Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Лицензия на непригодность

«Expert Online» 2014

В четверг 29 мая созданный в прошлом году Фонд развития инициатив в Интернете (ФРИИ) проводил так называемый Demo Day второго выпуска своего акселератора. Двадцать малых инновационных предприятий (“стартапов”) из разных городов страны выступали с кратким рассказом (так называемым “питчем”: “pitch” – слово, обозначавшее изначально выкрики базарного зазывалы) о представляемых ими инвестиционных возможностях. Присутствовали представители нескольких десятков инвесторов (венчурных фондов и так далее), было немало журналистов

Всё прошло превосходно. Выступавшие “зазывалы” были прекрасно подготовлены. Презентации были лаконичны, и вместе с тем содержали почти все ответы, которых ждут инвесторы при первом знакомстве. Сами “выкрики”, то бишь сопровождавшие показ слайдов пояснения, были выверены до последнего слова, и отрепетированы до такой степени, что казались естественной речью, как у профессиональных актёров. Иными словами, “упакованы” проекты были самым наилучшим образом: наставникам из акселератора ФРИИ следует за “упаковку” заслуженная пятёрка.

Судя по некоторым признакам, за три месяца пребывания в акселераторе владельцы и сотрудники многих предприятий получили полезные производственные, финансовые и торговые навыки (судить об этом уверенно на основании кратких “питчей” невозможно). Сами же предприятия – возможно, не все - ощутимо прибавили в продажах, согласно презентациям. Если оно так – опять же, поздравления сотрудникам акселератора ФРИИ.

Многие из предложенных инвестционных возможностей показались привлекательными. Сказать наверняка не могу: предлагаемые к инвестциям предприятия завёрнуты в красивую “упаковочную бумагу” и всячески разукрашены, однако свойства ли это самих предприятий, или именно упаковки, разглядеть сразу сложно. Именно в этом – в повышенных затратах труда и времени на оценку “упакованных” проектов - претензия венчурных капиталистов, включая и вашего покорного слугу, к племени “упаковщиков”, именуются ли они “менторами”, акселераторами, консультантами, экспертами, или как ещё. Подготавливая проекты к общению с инвесторами, они, как всякий специалист по макияжу, подчёркивают выгодные стороны “невесты”, и скрывают недостатки: их собственный профессиональный успех зависит от получения подопечными венчурных капиталов. (Обычно акселератор или независимый наставник получает в виде вознаграждения несколько процентов в капитале компании при получении ею первого раунда инвестиций от фонда).

Общим у большинства проектов было, что многие обещают к 2017 году продажи на уровне сто-двести-триста – и хорошо, если семьсот миллионов рублей. Правда, и вложить просят немного: кто шесть-семь миллионов, кто пятнадцать-двадцать. То есть, с виду, может иметь место неплохая прибыль. Впрочем, постороннему названные цифры сообщают мало. Поясняю: для инвесторов цифры удручающие. Фонд, имеющий всего $30 миллионов (примерно миллиард-миллиард с четвертью рублей) – а это очень маленький фонд! - должен вкладывать примерно по $2 миллиона в проект. Вкладывать меньше невозможно, сотрудники, число которых ограничено, не справятся с большим числом портфельных предприятий, не говоря про высокую трудоёмкость самого отбора и осуществления капиталовложений. Средний фонд, впрочем, много крупнее – сответственно, и размер проекта у него больше (подробнее смотри «Математика венчурного дела»).

Когда ФРИИ ещё только создавался, его зачинщики так объясняли президенту Путину цель новой организации: на рынке множество проектов, которые не находят инвестиций у венчурных инвесторов. Инвесторы выражали (или таили про себя, кто как) сомнения на этот счёт: никому и в голову не могло прийти, что ФРИИ станет подбирать пусть и занятные, но явно “неформатные” для рынка проекты. Разумеется, желаю всем всяческого успеха. Однако в который уже раз, теперь уже не с умозрительным, но вполне действительным основанием выражу сомнение в необходимости шесть миллиардов государственных, по сути, рублей выделять на деятельность столь мелкомасштабную (шесть миллиардов - величина капитала ФРИИ, источник которого не называется, но все уверены, что деньги, по просьбе президента, поступают от крупного государственного предприятия). Это даже не из пушки по воробьям, а ядерной бомбой по микробам. А главное, идеально упаковав проекты и обучив предпринимателей всему, чему можно, возможности столь мелких проектов приносить ощутимую пользу народному хозяйству серьёзно не увеличишь, увы.

Что такое неформатный проект? Это как если создать производство настоящих автомобилей размером с педальные, детские. Какой-то спрос найдётся: со стороны маленьких людей (“лиллипутов”). Однако даже окупиться подобная инвестиция не сможет, не говоря о прибылях, поскольку в мире таких людей всего 30 тысяч, включая стариков и детей. Годовое производство хорошо если 1000 штук, рынок для автопрома ничтожный. Примерно такого рода небольшие проекты – повторю, возможно, очень хорошо задуманные и исполненные - и предлагались. (Прошу у владельцев проектов прощения за некоторое неизбежное образное преувеличение в приведённом примере).

После представления проектов было объявлено время для общения предпринимателей с инвесторами. Как ни удивительно, к вашему покорному слуге – мужчине довольно крупному, с крупной же надписью “Инвестор” на нагрудной карточке, как и у других инвесторов, - за почти час никто не подошёл. Не видел, и чтобы подходили к другим, хотя наблюдал внимательно. В ответ на моё удивление, сотрудница акселератора высказала предположение, что, наверное, команды проектов ожидают, что это к ним, как к выступавшим, будут подходить инвесторы. Возможно, оно и так, однако не свидетельствует ли это об отсутствии предприимчивости?

Дело здесь не в амбициях, однако, если у инвесторов есть спрос на инвестиционные возможности (они ведь пришли – и слушали “питчи” больше трёх часов, и потом сразу не уходили), отчего спрос на капиталы не проявили своим поведением владельцы проектов? И, заходя на шаг дальше, почему наставники из акселератора не подсказали своим подопечным, как правильно действовать? Ведь это дело – спрос и предложение - по меньшей мере, взаимное (на самом деле, далеко не взаимное: уже писал, что вероятность для инвестора встретить выгодный проект – доли процента, тогда как у каждого инвестора заведомо имеются на все сто процентов необходимые капиталы). Было впечатление, что очень хорошо подготовили представление, видя именно в нём, а не в привлечении денег, венец работы.

Когда направляюсь на какое-то мероприятие – на Петербургский ли экономический форум, на Сибирскую ли венчурную ярмарку, на Лондонскую ли конференцию инвесторов в инвестиционные фонды – всегда внимательно изучаю список участников (если списка в открытом доступе нет – запрашиваю у организаторов). Списываюсь с теми, кто интересен, договариваюсь о встречах. Иных “ловлю” прямо на мероприятии. Часто прошу организаторов помочь встретиться с теми, на кого наибольший спрос. Так или иначе, но всегда в компьютере и фотография, и досье на человека и компанию, и вопросы, которые требуется ему задать, и интересные для него темы: чтобы дать возможность высказаться и внимательно выслушать (Да, всё по Карнеги!). Если еду с сотрудниками – каждому ставится своя задача. Это - азы предпринимательства (венчурное дело – такое же предпринимательство, как всякое прочее).

Ничего подобного не увидел на Демо Дне со стороны представлявших проекты предпринимателей – и предельно удивлён. Это тем более неожиданно, что на самом деле для новичка в соискании инвестиций возможность лично познакомиться с инвестором и перемолвиться с ним – редкая удача. Инвесторов выслеживают на мероприятиях, ищут, кто бы мог представить, подолгу ждут, когда он освободится от других разговоров, и так далее. Расшибаются, в общем, в лепёшку. Недаром же возникло выражение «elevator pitch» (лифтовый «питч»): когда предприниматель вскакивает в один лифт со спешащим инвестором, и за время подъёма рассказывает о своём проекте, в случае успеха выходя из лифта с визитной карточкой инвестора.

А здесь - ФРИИ пригласил практически всех инвесторов Москвы, и полное спокойствие! Полное отсутствие интереса со стороны владельцев проектов к держателям капиталов! Ни один даже не спросил у сотрудников акселератора списка приглашённых инвесторов, чтобы подготовиться как следует – я специально узнавал. Точно ли это предприниматели? Не нанятые ли актёры? И ведь многие из других городов, из далёкой Сибири. Прилететь оттуда в Москву стоит десятки тысяч рублей. Так и улетят, упустив прямо перед ними стоявшие «капитальные возможности»? И после этого мне рассказывают в Фейсбуке, во Вконтакте и в ЖЖ, что у нас не проявляют внимания к «стартаперам»?

Не менее странно, что ни одна из команд ни до своего зачисления во ФРИИ, ни в ходе обучения не присылала нам заявок на инвестиции (и не только нам – спрашивал кое-кого из коллег). Не то чтобы наш фонд был главным, совершенно не так. Однако если ты не послал заявку ВО ВСЕ более или менее профильные для твоего проекта фонды, это проявление преступной предпринимательской халатности. Кто же знает, где его ждёт удача? Опять же, три месяца в Москве на государственных (ФРИИ) харчах: можно было за это время уже привлечь деньги, при прочих равных. И здесь – также отсутствие предприимчивости. (Видимо, и здесь не было подсказки со стороны наставников из акселератора?).

Как венчурный инвестор, смотрю на подобное просто: предприниматель, соискающий наших инвестиций, будет точно так же – вяло, уныло, без огонька - продавать свои изделия/услуги, как он пытался нам «продать» свой проект. Те, кого представлял ФРИИ 29 мая, не будут рассылать всем возможным покупателям предложения о продаже. Не станут на отраслевых ярмарках и выставках обходить каждого предполагаемого заказчика и убеждать купить свой товар. Не наберутся духу обращаться к ним снова и снова. Не проявят бесконечной настойчивости и упорства – и не доведут дело до успеха. Хотя, возможно, подготовят прекрасные презентации для покупателей. В этом почти уверен, их научили. Да только этого очень мало.

Скажут, ребята не сообразили, растерялись, их отвлекло присуждение дипломов.... Штука в том, что несообразительные предприниматели мало интересны инвесторам. А особенно такие, которых праздничная суета способна отвлечь от их дела.

ФРИИ предлагает рассмотреть подобных «выпускников» в качестве инвестиционной возможности? Благодарю покорно. И, к сожалению, вынужден заключить, что те грамоты, которые выдавали на сцене командам проектов в подтверждение окончания курса в акселераторе, выглядят теперь в моих глазах как лицензия на предпринимательскую профнепригодность.

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама