Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей

ПЛАНЫ НА БУТЫЛКУ

Олег Головнев «Expert Online» 2014

В 2000 году, готовясь к наступлению нового тысячелетия, крупнейшая американская общенациональная газета  USA Today представила читателям топ-25 изобретений, радикально изменивших жизнь современного человека. Мобильная связь и интернет, кредитные карты, цифровые фотоаппараты, доплеровский радиолокатор… И в том же ряду, что на первый взгляд может показаться несколько неожиданным, — пластиковая бутылка, запущенная в массовое производство компанией Pepsi  в 1970 году. 

Сейчас мировой рынок «бутылочного» ПЭТФ оценивается в 19 млн тонн в год. Несмотря на то что в России первый завод по производству ПЭТ-гранулята был введен в строй лишь в 2003 году, за прошедшие с этого момента десять лет, вся цепёочка производства ПЭТ-тары развивалась настолько быстро, что к сегодняшнему дню на отечественных предприятиях производится столько полиэтилентерефталата, что задачу по импортозамещению можно считать почти решенной. В конце 2013 года по инициативе крупнейших российских производителей и переработчиков ПЭТФ, компаний СИБУР, «Ретал», «Европласт» и «Алко-Нафта», было создано некоммерческое партнерство по развитию индустрии полиэтилентерефталата АРПЭТ. О перспективах развития отрасли и стоящих перед участниками рынка задачах — наш разговор с президентом АРПЭТ Виктором Керницким. 

— Виктор Иосифович, Россия сегодня обеспечивает себя полностью пластиковой тарой? Есть ли куда расширяться производству?

— Пластиковая тара — наиболее динамично растущий сегмент упаковки в последние годы благодаря своим потребительским свойствам. Еще в начале 2000-х российские производители пластиковой тары были на 100 процентов зависимы от импортного сырья. Сейчас на четырех заводах в России созданы мощности на 540 тысяч тонн ПЭТ-гранулята в год при объеме потребления на уровне 580 тысяч тонн. Инвестиции в развитие производства ПЭТФ за последние 10 лет составили 1,5 миллиарда долларов. Производители преформ представлены 22 крупными и 80 небольшими заводами во всех регионах страны. По нашим прогнозам, в ближайшие годы тенденция к росту сохранится. Во-первых, несмотря на то что потребление полиэтилентерефталата в России достигло 4 килограммов на душу населения, это все еще примерно в два раза меньше, чем, скажем, в США: средний россиянин покупает в упакованном виде около 170 килограммов пищевых продуктов в год, американский потребитель — более 300 килограммов. Во-вторых, рост производства ПЭТ-гранулята — общемировая тенденция, ежегодно объемы рынка увеличиваются на 5–7 процентов, что открывает перед нами дополнительные возможности по наращиванию экспортного потенциала. Тем не менее отечественный рынок, естественно, в приоритете, тем более что Европейский союз с 2014 года повысил ввозные пошлины на полимеры, в том числе на ПЭТФ, из России. Поэтому долгосрочный рост индустрии ПЭТФ будет во многом зависеть от развития отечественных отраслей-потребителей — производства воды, соков, растительного масла, молочных и безалкогольных напитков, пива. Но общее замедление экономики, разумеется, может повлиять на темпы роста отрасли.

— Кстати, о спросе. Ведутся разговоры о том, что следует ограничить пластиковую упаковку для пива по медицинским соображениям…

— Эти разговоры — чисто российское явление, они не имеют под собой никаких оснований. ПЭТ-тара широко и без ограничений используется (в том числе для пива) в странах с самыми жесткими стандартами безопасности в пищевой промышленности (Швейцария, Франция, Германия, США и др.). Чистота и применимость ПЭТ-тары подтверждены Регламентом Комиссии ЕС № 10/2011 по пластиковым материалам и изделиям, предназначенным для контакта с пищевыми продуктами, Европейским агентством по безопасности продуктов питания (EFSA), Управлением по контролю  качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) в США, ведущими исследовательскими центрами России, США, Европы. Высокие барьерные свойства ПЭТФ подтверждены Аналитическим центром МГУ. Тем не менее для снятия всех вопросов, с тем чтобы еще раз доказать безопасность ПЭТ-тары, мы заказали дополнительные независимые исследования в ведущем европейском центре — Институте Фраунхофера (Германия). Результаты мы рассчитываем получить уже в ближайшие недели. Уверен, в итоге все спекуляции по этому поводу прекратятся. И потом, давайте еще раз обратимся к мировому опыту. Если несколько лет назад 12-летний виски или Chateau 2005 года в пластиковой бутылке воспринимались как эпатирующий жест, то сейчас, с появлением новых разработок в области упаковки и ужесточением борьбы за потребителя, производители элитного алкоголя переходят на более дешевые, небьющиеся и легкие пластиковые бутылки. Так, для европейских производителей разливать в ПЭТ вина стоимостью от 15 до 30 евро — уже общепринятая практика.

 450-239.jpg

Даже кровь сейчас все чаще хранят в контейнерах из ПЭТФ, а не в стеклянных пробирках, а в медицине требования к безопасности очень и очень строгие. Какие тут могут еще быть вопросы?

— Более серьезная тема — утилизация отходов в виде пластиковой тары. Как АРПЭТ видит решение этой проблемы?

— Ежегодно человечество вырабатывает около 1,3 миллиарда тонн твердых бытовых отходов. Из них 46 процентов органические, 17 процентов приходятся на бумагу, 10 процентов на пластик, по 5 процентов и 4 процента — на стекло и металлы соответственно, а оставшиеся 18 процентов относят к «прочим отходам». Так что, вопреки распространенному мнению, пластиковые бутылки и пакеты отнюдь не номер один в «отхожем месте» планеты. Еще одна простая цифра: на долю пластика в нашей стране приходится лишь 4 процента твердых бытовых отходов — отнюдь не первая строка в очереди на утилизацию. Но это, конечно, не означает, что проблемы нет. Вопрос в том, как именно ее решать. Существуют технологии, позволяющие перерабатывать вторичный пластик, например в упаковочную ленту, волокно, пленку, нетканые материалы и так далее. Одно из перспективных направлений — производство «пластиковой древесины». «Пластиковая древесина» похожа по свойствам на естественную, то есть может обрабатываться с применением все тех же методов и инструментов, но гораздо более устойчива к воздействию воды и плесени. В идеале ПЭТ-упаковка подлежит переработке на 100 процентов. Уже сегодня в России установлены мощности, способные перерабатывать до 160 тысяч тонн, или 30 процентов всех использованных ПЭТ-бутылок, — около 30 предприятий превращают их в штапельное волокно, нетканые материалы и другие продукты. Однако реальные объемы перерабатываемой ПЭТ-упаковки — лишь 10–15 процентов. (Хотя есть и удачные эксперименты, вроде проекта «Пларус» в подмосковном Солнечногорске, который поддерживает Coca-Cola.) Причина — в низкой рентабельности бизнеса по переработке мусора. Предприятие по переработке может оказаться убыточным из-за перебоев с поставками сырья, сбор пригодного в качестве исходного материала мусора требует интеграции с муниципальными властями.

Мировая практика показывает: не запреты, не карательные меры, а развитие раздельной сборки мусора, стимулирование предприятий по его переработке и другие меры по созданию полноценной индустрии переработки пластиковой упаковки и других отходов — вот что помогло бы не только предотвратить загрязнение окружающей среды, но и обратить отходы в доходы. В настоящее время мы начинаем консультации с производителями пищевой продукции и органами власти по этой ключевой проблеме и будем обсуждать разные варианты ее постепенного решения, в том числе пилотные проекты по сбору и переработке упаковки.




    Реклама

    Системный подход к инжинирингу и подготовке кадров

    Об опыте и о новых идеях рассказывает генеральный директор МВШИ Вальтер Рац


    Реклама




    spam@petrov.vodka