Экономика
Москва, 09.12.2016


Волшебное свойство Стабфонда

«Expert Online» 2014
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Не всё в денежной политике зависит от Центрального Банка. Минфин (и Правительство в целом) могут сделать много полезного для экономики России, если … уменьшат расходы бюджета. В статье объясняется, почему накопление международных резервов путем создания специальных фондов, сказывается на экономике благоприятно

О важности здравого смысла и теории

Путь к решению многих проблем человечества был тернист. Часто от полного непонимания происходящего люди постепенно двигались в сторону удачных практик, а затем и полного понимания проблемы и ее решения. 

Первый уровень – полное непонимание. Если рассматривать такой путь на примере болезней, то у древних людей (как, впрочем, и у некоторых вполне современных) очень часто случалось, что болезнь воспринималась как божья кара или кара других сверхъестественных сил. И человеку не оставалось ничего, кроме как смириться с судьбой или молиться богу о выздоровлении.

Второй уровень понимания возникал, когда люди присматривались к проблеме внимательнее, и интуитивно находили решение. Очень удачным примером может служить история цинги. Эта болезнь была известна еще у древних. Но с развитием мореплавания она стала просто бичом моряков. Португалец Васко да Гама, открывший в конце 15 века морской путь в Индию, потерял более 100 из 160 своих моряков во время путешествия, главным образом из-за цинги. По оценкам ученых, на кораблях во время дальних плаваний с 1600 по 1800 год погибло более миллиона моряков, больше чем во всех морских сражениях за это же время. Вспышки цинги наблюдались также и в осажденных крепостях, тюрьмах, удаленных поселках. Не обходилось без суеверий – моряки искренне верили, что болезнь пройдет, как только они сойдут на берег.

Проблема сдвинулась в сторону решения, когда британский врач Джеймс Линд в 1747 году провел первое, как считается теперь, клиническое исследование. И выявил, что употребление лимонов лечит человека от цинги почти за неделю. А если их потреблять заранее, в качестве профилактики, то люди цингой просто не заболевают. Что важно, в 1754 году Линд опубликовал результаты своих исследований в виде «Трактата о цинге». Во многом благодаря этой публикации позднее, к 1794 году, лимоны стали обязательными в рационе британских моряков, за что их и прозвали «лимонниками». Механизм влияния лимона на излечение от цинги не был ясен, но это не мешало успешно использовать лимоны для лечения и профилактики болезни. Понимание механизма было неважно, простой здравый смысл и практика показывали, что этот метод работает.

Третий уровень понимания возникал, когда люди начинали понимать внутреннюю суть вещей, механизм решения проблемы. Для цинги это произошло, когда был открыт витамин C. Именно его недостаток, как выяснилось, вызывал цингу. Казалось бы, что нового могло добавить это открытие, если «рецепт» от болезни в виде лимонов уже был найден раньше. Но более глубокое понимание природы цинги как разновидности авитаминоза (недостатка витамина С), позволило выявить новые способы борьбы с этой болезнью. Были выявлены другие продукты, богатые витамином С, а в скором времени была синтезирована аскорбиновая кислота и цинга была побеждена окончательно.

В этой статье будет рассмотрено влияние созданного в 2004 году Стабфонда и сегодняшнего «бюджетного правила» на экономический рост в России. Как будет показано далее, понимание того, как работает накопление резервов, находится пока на уровне лечения цинги лимонами, т.е. на втором уровне понимания. Мы попробуем разобраться в механизме воздействия «бюджетного правила» и выйти на более высокий, третий уровень понимания проблемы.

Отношение к Стабфонду и «бюджетному правилу» на уровне реальной политики

Для начала пояснения – о чем речь. Стабфонд, созданный в 2004 году по инициативе Алексея Кудрина, представлял собой валютные (прежде всего долларовые) накопления бюджета. Он задумывался, как своеобразная подушка безопасности на случай снижения цен на нефть. С января 2008 года он был разделен на две части – Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. А «бюджетное правило» есть, по сути, не что иное, как правило, по которому «сверхдоходы» от экспорта нефти изымаются из расходуемой части бюджета, и распределяются по этим двум фондам. Алексей Кудрин, как инициатор создания Стабфонда, зачастую воспринимается и как главный его идеолог.

И сама идея Стабфонда, и «бюджетное правило», и лично Кудрин, подвергаются серьезной критике со стороны ряда политиков и экономистов. Одним из последовательных критиков является советник Президента, академик Сергей Глазьев. В 2005 году он писал: «Еще более абсурдной и просто аморальной является политика Правительства по замораживанию сотен миллиардов рублей бюджетных доходов в Стабилизационном фонде на фоне нищенской зарплаты работников бюджетной сферы, катастрофического для будущего страны недофинансирования расходов на образование, науку и здравоохранение, разложения пораженной коррупцией правоохранительной системы и других язв бедного и беспомощного государства». Сравните это с его высказыванием в августе 2014 года: «Опубликованная 7 августа статья министра экономики России Алексея Улюкаева радует смелой позицией автора в отношении «священной коровы» денежных властей России – бюджетного правила, запрещающего свободное использование нефтегазовых доходов бюджета. Хотя никто из здравомыслящих экономистов не поддерживал введение этого правила, оно стало считаться чем-то само собой разумеющимся после нескольких лет безответной критики». Как мы видим из этой цитаты, отрицательное отношение Сергея Глазьева к «бюджетному правилу», а, следовательно, и к накоплению валютных резервов, сохранилось.

Почему же тогда президент России Владимир Путин придерживается консервативной точки зрения, и не торопится отменять бюджетное правило? «Думаю, что сейчас нет уже никакой необходимости говорить о каком-то изменении бюджетного правила» - сказал президент, высказываясь в июле этого года на темы экономической политики.

Можно только догадываться, чем руководствуется в своих решениях Президент или Председатель правительства. Но вполне допустима простая логика: если что-то работает, зачем это менять? Все в точности как в рассмотренном нами выше примере: если лимон помогает от цинги, то лучше не исключать его из рациона. А если накопление резервов ведет к росту экономики, то зачем прекращать удачную практику? Если взглянуть на динамику золотовалютных резервов (точнее, международных) России, то мы увидим: на фоне роста резервов в 1999-2008 годах наблюдался бурный рост экономики (график 1). Но как только резервы резко снизились во время кризиса 2008 года, последовало падение ВВП в 2009 году. И проблемы в экономике в 2014 году могут быть объяснены тем же: в 2013 году резервы снизились.

График 1. Периоды роста резервов совпадают с годами роста ВВП в России. Падение резервов совпадает с кризисами.

Источник: ЦБ РФ (Госдолг – внешний), расчеты автора.

И это не только российское явление. Как пишут в своей работе академик Виктор Полтерович и доктор экономических наук Владимир Попов, «Упрямый и до сих пор мало исследованный экономистами факт состоит в том, что страны, ускоренно накапливающие золотовалютные резервы, растут быстрее других. Все десять развивающихся стран, которым удалось в 1960-2000 гг. добиться повышения ВВП на душу населения на 3% в год и больше, от Ботсваны до Малайзии, увеличили отношение резервов к ВВП за этот период на 10-20, а то и больше процентных пунктов. … Существует явная зависимость между темпами экономического роста и темпами накопления валютных резервов, независимо от того, как мерить резервы – по отношению к ВВП или по отношению к импорту. Статистический анализ показывает, что это связь очень устойчива, и сохраняется даже тогда, когда принимаются в расчет и другие традиционные факторы роста - доля инвестиций в ВВП, исходный уровень хозяйственного развития (ВВП на душу населения), темпы роста населения»

Итак, всё вроде бы ясно: накопление резервов помогает росту. Но если вспомнить приведенный выше пример с цингой, такое понимание сродни лечению цинги лимоном: не совсем понятно, почему это работает, хотя действует достаточно эффективно.

Для перехода на новый уровень понимания, нам (опять использую аналогию с цингой) необходимо открыть своеобразный «витамин С». Говоря другими словами, нам надо понять, каким образом политика накопления резервов способствует росту ВВП. Это поможет нам придумать и другие способы стимулирования экономического роста. 

На мой взгляд, механизм становится понятным, если использовать для этого достаточно известную теорию, хорошо объясняющую кризисы и взлёты в экономике постсоветской России. Она поможет нам прийти к абсолютно практическим выводам, касающимся «бюджетного правила», Резервного фонда и других важных моментов бюджетной политики. Она же покажет эффективные рычаги воздействия на экономику, находящиеся в руках Минфина и Правительства в целом.

Теория: сокращение реальной денежной массы в России ведет к кризису

Если мы посмотрим на динамику реальной (т.е. с поправкой на инфляцию) денежной массы в России с 1992 года, то увидим, что каждый раз, когда в стране сокращалась денежная масса, это вело к кризису. И наоборот, если денежная масса росла, то в экономике наблюдался рост (График 2). 

График 2. Сокращение реальной денежной массы ведет к падению ВВП, рост денежной массы ведет к экономическому росту.

  

Источник: ЦБ РФ (номинальная денежная масса); Росстат (данные по инфляции); расчеты автора. АППГ – аналогичный период прошлого года.

Это не является новым словом в экономической науке. В 1976 году Нобелевскую премию по экономике получил Милтон Фридман. Одной из его заслуг является то, что он показал огромное влияние «денежных сил» на развитие экономики. В частности, он показал, что причиной Великой депрессии в США в 1929-1933 годах стало сокращение денежной массы (money supply) в период с 1929 по март 1933 года. Он подробно описал ошибки, допущенные ФРС в те годы. Именно уменьшение количества денег в экономике на 38% привело тогда к падению экономики США на 30%, к росту уровня безработицы до 25% и многим другим негативным последствиям, как экономическим, так и социальным. (График 2).

График 3. Сокращение денежной массы на 38% привело к Великой депрессии в США.

Источник: ФРС США

У Великой депрессии были далеко идущие политические последствия. Ведь именно Великая депрессия в США и других капиталистических странах на фоне бурного развития экономики СССР сделала социалистический путь развития более привлекательным в глазах многих людей по всему миру.

«Нет ничего практичнее, чем хорошая теория». В полном соответствии с этим постулатом, идеи Фридмана помогли Бену Бернанке (глава ФРС в 2006-2014 годах) во время последнего кризиса избежать очень тяжелых последствий для американской экономики. А учитывая огромное влияние доллара – и для всей мировой экономики. В случае повторения ошибок Великой депрессии, падение денежной массы в США могло составить до 58% (График 3). Для сравнения – во время Великой депрессии, как было сказано, денежная масса снижалась «всего» на 38%. 

График 4. Потенциально денежная масса могла в США упасть более чем в 2 раза, но этого удалось избежать благодаря активным действиям ФРС.

Источники: Денежная масса – данные ФРС, потенциал падения рассчитан по фактическому падению денежного мультипликатора.

После взгляда на этот график становится понятным: то, что мы наблюдали в 2008 году было лишь слабым отголоском прошедшего стороной страшного урагана.

Вернемся с американской почвы на российскую. Теория о зависимости экономического роста от рублевой денежной массы хорошо объясняет все кризисы в России с 1992 года и даже объясняет причины замедления экономики России, начавшееся с 2012 года. То, что важно подчеркнуть для дальнейшего изложения – российский ВВП зависит именно от рублевой (т.е. не от долларовой) денежной массы. Это очень хорошая новость для ответственных за экономическую политику в стране. Тема влияния денег на экономику России раскрыта в таких публикациях журнала «Эксперт» как «ЦБ – главный нефтяник страны» и «Ставки сделаны, ставок больше нет».

У того, кто прочел эти статьи, может сложиться неверное представление о том, что решение проблемы экономического роста в России находится целиком в руках Центрального банка России. Да, у ЦБ больше возможностей на этом поле, и он может своими действиями компенсировать многие ошибки других ведомств. Но на динамику денежной массы очень сильно сильно влияет и бюджетная политика, которая (в отличие от денежно-кредитной политики, находящейся в руках ЦБ) в большей степени находится в руках Правительства и конкретно Минфина.

Попробуем, опираясь на нашу теорию о влиянии денег на ВВП, ответить на один главный вопрос: что лучше для роста ВВП, накапливать «сверхдоходы» от нефти в виде валютных резервов (условно, «система Кудрина»), или лучше потратить эти доходы на недофинансированные статьи (условно, «система Глазьева»)? Эти решения лежат в области именно бюджетной политики. Ответив на этот вопрос, мы поймем, правильна ли была идея создания Стабфонда и стоит ли отменять «бюджетное правило».

Немного забегая вперед скажу, что решив этот вопрос, мы можем ответить на множество других. Например, где лучше хранить бюджетные деньги? В чем их лучше хранить – в долларах или в рублях? Выгодно ли бюджету кредитоваться у ЦБ? Ответив на эти вопросы, мы придем к совершенно практическим выводам о том, что прямо сейчас может сделать Правительство для выправления экономической ситуации в стране.

Основы «денежной механики»

Те, кто знаком с понятиями «денежная база», «денежная масса» и «денежный мультипликатор», могут без всякого ущерба для понимания материала сразу переходить к следующему заголовку. Остальным предлагаю коротко ознакомиться с основами «денежной механики».

Для того, чтобы понять, как воздействует на экономику «бюджетное правило» и другие решения, принимаемые Минфином, необходимо, пусть и в несколько упрощенном виде, понимать как создается та самая денежная масса, от которой, по нашей теории, зависит состояние экономии. Эта своего рода «денежная механика» показана на рисунке (График 4).

График 5. Для того чтобы деньги начали работать, они должны выйти из недр Центробанка и поступить в банковскую систему, где они «преумножаются» в несколько раз.

* Показано значение мультипликатора, приближенное к российскому (факт на 01.08.2014 m=3,17).

На графике 4 эти два шага показаны на простом числовом примере. Первый шаг: ЦБ «напечатал» (сейчас возможна и электронная эмиссия, поэтому слово в кавычках) 30 млрд. рублей. Пока эти деньги находятся в ЦБ, никаких изменений в денежной массе не происходит. Деньги в экономику не поступили.

Второй шаг: ЦБ транслирует эти деньги в экономику. Происходить это может разными путями, например, путем выдачи кредита коммерческому банку. Тем самым денежная база банковской системы увеличивается на 30 млрд. рублей. Бернанке называет денежную базу «деньгами повышенной мощности» (high-powered money), т.к. банковская система увеличивает эти деньги в несколько раз. Получившийся результат и есть денежная масса. Для России коэффициент увеличения (называемый по-научному «денежным мультипликатором») равен примерно трем (точнее 3,17 по данным ЦБ на 01.08.2014 года). Таким образом, из 30 млрд. рублей, полученных банковской системой от ЦБ получается приращение денежной массы на 90 млрд. рублей. 

Сразу оговорюсь, что эта схема упрощена. Например, в реальности часть денежной базы (в виде обязательных резервов) банки должны хранить в ЦБ. Но мы не будем вдаваться в эти и другие тонкости, т.к. они не влияют на правильность сделанных далее выводов.

Данные по денежной массе и денежной базе имеются в открытом доступе на сайте Центрального Банка России. Ниже (график 5) приведены эти два показателя и денежный мультипликатор за ряд лет.

График 6. Денежная база, денежный мультипликатор и денежная масса в России.

 

Итак, взяв на вооружение эту простую схему, объясняющую нам «денежную механику», попробуем оценить разные способы хранения и использования бюджетных денег. Но для этого мы должны для себя понять – где в этой схеме изначально находятся бюджетные деньги.

Бюджетные деньги хранятся в ЦБ

Для тех, кто об этом не задумывался, это может стать настоящим откровением. Деньги бюджета хранятся в ЦБ на специальных счетах Казначейства. Существует, конечно, система «размещения остатков временно свободных бюджетных средств» на счетах коммерческих банков. Но объемы размещаемых таким образом денег настолько малы, что не оказывают существенного влияния на картину в целом.

Получается, что деньги, попавшие в бюджет, перестают работать в экономике. И к этим деньгам неприменим денежный мультипликатор. В экономику они поступают, когда бюджет начинает расходоваться. В этом случае деньги поступают на счета в коммерческих банках (например, фирм, выполняющих оборонный или другой государственный заказ) и затем мультиплицируются, преумножаются. По сути, мы получаем повторение исходной схемы, изображенной на графике 4, лишь уточняя, что деньги в ЦБ не «напечатаны», а оказались на счету Казначейства после сбора налогов (график 6).

График 7. Когда бюджетные деньги хранятся, они не работают. А работать они начинают лишь при расходовании бюджета.

 

Волшебное удвоение эффекта от бюджетных денег

Попробуем ответить на наш главный вопрос, о целесообразности создания Стабфонда и установления «бюджетного правила». Предположим, что изображенные (см. график 6, шаг 1) 30 млрд. рублей – это часть «сверхдоходов» от экспорта нефти. По «системе Глазьева» их лучше потратить (окажемся в правой части графика), а по «системе Кудрина» их надо сохранить на «черный день» (останемся в левой части). На первый взгляд, кажется, что прав Глазьев. Ведь если деньги лежат в рублях на спецсчете в ЦБ, то от этого денежная масса в стране не увеличивается. А в случае, когда эти деньги тратятся, они поступают в экономику, растет рублевая денежная масса, а с ней, как говорит наша теория, и вся экономика.

Но мы должны учесть одно очень важное обстоятельство: по «системе Кудрина» Стабфонд формируется не в рублях, а в валюте. И это в корне меняет дело. Примем для простоты расчетов курс равным 1 доллар= 30 рублей. Для наполнения Стабфонда валютой, необходимо ее купить на 30 млрд. рублей. При этом у экономических агентов (например, у имеющих валюту экспортеров или населения) покупается 1 млрд. долларов, а в экономику взамен (этим же агентам) поступает 30 млрд. рублей. В результате вырисовывается удивительная картина: бюджет не потрачен (меняется лишь форма его хранения из рублевой в долларовую), а эффект для экономики получается такой же как при расходовании 30 млрд. рублей (график 7).

График 8. Покупка валюты на бюджетные рубли возвращает их (рубли) в экономику без расходов для бюджета

 

Вот она, картинка, которая объясняет, почему «система Кудрина» лучше, чем «система Глазьева». Бюджет экономит деньги, не тратит их, пополняя Стабфонд (ФНБ и т.п.). Деньги в бюджете не исчезают, лишь меняют «форму», но для экономики достигается такой же эффект, как от расходования 30 млрд. бюджетных рублей. 

Получается, что «бюджетное правило» сверхэффективно. А точнее, эффективно не «бюджетное правило», а накопление валютных резервов. Эта оговорка важна, по двум причинам. 

Во-первых, если бюджетные средства поступают в фонды не в виде валюты, а в виде рублей, то никакого эффекта не получается. Именно в этом случае увеличение сбора налогов будет не благом, а злом для экономики, ведь эти деньги будут в виде рублей оказываться в ЦБ на счетах Казначейства «мертвым грузом».

Во-вторых, если по правилу не предполагается пополнение фондов (а правило предполагает пополнение только при высоких ценах на нефть), то никакого эффекта не получается тоже. Еще хуже, если фонды (Резервный, Национального благосостояния) начинают не накапливаться, а тратиться. В этом случае получается обратная ситуация и очень сильный отрицательный эффект для экономики. Простите за тавтологию, правильное «Бюджетное правило» должно предусматривать пополнение фондов валютой ПОСТОЯННО, а не только при высоких ценах на нефть. 

«Волшебное свойство Стабфонда» выглядит как парадокс. Этот парадокс объясняется двумя важными следствиями нашей теории. Назовем их двумя «базовыми безразличиями»:

Экономика безразлична к механизмам поступления денег в экономику. Важно, чтобы росла рублевая денежная масса. И если деньги попадают в экономику не путем бюджетных расходов, а другим способом, то эффект от этого, при прочих равных, не хуже, а даже лучше, как будет показано далее. 

Экономика России безразлична к долларовой массе в России, и зависит только от рублевой денежной массы, что было показано выше (см. график 2). Поэтому изъятие у экономических агентов «безразличных» для российского ВВП долларов не ухудшает динамику ВВП. А вот попадание в экономику рублей дает положительный эффект.

Оба эти следствия заслуживают того, чтобы рассмотреть их подробнее.

Какой канал поступления денег в экономику лучше – бюджетный или не бюджетный?

Выше мы отметили, что экономика, при прочих равных, безразлична к каналам поступления денег. Но как происходит на самом деле? Сравним два канала: первый – поступление денег в экономику при расходовании бюджета, второй – поступление рублей в экономику в результате закупок бюджетом валюты. Равны ли для них «прочие» условия? Выясняется, что нет. Бюджетный канал хуже по двум показателям: время и селективность. Рассмотрим их детальнее.

Время. На графике 8 приведено влияние фактора «Бюджет» на ликвидность банковской системы с января 2011 года. Эти данные доступны на сайте ЦБ.

График 9. В течение года бюджет работает лишь на отток денег из экономики, и лишь в декабре эффект от бюджета положительный.

 

Источник: ЦБ РФ

Мы видим, что в течение всего года бюджет, как правило, лишь изымает деньги из экономики. А возвращаются они лишь в последний месяц года, да и то, не полностью компенсируя изъятия. 

Если внимательнее присмотреться к графику 5, то мы можем увидеть эти всплески трат бюджета в виде своеобразных подъемов графиков денежной массы и денежной базы, напоминающих клыки. Объясняются эти всплески тем, что после традиционных декабрьских рекордов по расходованию бюджета, на 1 января следующего года и денежная база и денежная масса возрастают.

Другими словами бюджетный канал поступления денег в экономику хуже, т.к. большую часть года деньги лишь оттягиваются из экономики, а тратятся лишь в последний месяц года. Если же деньги поступают на счета банков и предприятий в результате покупки у них валюты, они начинают работать сразу же, т.к. сразу же начинает работать денежный мультипликатор.

Селективность. Способы стимулирования экономики могут быть селективными или неселективными. Селективными можно условно назвать меры, которые действуют лишь на избранных. Например, если бюджет дотирует какую-то отрасль или, тем более, отдельное предприятие, то это селективная мера поддержки. К неселективным мерам поддержки относятся меры, которые затрагивают всех без исключения, например, снижение налогов или другие меры, улучшающие условия работы всех в равной степени.

Если сравнивать два канала поступления денег в экономику с точки зрения селективности, то бюджетный канал, несомненно, более «селективный», а поэтому мене эффективный (т.к. зависит от воли чиновника, а он может ошибаться). Второй канал неселективный, при его использовании вознаграждаются в равной степени все, желающие продать валюту за рубли (даже граждане).

Важную роль в привлекательности «системы Кудрина» играет и более «здоровый», бездефицитный бюджет. По сути, бюджет получает чистый денежный выигрыш в размере валютных накоплений.

Безразличие к долларам

Экономика России безразлична к количеству долларов. На графике 2 это отчетливо видно. Обычно весь рост 1999-2008 годов приписывают растущему потоку нефтедолларов (вариант: растущей цене на нефть). На самом деле, некоторые будут удивлены, узнав, что на фоне растущих нефтяных цен возможно сильнейшее падение.  С 14 долларов в марте 1994 года цены на нефть неуклонно росли до 24 долларов (за баррель) в январе 1997 года. Рост цен составил 70%. При этом экономика России не просто не росла - она падала.

Доллар влиял на экономику России опосредованно, через политику денежных властей. Так оба глубоких кризиса (1998 и 2008 годов) были вызваны сильнейшим оттоком рублей из экономики в результате долларовых интервенций ЦБ. Перефразируя известное выражение, «не так страшно падение доллара, как борьба Центробанка с ним». И стоит только приветствовать продекларированный в этом году отказ ЦБ поддерживать курс рубля путем интервенций.

И наоборот, приток долларов не оказал бы никакого (!) положительного влияния на экономику России, если бы он сопровождался сокращением рублевой денежной массы. Рост произошел не из-за притока долларов, а лишь потому, что этот приток из-за определенной курсовой политики («не дать сильно укрепиться рублю») и определенной бюджетной политики («наполнить Стабфонд») привел к росту рублевой денежной массы.

Трудно сказать, понимал ли Алексей Кудрин механизм воздействия Стабфонда так, как он описан выше. Возможно, нет, т.к. судя по его высказываниям, он пытался наоборот, стерилизовать излишнюю денежную массу. Вот, например, что писал РБК в 2003 году, незадолго до создания Стабфонда: «А. Кудрин выразил надежду, что в текущем году будут достигнуты все запланированные макроэкономические показатели. Для этого, по его словам, будут использоваться "имеющиеся инструменты", в том числе по изъятию излишней денежной массы. Министр сообщил, что сегодня Минфин внесет в правительство РФ предложение по стерилизации излишней денежной массы. Однако эти инструменты "рыночно чувствительны, и обнародоваться не будут", отметил А. Кудрин» (ссылка). Возможно, Алексей Леонидович, еще расскажет, как всё было на самом деле.

Где кроме лимона есть витамин С?

В нашей предыстории мы говорили, что сначала люди научились бороться с цингой, употребляя лимоны. Затем, когда был открыт витамин С, люди нашли другие продукты, богатые витамином С (мешок картофеля, например, вылечил целый поселок от цинги в одном из рассказов Джека Лондона), а также синтезировали аскорбиновую кислоту (это витамин С в чистом виде).

В нашем случае, мы тоже поняли, что положительное влияние на экономическое развитие оказывала не сама политика накопления Стабфонда в валюте (это всего лишь лимон в нашей аналогии). Работало два мощных макроэкономических фактора: активный рост рублевой денежной массы (витамин С для экономики) на благоприятном фоне бюджетной стабильности (т.е. без затрат для бюджета). 

Какие другие действия Минфина могут привести к такому же результату? Каким образом можно улучшить ситуацию? Оказывается всё довольно просто, такой инструмент уже есть. Это размещение средств бюджета на счетах коммерческих банков. Взгляните на график 7 еще раз. Если бюджет размещает свои средства на счетах коммерческих банков, то ситуация полностью повторяет изображенную на графике 7 картину с одним лишь отличием: вместо активов в виде 1 млрд. долларов у Минфина появляются обязательства банков на эквивалент этой суммы в рублях, т.е. на 30 млрд. рублей.

Другими словами, размещение средств бюджета на счетах коммерческих банков также содержит витамин С для экономики, как и закупка на бюджетные средства валюты для пополнения, например, Стабфонда. Почему же не дает эффекта этот инструмент, под который создана соответствующая нормативная база, и который используется по факту? Ответ простой – слишком небольшой масштаб применения. По этой схеме размещаются всего несколько десятков миллиардов рублей в месяц, что в масштабах экономики России очень мало. Кроме того, как будет показано дальше (см. график 9), это даже не перекрывает негативный эффект от оттока денег из экономики в бюджет, а лишь незначительно сглаживает этот отток.

Что же будет аналогом аскорбиновой кислоты (витамина С) в нашем случае? Аналогом витамина С для экономики является, по сути, любое количественное смягчение, проводимое Центробанком (см. «ЦБ – главный нефтяник страны» и «Ставки сделаны, ставок больше нет»)

Другими словами у ЦБ есть все возможности даже при «плохой» политике Минфина исправить ситуацию. И если Минфину для такого воздействия на экономику нужно сначала собрать в бюджет средства (налоги, сборы и т.п.), то Центробанку даже этого не требуется, у него есть волшебный станок.

Кто виноват, и что делать?

Самое время обсудить распределение «доли вины» Центробанка и Минфина в текущей стагнации в экономике России. Признавая, что на замедление ВВП повлияло снижение темпов роста денежной массы, мы должны признать, что наибольший вклад в это снижение внес не ЦБ, а Минфин. На графике 9 показан суммарный вклад Минфина с января 2011 года. Как видно из диаграммы, из-за действий Минфина из экономики было изъято 2,4 трлн. рублей. А это «деньги повышенной мощности», как было отмечено выше. Справедливости ради надо сказать, что это вклад т.н.  «расширенного правительства», которое включает кроме федерального правительства местные органы власти и государственные внебюджетные фонды.

Если пенсионные накопления, о которых сейчас ведется бурная дискуссия, были изъяты из банковской системы, и переведены на счет «расширенного правительства» в ЦБ, то отрицательную роль сыграл не сам факт отказа от накопительной системы, а то, что деньги ушли из экономики и «застряли» в ЦБ на счетах Казначейства. Их возврат в экономику любым путем (к примеру, банальной покупкой на них валютных резервов, как при наполнении Стабфонда), моментально снимет негативный эффект от их изъятия. И с этой точки зрения, возвращение к накопительной системе вовсе не обязательно.

График 10. С января 2011 года отрицательный вклад «расширенного правительства» в ликвидность банковской системы составил 2,41 трлн. рублей.

 

Источник: ЦБ РФ, расчеты автора.

По моим оценкам (см. «Ставки сделаны, ставок больше нет»), для уверенного возобновления роста экономики России необходим рост денежной базы на величину около 1,7 трлн. рублей. Сопоставление этих цифр с отрицательным влиянием бюджета на ликвидность говорит, что вклад Минфина в текущее замедление очень и очень велик. И новость о том, что налоговики собрали за 8 месяцев на 1 триллион больше налогов в казну, совсем не радует, а наоборот огорчает. Ведь это означает, что «деньги повышенной мощности» изъяты из экономики и не вернутся в нее как минимум до декабря.

Когда пишутся эти строки (середина сентября 2014 года), рубль на валютной бирже ставит «антирекорды». Происходит его падение и по отношению к евро и по отношению к доллару. В такой обстановке возобновление покупок Минфином валюты на бюджетные средства (что было бы выходом из ситуации), нежелательно с точки зрения курсовой стабильности рубля. Что же делать в такой ситуации?

Есть один выход, который потребует решительности и от Правительства и от Центробанка. Он решает проблему без дополнительных затрат для бюджета, но экономика в этом случае «задышит» полной грудью буквально в считанные месяцы. Эта программа из двух пунктов такова:

Минфин размещает бюджетные средства (все, а не только «временно свободные») на депозитах в коммерческих банках по уже отлаженной процедуре. Это и есть главный шаг для повышения ликвидности банковской системы.

Все траты Минфина осуществляются за счет кредитов ЦБ, обеспеченных этими банковскими депозитами Минфина. И это будет второй шаг по повышению ликвидности банковской системы.

Возможно, это даже потребует оперативного принятия или изменения существующей нормативной базы, но это необходимо срочно сделать.

Количественное смягчение придумали японцы, борясь со стагнацией в экономике в 90-х годах. Но их действия не были решительными. В истории, как автор приема «количественного смягчения» войдет Бен Бернанке, который проявил истинную решимость, нарастив денежную базу в США практически в 5 раз, удержав экономику США от резкого падения и обеспечив базу для сегодняшнего роста в США. Остается пожелать нашим экономическим политикам того же понимания истинных причин застоя в экономике и той же решимости в решении проблем в экономике России.

Читайте последние новости России на сегодня на страницах Эксперт Online, и в социальных сетях ВКонтакте и Твиттер




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    ИТАР-ТАСС Автор: Красильников Станислав

    «Аналитики предполагали, что никакой приватизации не будет вообще, и российская компания сама же у себя и выкупит этот пакет акций. А что же получается, в итоге? Путин переиграл всех», - написала Wall Street Journal по поводу приватизационной сделки «Роснефти» с консорциумом Qatar Investment Authority и Glencore


    ПРЕДОСТАВЛЕНО КРАСНЫМ КРЕСТОМ

    Война и рыцари

    Есть ли место гуманности в современных вооруженных конфликтах и готовы ли страны соблюдать гуманитарные обязательства 70-летней давности

    Артем Коротаев/ТАСС

    В ОПЕК надеются на рост нефтяных цен до $60-$70

    Интрига в связи с предстоящей приватизацией пакета акций «Роснефти» разрешилась. Какие бонусы получат участники планируемой сделки? Почему в сделке принимает участие нефтетрейдер Glencore и в чём может быть интерес банка Intesa Sanpaolo?

    AP/TASS

    Кризис еврозоны

    Греция возвращается на привычное место «главного больного Европы»

    Греция с огромным трудом поднялась на ноги и стоит сейчас, слегка покачиваясь, но для того, чтобы ее свалить обратно на землю, достаточно не очень сильного порыва ветра. Такой сценарий более чем реален, потому что встреча министров финансов ЕС закончилась в части Греции провалом

    ИТАР-ТАСС/Валерий Шарифулин

    Российский газ придет в Индию

    Индия ищет пути, по которым сможет получать российский газ из Сибири. Если удастся договориться с Мьянмой и Китаем о газовом свопе, России не придется строить крайне затратный трубопровод для поставок топлива на индийский рынок

    Замир Усманов/ТАСС

    Финансы

    Хромой спутник нефти

    Аналитики Credit Suisse Group считают, что в следующем году ОФЗ и рубль ждет падение, в связи с чем стоит избавляться от российских активов. Однако эксперты уверяют, что есть основания и для более оптимистичных оценок