Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Когда Харон говорит

«Expert Online» 2014

Кем может оказаться московский перевозчик

С тех пор как в Москве стало невозможно парковаться, я начала чаще «ловить» машину. Оказалось, что это едва ли не лучший способ разговаривать с людьми. В самом деле, не будешь же ехать молча, надувшись как мышь на крупу. Замкнутое пространство, известная доля интимности и анонимности - просто уникальная возможность для раскрытия души.

Сказать правду, чаще всего до этого дело не доходит: большинство попадается жителей Киргизии и Таджикистана с довольно заурядными интересами и повесткой дня. Но и среди них бывают случаи. Как-то раз, например, мне поймался настоящий «бомбовоз» - старый оранжевый «жигуль» с качающимся передним пассажирским сиденьем и пожилым узбеком за рулем. Узбек был веселый, в машине на всю играла какая-то восточная музыка. Чтобы хоть что-то сказать, я спросила его, любит ли он музыку. Он вдруг неожиданно весь просиял:

- О, да! Я ведь учился на композитора в ташкентской консерватории. И потом много лет был директором самого большого Дворца культуры.

- Как же вы стали  заниматься извозом?

- А зарплату однажды сильно задержали, а мне сыну на свадьбу деньги нужны были, вот я и приехал в Москву. А теперь уже 10 лет, привык. А вам понравилась музыка? - мне уже надо было выходить и я кивнула.

- Это я написал!..

А как-то раз поймалась машина какая-то обшарпанная корейская и за рулем такой человек, что сразу не скажешь кто он и откуда. Молодой крепкий мужчина со слегка грубоватым, но умным лицом непонятной национальной принадлежности. Глубоко и даже хмуро молчит, слушает радио. Там обсуждают тему строительства мечети в Митино. Звонят разные люди, мусульмане и православные, говорят острые вещи. Я тоже слушаю. Тут мы встаем в пробку, и дискуссия кончается, он переключается на какую-то музыкальную волну. И вдруг я решаюсь нарушить молчание, как в воду прыгаю: «А вы за строительство мечетей или против?» Он как будто только обнаруживает мое присутствие в машине. Отвечает, не раздумывая, не подбирая слова:

- Я сам мусульманин, но я против строительства мечетей в Москве.

- Вот это да, - говорю я. - почему?

- Знаете, я настоящий мусульманин, я каждый вечер Коран читаю, но я считаю, что вера — это такое личное, внутрисемейное дело. Мне никто не мешает по вечерам Коран читать, но я не хочу это выпячивать, демонстрировать. Вот из моих соседей, с которыми я общаюсь, никто не знает, что мы мусульмане. Хождение в мечеть — это уже политика, туда идут люди, которые сами Коран не читают либо в силу необразованности, либо в силу лени. Ведь, чтобы понимать, что в Коране написано нужно быть довольно образованным человеком, знать историю, географию, литературу. А в мечетях толкуя Коран, людьми манипулируют, делают их управляемыми. Вот я ингуш, приехал из Ингушетии в Москву и привез сюда своих детей. Я же сделал это, чтобы они здесь имели другие возможности и другую жизнь, по сравнению с тем, что их ожидает в Ингушетии. Зачем же мне пытаться воссоздать здесь все то, от чего я уехал из Ингушетии? И ведь многие другие, кто приезжает в Москву, делают это по тем же причинам. Но тогда зачем они пытаются перетащить сюда все то, что оставили на малой родине?

Я слушаю, едва дыша, внутренне ожидая в какой-то момент, наконец, натолкнуться на стенку фанатизма (так это было каждый раз, когда мне приходилось вести беседы такого рода с по-настоящему религиозными мусульманами). Осторожно спрашиваю, кто его родители. Ответ кое-что объясняет: «Папа архитектор и мама — учитель. Я вообще происхожу из очень религиозной семьи, мой дед был известным духовным лидером, который поддержал советскую власть, а затем был репрессирован…» Я смелею и говорю, что никогда раньше не встречала мусульманина с похожими взглядами. Он легко соглашается:

- Да, это правда. Это не самая распространенная точка зрения. Я вот веду страницу в ЖЖ, и на меня часто нападают соотечественники и другие мусульмане, обвиняют в отступлении от веры. Некоторые даже угрожали. Я же им предлагаю встретиться, и открыто обменяться аргументами. Я в прошлом боксер. Но никто так и не согласился.

- Тогда можно я вам задам вопрос, который меня давно занимает. Почему Ислам считается многими агрессивной религией? Или все же дело не в исламе, как таковом, а в исповедующих его народах?

Кажется, что во время возникшей паузы мой собеседник честно роется в своем сознании в поисках ответа, но, похоже, не находит ничего, что соответствовало бы уровню искренности и предметности нашего неожиданного разговора: «Честно говоря, у меня нет готового ответа. Я буду думать об этом…»

А случаются совсем уж удивительные встречи. Как-то в субботу утром на пустой дороге никак не могла никого поймать. Вдруг останавливается «вольво», старенькая, но довольно приличная. Там сидит такой большой человек с широким добрым лицом, не молодой, но и не старый. Сажает меня, не торгуясь, говорит, сколько дадите. По виду страшно рад, прямо как ребенок. Я удивлена, нечасто увидишь, что бомбила тебе искренне радуется: «Я тут третий круг делаю, а никого нет».

Едем. Я говорю:

- Мне на Кузнецкий мост, в самый конец, не помню, как точно заехать, там одностороннее движение.

- А, наверно, через Варсонофьевский переулок. Я вообще всего три месяца в Москве, но найдем.

- Всего три месяца и так хорошо ориентируетесь, - вновь удивляюсь я.

- А я когда приехал, то чтобы навигатор не покупать, взял карту, разбил ее на квадраты, покрасил в разные цвета и выучил.

- То есть фактически взяли и загрузили в себя карту, как в навигатор? И как, работает?

- Не жалуюсь, вроде работает.

Я где-то глубоко внутри начинаю удивляться почти в превосходной степени. Ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь, кроме персонажей шпионских фильмов, «загружал в себя карту» и потом ездил по ней как по навигатору. Он меж тем продолжает: «Мы с женой недавно в Москву приехали. Я военным был, на Кавказе служил, тут квартиру дали. Говорю жене, давай продадим и купим где-нибудь в Ставрополе, а она говорит, что детям здесь лучше будет. Но работу никак здесь не найду, вот решил бомбить попробовать».

Я ему про навигаторы рассказываю, про путешествие по Европе. Он слушает как-то по-детски радостно и любопытно, а тем временем едет уверенно и точно, сворачивает в Варсонофьевский переулок. Вдруг оглядывается и слегка как бы морщится:

- Вот из этого бара мы перед самым «Норд-остом» террористов выбивали. Вот время было, прямо КГБ через дорогу, а тут боевики засели.

- Богатая у вас биография. - мое удивление уже зашкаливает.

Он соглашается и вдруг с таким каким-то неожиданным внутренним движением:

- Мне ведь и в тюрьме отсидеть пришлось.

- За что же?!

- По очень тяжелой статье. Преступление против человечности. Аул мы один по ошибке целиком расстреляли, люди погибли... Вот вышел. Спасибо, друзья не забыли, квартиру дали. Думаю, как жить дальше.

Тут мы доехали. Я с сожалением попрощалась. Я бы еще поговорила, и, казалось, ему тоже надо было с кем-то поговорить. Он одновременно боялся осуждения и надеялся на понимание. Такой большой искренний ребенок, похожий на медведя с очень добрым лицом. В моей голове взрыв… Ведь доброту нельзя подделать и сымитировать, она светится и греет того, кто оказывается рядом.

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама