаружен, но поводы для санкций и, соответственно, обвала рубля у США все равно найдутся.
    3. Курс доллара: рубль ждет важное событие
      Курс доллара: рубль ждет важное событие
    Реклама