Интервью
Москва, 10.12.2016


Вандализм в Харькове - "это плевок в лицо всему городу"

«Expert Online» 2014
Фото РИА Новости

О ситуации в Харькове и настроениях горожан в интервью "Эксперт Online" рассказал харьковский политолог, директор Восточноукраинского центра стратегических инициатив Роман Травин

Какие сейчас настроение в городе? 

В Харькове напряжение фактически висит в воздухе. Особенно оно чувствуется на контрасте, когда выезжаешь из страны и затем возвращаешься домой. Люди обеспокоены многими факторами: они боятся того, что сюда придет война, не знают, как будут зимовать - горячей воды ведь нет уже сейчас. Экономическую ситуацию обостряет и падение гривны - уже взлетели цены на бензин и другие товары, которые страна импортирует. Кроме того, в Харькове очень много машин с донецкими и особенно с луганскими номерами. Беженцы работают в такси, пытаются устроиться на другие места и готовы работать за меньшие деньги, чем харьковчане. Конечно, это создает определенную социальную нестабильность, хотя в городе все-таки большинство тех, кто прекрасно понимает положение беженцев и сочувствует им.

Можно ли Харьков все еще назвать русским городом?

Харьков, конечно, не Севастополь, и в таком смысле русским городом он никогда не был. Однако все тут говорят на русском, и российская культура тут ближе населению. Хотя в последнее время тут появилось много «политических украинцев», причем среди них попадаются и этнически русские люди, которые поддались очарованию Майдана и украинской пропаганде. Вообще пропаганда на Украине достаточно эффективна, она приводит к радикализации и поляризации общества. Дело доходит даже до бытовых стычек и разводов.

Впрочем, основная масса людей тут индифферентна. Они бы приняли любой вариант развития ситуации кроме того, через который сейчас проходит  на Донбассе - с бомбежками, АТО, боевыми действиями и массовыми разрушениями.

Чем был памятник Ленину для города? Почему вокруг его сноса столько много шума?

Ну прежде всего, это часть архитектурного ансамбля города, объект исторического значения, охраняемый государством. Он был символом Харькова, излюбленным местом встреч горожан. А начиная еще с февральских событий он превратился еще и в символ харьковского протеста против событий на Майдане и государственного переворота. Вокруг него объединились все - от коммунистов до монархистов - и помешали «Правому сектору» и сторонникам Евромайдана дестабилизировать ситуацию в городе.

К тому же свержение памятника было незаконным. Официально оно было оформлено постановлением губернатора Харьковской области Игорем Балутой, которое принималось как раз в момент сноса статуи - в нем губернатор написал, что таким образом страна борется с наследием тоталитарного прошлого. Однако по закону снос должен быть оформлен постановлением городского совета с учетом мнения городской общины. Более того, поскольку памятник входит в реестр охраняемых объектов, постановление на его снос должно быть также принято на уровне министерства. Однако на законность сейчас особо не смотрят. Сама милиция отнеслась к действию индифферентно. Прокуратура также не собирается заниматься делом.

Неудивительно, что подавляющее большинство харьковчан (даже тех, кто относится к России и коммунизму с предубеждением) не одобряют того, что сделали с памятником Ленина и как это сделали - не спросив никого, с нарушением всех правовых норм уничтожили один из символов Харькова. Для его жителей это как плевок в лицо всему городу, символ происходящей в стране деиндустриализации и общественной деградации.

А тогда почему практически никто не вышел на его защиту?

В Харькове долгое время власть планомерно выбивала всех лидеров протестного движения. Их подвергали политическим преследованиям, и многие были вынуждены попросту уехать из города. А те, которые остались, были на какое-то время задержаны после прошедшего недавно в городе «Марша Мира» - абсолютно нейтрального митинга, где люди выступали против войны как таковой. На них напали радикалы, и милиция их не защищала. Так что люди были попросту запуганы.

Какова позиция харьковских политиков? Михаила Добкина, Геннадия Кернеса.

Добкин баллотируется в Раду от Оппозиционного блока, однако из эфира он пропал, и харьковчанам его позиция непонятна. Что касается мэра Харькова Кернеса, то он выразил крайне осторожный протест и пообещал памятник восстановить. Однако люди к подобным заявлениям относятся с иронией. Они вспоминают его прежние заявления, где он обещал переломать руки и ноги тем, кто что-нибудь сделает с памятником Ленина.

Конечно, у Кернеса уже нет тех возможностей для влияния на ситуацию в городе, которые у него были зимой или весной. Да и какой вообще смысл восстанавливать памятник, если его на следующий день при попустительстве силовиков снова уничтожат?

Можно ли ожидать каких-то новых серьезных протестных акций в Харькове в ближайшее время?

Скорее всего, нет. В нынешних условиях мирный протест становится попросту невозможным. Власть подавляет их либо через административные инструменты, либо через милицию, либо с помощью различного рода военизированных радикальных формирований. Однако нужно понимать, что фактический запрет на митинги становится серьезной угрозой для действующей власти - они не дают людям выразить протест, недовольство копится и в какой-то момент пружина попросту разожмется. И разжаться она может таким образом и в такой форме, что это приведет к непредсказуемым последствиям. 




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    AP/TASS

    Инновационная политика

    От компаний ждут глобальности

    Складывается впечатление, что если где-то, как в Штатах, от глобализации уже устали, а азиатские тигры ею насытились, то у нас как раз только-только приготовились встретить ее лицом к лицу. Только в отличие от тех практик, которые навязывали промоутеры глобализации, мы вместе со все большим числом стран мира делаем упор на поддержку национальных растущих технологических компаний. Вместе с интеллектуальной собственностью, инвестициями и образованием это стало одной из тем обсуждений III Конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес», собравшего в МГУ чиновников, представителей корпораций и среднего инновационного бизнеса и показавшего реальную тенденцию к возникновению союза этих сил ради инновационного развития