Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Принцип предосторожности

«Expert Online» 2014

Российские сенаторы предлагают ввести полный запрет на оборот и ввоз ГМО продуктов в Россию. До тех пор, пока не будут тщательно исследованы последствия их влияния на здоровье человека

В Госдуму внесен законопроект, предписывающий ввести в России временный запрет на ввоз и оборот генетически модифицированных (ГМО) пищевых продуктов. Соответствующие поправки в закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов» предложила группа сенаторов. В пояснительной записке к документу отмечено, что на территории Евросоюза действует 174 зоны, свободной от генно-модифицированных продуктов, а в России такую продукцию запрещено выращивать только в 14 регионах. При этом порядка 60% россиян, согласно данным соцопросов, к ГМО относятся настороженно. «Давайте проводить эксперименты на грызунах, а не на людях», - призвал в интервью «Эксперт Online» один из авторов законопроекта, сенатор Антон Беляков.

Впрочем, проблемой ГМО сегодня озабочены не только сенаторы. В последнее время данный вопрос неоднократно поднимался и в стенах Госдумы, и правительственных кабинетах.

Так, в начале феврале 2014 года зампредседателя правительства Аркадий Дворкович заявил, что в России должна существенно ужесточиться ответственность за сокрытие информации об использовании генно-модифицированных культур. Вице-премьер также пообещал, что усиление контроля за использование ГМО произойдет благодаря постановлению правительства от 23 сентября 2013 года, регулирующему сферу генной инженерии. Кроме того, с 1 июля 2014 года обновится и порядок госрегистрации организмов ГМО, которую будут осуществлять Россельхознадзор, Минздрав, Роспотребнадзор и Росздравнадзор.

Вслед за Дворковичем высказался глава кабинета министров Дмитрий Медведев. Он с сожалением констатировал, что сейчас в России нет нормальной исследовательской базы, на основе которой можно судить, что происходит в стране в отношении генетически модифицированных продуктов. И такая база, отметил премьер, будет создана.

На текущей неделе данную тему затронул и замминистра сельского хозяйства Александр Петриков. Он предложил внести поправки в Кодекс об административных правонарушениях, касающиеся усиления ответственности за нарушение требований законодательства при использовании ГМО-культур и обороте продукции, содержащей в себе компоненты ГМО. По мнению Петрикова, санкции за нелегальное выращивание ГМО должны быть аналогичны наказанию за незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства и психотропные вещества.

К слову, сейчас за незаконное выращивание наркотических растений предусмотрен штраф в размере от 1,5 до 4 тыс. рублей для физических лиц и от 100 до 300 тыс. рублей для юридических лиц. А выращивание наркотических растений в особо крупном размере (начиная с плантации от 20 кустов марихуаны) наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

Данную инициативу сразу же поддержали депутаты Госдумы. «Если запретить выращивание генно-модифицированных культур, как уже сделано в 174 странах мира, то нужно применять меры вплоть до уголовного наказания», - заявил ИТАР-ТАСС глава думского комитета по аграрным вопросам Николай Панков и сообщил, что профильный комитет готов принять участие в разработке соответствующего законопроекта. Глава комитета также напомнил, что депутаты поддержали мораторий на регистрацию и оборот ГМО в России до разработки системы контроля и оценки ГМО-организмов на безопасность.

Со своей стороны сенаторы настаивают на том, что сегодня назрела острая необходимость формирования правовой базы, направленной не только на усиление контроля за оборотом генно-модифицированной продукции, но и на введение полного запрета на ввоз и оборот в России подобных продуктов. Эти нормы должны касаться и официально разрешенных к использованию продуктов питания с компонентами ГМО. Это три сорта сои, шесть - кукурузы, четыре - картофеля, по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также пять видов генетически-модифицированных микроорганизмов.

Несмотря на то, что отдельные образцы трансгенов признаны безопасными, запрет (хоть и временный) на их использование, считают авторы законопроекта, нужен для того, чтобы создать систему контроля и оценки каждого ГМО-продукта. По мнению законодателей, научные исследования должны однозначно установить или опровергнуть причинно-следственные связи между выпуском генно-инженерно-модифицированных организмов и их возможным негативным воздействием на здоровье человека.

Сенаторы также обеспокоены тем, что после вступления России в ВТО наметился рост объемов поступления к нам зарубежных продуктов, содержащих ГМО. А так как в мире существует уже более 100 линий ГМО-объектов, которые используются при производстве продуктов питания, то стране грозит потеря контроля над ситуацией. Положение усугубляется еще и тем, что 1 июля 2014 года снимается запрет на использование генетически модифицированных семян в сельском хозяйстве.

- Впервые вопрос ГМО я поднял еще в 2009 году. Но тогда об этом никто и слушать не хотел. Тема не воспринималась обществом, - сообщил «Эксперт Online» один из разработчиков законопроекта, сенатор Антон Беляков. – Такая же история была и с блоком моих антиалкогольных законопроектов в 2008 году. Возникали горбачевские ассоциации. Когда я выдвигал инициативы по запрету рекламы пива, мне тоже говорили, что это невозможно. Мол, вспомни, чей избирательный штаб был на заводе «Балтика». Антитабачные законопроекты по акцизам до моих предложений тоже не менялись 20 лет. Аналогично было и с ГМО. Но за минувшие 3 года ситуация поменялась. Начал выступать то один политик, то другой. Понимаете, некоторые вещи поначалу кажутся странными, забавными или смешными. Но со временем идеи вызревают. Не на пустом месте, а потому что проводится в этом направлении системная работа. Снимаются фильмы на ТВ, проводятся конференции и круглые столы с участием профессионального сообщества. И сегодня уже и вице-премьер выступил, и замминистра поддержал. Просто надо пройти путь от момента, когда появляется странная инициатива до момента, когда она становится банальной и всем очевидной. Поэтому у меня никаких иллюзий нет. Конечно, сопротивление будет. И серьезное. Но сегодня число тех, кто осознает все риски ГМО-продуктов, очень значительно. И президент на эту тему очень серьезно размышляет. И Валентина Матвиенко выступала с докладом по этому вопросу на Совете безопасности.

- Тем не менее, вы говорите все-таки о временном запрете, до тех пор, пока не будут проведены все необходимые исследования. Сколько этот запрет может продлиться?

- Этот запрет может продлиться и 20 лет, и 50. Лично я участвовал во многих дискуссиях на протяжении многих лет. Одни ученые говорят, что это очень вредно. Другие – что это безвредно совсем. Моя позиция очень простая: есть в европейском законодательстве, международном праве принцип предосторожности. Он заключается в том, что если гипотетически существует угроза здоровью человека, то любое государство обязано принять меры, чтобы эту угрозу не допустить. Пусть ломают копья ученые. Когда будет научно доказано, что это безопасно, тогда принцип предосторожности станет ненужным. Но так как сейчас в научном мире существует, как минимум, полемика, давайте будем ставить эксперименты на грызунах и млекопитающих, а не на российских гражданах.

- Помимо вашего законопроекта предлагается также ввести уголовную ответственность за нелегальное использование ГМО. Вы данную инициативу поддерживаете?

- Та формулировка, которую предлагают некоторые мои коллеги, пока не работоспособна. Чтобы кого-то привлечь к уголовной ответственности, должен быть факт события, а также умысел и квалифицирующие признаки. Ну, например, когда бабушка идет на рынок и покупает рассаду помидоров, а потом оказывается, что там содержатся ГМО-компоненты, в ее действиях нет состава преступления. Вот за рубежом есть принцип трассируемости. Как только производится некий продукт или ввозится из-за рубежа, на него оформляются соответствующие документы и на документальном уровне контролируется состав каждого компонента. Если производитель подделывает документы и у него есть преступный умысел, здесь есть состав уголовного преступления. Мы могли бы тоже использовать принцип трассируемости для того, чтобы не допустить появления в России конечных продовольственных продуктов с ГМО.

- Сентябрьское постановление правительства предполагает создание базы контроля за ГМО. Но при этом там не говорится о полном запрете оборота и ввоза этой продукции. То есть вы своим законопроектом пытаетесь залатать какую-то брешь?

- Во-первых, федеральный закон выше, чем постановление правительства. В случае принятия нашего законопроекта, правительственное постановление нужно будет отменить. Во-вторых, формально, правительство говорит о механизмах контроля. Возможно, что эти документы будут дополнять друг друга.

- Насколько масштабна проблема ГМО для России?

- Сегодня ГМО, к сожалению, есть везде. От детского питания до масло-жировой продукции. Пока мы не сеем генно-модифицированные продукты в промышленных масштабах. Если это произойдет, тогда ситуация будет безвозвратной. Например, в Канаде пытались экспериментировать с ГМО-рапсом и решили, что там будет 300 км. расстояние между природным рапсом и генно-модифицированным. Но за 10 лет весь рапс в Канаде стал генно-модифицированным, так как произошло перекрестное опыление. Мировой рынок растет год от года кратно. И российская территория является чрезвычайно привлекательной для производителей ГМО-продукции. При этом в мире практически и не осталось точек, где это можно выращивать экологически чистую продукцию, спрос на которую растет фантастически. И здесь у нас большое конкурентное преимущество. Оно связано с тем, что у нас долгое время не развивалась на должном уровне агрохимия, разваливались крупные холдинги, в результате чего появлялись фермерские хозяйства. Благодаря этому Россия может стать крупной державой по поставкам экологически чистых продуктов.

ДЛЯ СПРАВКИ

Российский зерновой союз оценивает неконтролируемые посевы ГМО в России в 400 тыс. га. Примерно половину из них составляет кукуруза. На данный момент к использованию в пищевых целях, для переработки и для продажи населению без ограничения одобрена 21 линия ГМО-растений. При этом в России нет ни одного разрешения на коммерческое выращивание ГМО-культур. Все сырье, содержащее ГМО, ввозится из-за рубежа. На сегодняшний день ГМО-продукты в Россию официально поставляют более 50 фирм, объем поставок составляет свыше 500 тыс. тонн в год. По данным Института питания РАМН, трансгенные соя и кукуруза присутствуют в 61 продукте на российском рынке (мука, колбаса, напитки, пищевые добавки, детское питание). Маркировка о содержании ГМО на упаковке практически не ставится.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Дискуссии между противниками и сторонниками использования ГМО ведутся уже ни один год. В России одним из главных защитников этого направления является директор центра «Биоинженерия», академик РАН Константин Скрябин. Он последовательно отстаивает свою точку зрения, называя страхи россиян перед биотехнологиями мифом, не имеющим никакого отношения к реальности. «Никто же не возражает против лекарств! Все лекарства сегодня получают с помощью биотехнологий и генной инженерии, все вакцины – тоже», - заявлял ученый на конференции «Где маржа 2014» . По его данным, ГМО-культуры сегодня выращивают 28 стран, в том числе все страны БРИКС, кроме России. В этих странах сегодня живет 60% населения, или около 4 млрд человек. При этом наибольшие площади под ГМО-культуры отводят такие аграрные гиганты, как США, Бразилия, Аргентина, Канада, Индия и Китай. Самыми популярными ГМО-культурами в мире являются соя, кукуруза, хлопчатник и рапс. Скрябин также обращает внимание, что употреблять ГМО в пищу россиянам можно уже давно. «Почему выращивать нельзя, а есть можно?», - недоумевает академик. Научные исследования, отмечает он, давно доказали экологическую выгодность применения агробиотехнологий: они позволяют снизить использование пестицидов, упростить обработку почвы, улучшить качество пищи. «Самая большая проблема нашей продовольственной безопасности –неиспользование новых технологий», - говорит Скрябин.

Тем временем советник Пражского университета, завкафедрой теории и практики управления Уральской государственной юридической академии, д.э.н., профессор Александр Митин убежден, что распространение в России ГМО-организмов, производство которых контролируют транснациональные корпорации, является биотерроризмом. С таким заявлением он, в частности, выступил в ходе Международной научно-практической конференции «Проблемы развития биотехнологий». «Сегодня вы не найдете ни одно колбасное и мясное производство без ГМО-сои. Во всем детском питании присутствуют генно-модифицированные организмы, как бы мы это не скрывали, - отметил он. - Они есть почти во всех кондитерских изделиях, в производстве хлеба. Россия уже давным-давно в ГМО, все поставляется из-за рубежа, а контролируют их производство транснациональные корпорации». 

Постановление правительства России от 23 сентября 2013 года меняет правила использования ГМО-продуктов в России с 1 июля 2014 года. Пункт 11 постановления предполагает возможное использование ГМО-семян для выращивания и последующего потребления при условии предварительной их госрегистрации в Россельхознадзоре. Некоторые заинтересованные представители агробизнеса выражали уверенность, что ГМО-культуры могут довольно быстро пройти регистрацию. Однако в Россельхознадзоре заявили, что этот процесс будет долгим, так как на изучение последствий применения генно- модифицированных растений потребуется 10-15 лет.




    Реклама



    Реклама