Политика
Москва, 08.12.2016


Почему Путин не вводит войска в Донбасс

«Expert Online» 2014
Фото: ИТАР-ТАСС

Сразу же после победы Петра Порошенко на президентских выборах, Украина начала масштабную операцию на Востоке. По всей видимости, украинские власти приняли решение подавить Юго-Восток одним массированным ударом. По крайней мере, об этом можно судить по колоссальному объему «краткосрочной» пропагандистской информации, выброшенной украинскими СМИ вечером в понедельник (она очень легко могла быть опровергнута через какое-то время, однако несла в себе мощнейших заряд, поражающий читателей в данный конкретный момент - взять хотя бы историю с объявлением руководством ЛНР войны ДНР). Счет погибших за последние пару дней уже идет на сотни. В этой связи считающие себя «патриотическими» силы и политологи стали требовать от Владимира Путина немедленного ввода войск на Донбасс и спасения русскоязычных жителей этого региона от террора со стороны официального Киева. Однако Москва не только не отдала приказ на штурм украинской границы, но и даже не угрожала Киеву последствиями за агрессию против Донецкой и Луганской республик. Реакция российского МИДа на ужесточение АТО была крайне сдержанной. «Ожидаем от представителей ОБСЕ объективных и исчерпывающих данных на сей счет, а от киевских властей — прекращения войсковой операции против собственного населения», говорится в заявлении ведомства.

В результате Владимира Путина называют предателем, российские патриоты и украинские националисты в один голос говорят о том, что Москва «слила Донбасс» ради стабилизации отношений с новой украинской властью. Под сомнение поставлена даже «доктрина Путина» о русском мире. Однако подобные обвинения выглядят, мягко говоря, преувеличенными.

Прежде всего, в Москве не испытывают завышенных ожиданий относительно победы Порошенко. Скорее наоборот - с его приходом ситуация на Украине и в российско-украинских отношениях осложнилась. Так, очевидно, что новоизбранный президент сразу же начал политику по дальнейшей эскалации ситуации на Украине. Прежде всего, он (вопреки занимаемой им позиции во время предвыборной кампании) взял курс на продолжение и углубление антитеррористической операции на юго-востоке. Таким образом он хочет «окончить войну, покончить с хаосом и принести мир в единую и свободную Украину». При этом все осознают, что даже если украинским войскам удастся одержать военную победу над федералистами, взять Донецк и Луганск, то Украина после этого не станет ни единой, ни свободной. Для того, чтобы она стала единой, в Киеве должны прекратить рассматривать жителей Юго-Востока как людей второго сорта и террористов, перестать строить жесткое унитарное государство. Нынешняя Украина скроена из ряда исторических областей, веками живших не просто в составе разных стран, а в разных цивилизациях. У жителей Украины разные, иногда даже диаметрально противоположные ценности и герои. Киев в этой ситуации должен заниматься не идеологическим диктатом, навязыванием принятое в одной части Украины понимание истории другой части, а служить медиатором между всеми ее частями, строить во всех смыслах федеративное государство. Если этого не случится, то протесты на юго-востоке станут перманентными. Особенно при наличие такого мощного центра притяжения русскоязычного мира как Россия.

Свободной Украина при нынешней политике тоже не станет. Она является буферной территорией, и должна жить по правилам буферной территории (если конечно хочет все-таки состояться как государство, обеспечить собственную безопасность и экономическое процветание). Эти правила включают в себя внеблоковый статус и равноудаленные партнерские отношения со всеми региональными центрами силы. Однако Киев не просто не готов стабилизировать отношения с Россией, специально смягчившей свою позицию в отношении путчистов, но и даже отказывается вести с Москвой серьезные переговоры с глазу на глаз. «В нынешней ситуации двусторонние переговоры без присутствия США и ЕС не представляются возможными. С ними только сядешь за стол на двоих, обязательно обманут, а потом будут говорить, что так и было - с умным и уверенным лицом», - говорит украинский премьер-министр Арсений Яценюк. Более того, украинские власти фактически отказываются от развития отношений с Россией. «Нормализация отношений с Российской Федерацией невозможна до тех пор, пока Россия не отведет своих войск от границы Украины, пока не будет освобожден Крым, пока Россия не прекратит агрессивную политику и преступную риторику, с которой она относится не только к Украине, а ко всем соседним государства. Именно тогда наступит нормализация наших отношений с Москвой», - заявил замминистра иностранных дел Украины Даниил Лубкивский. При этом чиновник делает вид, что не понимает права России держать войска в любой точке на своей территории, перманентной потери Крыма, а также статуса России как региональной державы и объективной необходимости проведения ею активной внешней политики в своей сфере влияния.

Также в России не питают иллюзий относительно договороспособности украинских властей в целом и Петра Порошенко в частности. Лакмусовой бумажкой здесь является газовый вопрос. Киев отказывается платить за предыдущие поставки и открыто шантажирует как Россию, так и Европу. Если они не выполнят данное обещание и до середины недели не перечислят два миллиарда долларов в качестве оплаты долга, то станет очевидно, что с этими властями нельзя иметь дело.

Наконец, Россия не отказывается от поддержки Донбасса - просто делает это куда менее опасными для собственного имиджа способами, нежели официальный ввод войск. Нужно понимать, что задача Москвы не в том, чтобы добиться независимости ДНР и ЛНР, а в том, чтобы вынудить Украину стать федерацией и получить на своих юго-западных границах стабильное и предсказуемое государство. Подобная политика требует крайне выверенного подхода - главное не переборщить с действиями. России нужно сохранение статус-кво до тех пор, пока Киев не протрезвеет и не поймет безвыходность своего положения, поэтому Москва действует сообразно обстановке. Тратит столько ресурсов, сколько нужно. Соответственно, изменение баланса в сторону Киева требует от Москвы приложить такое количество усилий, которое вернет статус-кво. Именно поэтому сразу же после обострения ситуации к ополченцам двинулось масштабное подкрепление из «добровольцев» из России. Украинские официальные лица сообщают о неоднократном прорыве государственной границы. «У на есть все основания утверждать, что направление российских террористов на территорию Украины осуществляется под непосредственным контролем российских спецслужб. Нет иллюзий - агрессия продолжается», - заявил Даниил Лубкивский. О прибытии подкрепления говорят и сами ополченцы. «На нашу территорию прибыл добровольческий спецназ из дружественного государства! Количество спецназовцев огромное! Более того, на территорию ДНР из третьих стран прибыли переносные комплексы Стингер, модернизированных для борьбы с самолётами, вертолётами!». Российские пограничники, конечно, утверждают, что никаких пересечений не было, однако факты говорят сами за себя - украинский блицкриг захлебнулся, Донецк до сих пор не взят. Пережившая крайне непростые моменты ДНР продолжает сопротивляться. 

«Эксперт Online» связался с непосредственными участниками последних событий на Востоке. Слово Донецку:

Мирослав Руденко, сопредседатель правительства ДНР:

 – Я практически круглосуточно нахожусь в здании бывшей городской администрации. Отсюда не слышно перестрелок, на улицах сейчас безлюдно и тихо. Мы пытаемся переключить все процессы управления с Киева на Донецк, чтобы жизнь республики не остановилась. Люди смертельно устали, но настроены решительно – обороняться и работать. Не смотря ни на что, жизнь продолжается…

Виталий Локоть, ополченец:

- Много погибших – стопроцентно больше 100 человек. Точное число неизвестно. В целом, потерь у нацгадов больше, чем у нас.

Все минувшие сутки я возил трупы. Отвез 29 тел, сколько их всего – я не знаю. Среди погибших и ополченцы, и местные жители. Когда украинские военные расстреливали людей с вертолетов, они особо не смотрели, в кого стреляют. У кого тело напополам, у кого руки нет, у кого – головы. Морг переполнен.

Понятно, Порошенко хочет зачистить нас как можно скорее. Но не думаю, что это ему удастся. Эти звери, Нацгвардия, способны на что угодно. Но пускать их в город никто не собирается…




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    ИТАР-ТАСС Автор: Красильников Станислав

    «Аналитики предполагали, что никакой приватизации не будет вообще, и российская компания сама же у себя и выкупит этот пакет акций. А что же получается, в итоге? Путин переиграл всех», - написала Wall Street Journal по поводу приватизационной сделки «Роснефти» с консорциумом Qatar Investment Authority и Glencore


    ПРЕДОСТАВЛЕНО КРАСНЫМ КРЕСТОМ

    Война и рыцари

    Есть ли место гуманности в современных вооруженных конфликтах и готовы ли страны соблюдать гуманитарные обязательства 70-летней давности

    Артем Коротаев/ТАСС

    В ОПЕК надеются на рост нефтяных цен до $60-$70

    Интрига в связи с предстоящей приватизацией пакета акций «Роснефти» разрешилась. Какие бонусы получат участники планируемой сделки? Почему в сделке принимает участие нефтетрейдер Glencore и в чём может быть интерес банка Intesa Sanpaolo?

    AP/TASS

    Кризис еврозоны

    Греция возвращается на привычное место «главного больного Европы»

    Греция с огромным трудом поднялась на ноги и стоит сейчас, слегка покачиваясь, но для того, чтобы ее свалить обратно на землю, достаточно не очень сильного порыва ветра. Такой сценарий более чем реален, потому что встреча министров финансов ЕС закончилась в части Греции провалом

    ИТАР-ТАСС/Валерий Шарифулин

    Российский газ придет в Индию

    Индия ищет пути, по которым сможет получать российский газ из Сибири. Если удастся договориться с Мьянмой и Китаем о газовом свопе, России не придется строить крайне затратный трубопровод для поставок топлива на индийский рынок

    Замир Усманов/ТАСС

    Финансы

    Хромой спутник нефти

    Аналитики Credit Suisse Group считают, что в следующем году ОФЗ и рубль ждет падение, в связи с чем стоит избавляться от российских активов. Однако эксперты уверяют, что есть основания и для более оптимистичных оценок