Мир

Москва, 30.08.2016


«Ненужных уничтожат, нужных оденут в костюмы и поставят у власти»

«Expert Online» 13 oct 2014

О причинах возможного вторжения Турции в Сирию "Эксперт Online" рассказал тюрколог Владимир Аватков.

Какова сейчас позиция Турции в отношении Дамаска и ИГ? 

Вообще Турция во время арабской весны занимала достаточно сдержанную позицию, но в случае Асада бежала впереди паровоза, ибо надеялась, что сирийский режим падет также быстро, как и другие режимы. Поэтому с самого начала кризиса Турция выступала громче всех, уверяла, что режим Башара Асада неприемлем, он должен быть ликвидирован, а в Сирии должны пройти демократические выборы. Все шло к тому, что Турция введет войска, но по ряду причин (в том числе и из-за активной позиции России в Совете Безопасности) в последний момент Анкара отказалась от подобного сценария. Вместо этого в Сирии была развернута кампания по свержению режима изнутри за счет различных боевиков, среди которых оказалось огромное количество выходцев из Турции. Все эти боевики кочуют из одной группировки в другую, среди них много тех, кто создал ИГ. Интересно, что ИГ раньше называлась «Исламское государство Ирака и Шама». В турецком парламенте один из оппозиционных депутатов поинтересовался, почему в заголовке арабской террористической группировки находится турецкое название Дамаска? Ответа на этот вопрос он не получил. Но напомню, что в отношении этой группировки Турция еще ни разу не применяла слово «террористическая». Во время своего выступления на открытии недавней Генассамблеи ООН Эрдоган заявил, что эти люди - обиженные происходящим, разочарованные во всем из-за существования таких режимов, как сирийский, или же антидемократического переворота в Египте, совершенного против Мурси (когда пришедшие к власти демократическим путем исламисты были свергнуты военными). Подобные несправедливости, по словам Эрдогана , и порождали исламизм.

Турция долгое время не мешала этим боевикам,  под предлогом нахождения у боевиков турецких заложников не участвовала в борьбе против них, давая им возможность распространяться по всей Сирии. И сейчас, когда они захватили север этой страны , а заложники освобождены, турецкие войска подтянулись к границе Сирии.

А зачем Турции участвовать в операции?

Причин несколько. Прежде всего, Анкаре необходимо испытать новые вооружения, которого в Турции произведено очень много. Кроме того, турки хотят таким образом хотя бы частично решить курдский вопрос. Сейчас турецкие курды активно выступают за операцию против боевиков, и пытаются самостоятельно отправиться туда для защиты своих сородичей  в Сирии. Да, сирийские курды отличаются от турецких курдов - у них разные религии, разные диалекты, разные кланы, которые даже враждуют между собой. Однако внешняя угроза в лице ИГ может объединить их, чего Турция не хочет - ведь после совместной борьбы с ИГ они могут начать совместную борьбу против турок. Поэтому Анкара и пытается стать их «защитницей» и начать войну против ИГ на их стороне, даже в какой-то степени возглавить эту борьбу, чтобы тем самым заручиться симпатиями курдов. 

Также операция нужна и для укрепления позиций правящей элиты. Эрдоган хоть и победил на президентских выборах, но нажил себе много врагов, причем даже внутри своей собственной Партии справедливости и развития. Напомню, что ПСР состоит из различных группировок и кланов, которые в свое время были объединены единой целью - убрать военных из власти. И теперь, когда цель достигнута, в партии начались разброд и шатание. У группировок появились разные цели и взгляды, и парламентские выборы в следующем году могут стать серьезным испытанием для ПСР. Поэтому нужен внешний враг, против которого необходимо объединиться - и эта операция могла бы поспособствовать этому процессу.

Операция против боевиков?

Понятно, что если Турция решится на операцию, то в реальности она будет проходить не столько против боевиков, сколько против режима Башара Асада. И дело тут не в личных антипатиях к сирийскому президенту, а в трезвом расчете. Во-первых, имиджевый момент. В Турции очень сильно накалялось отношение к Асаду, и электорат умеренно-исламской консервативной ПСР попросту не поймет отказ от идеи его свержения, тем более когда турецкие войска уже в Сирии. Наконец, турки хотят привести к власти в Дамаске режим, который более лоялен Анкаре. Например,  режим Братьев-Мусульман в Каире турок полностью устраивал.

Наконец, Турции нужно налаживать отношения с Соединенными Штатами. В Вашингтоне считают, что Анкара ведет себя слишком нагло, без оглядки на Вашингтон. И сейчас Эрдоган пытается показать, что готов выполнять свои союзнические функции в виде свержения Асада. Свою роль тут играет и конфликт между Эрдоганом и Гюленом, проживающим в Штатах , - Анкаре необходимы теплые отношения с Вашингтоном, дабы Вашингтон не поддержал проповедника в борьбе против президента. 

Поэтому в случае вторжения сценарий, скорее всего, будет следующим. Турецкая армия теснит  исламистов, которые будут отступать к Дамаску, и через какое-то время получат возможность взять город. Далее Турция освободит столицу, ненужных исламистов ликвидирует, а нужных оденет в костюмчики и поставит у власти, приведя таким образом к власти удобный для нее умеренно-исламистский режим

Но как отнесется арабская улица, для завоевания симпатий которой Эрдоган приложил столько усилий, к вторжению Турции в арабскую страну? Не будет ли это воспринято как некий путь к военному восстановлению Османской империи, неким неоосманизмом?

Турецкий неоосманизм реализуется не столько в виде присоединения территорий, сколько как формирование лоббистских групп в соседних государствах, причем разными методами - военным, экономическим, идеологическим. В этом плане нельзя говорить о крахе политики «ноль проблем с соседями» после начала арабской весны и агрессивной турецкой внешней политике - скорее турки просто сменили метод, взяли курс на управление соседями, наведение у них устраивающего Турцию порядка.  Так что да, операция в Сирии будет проявлением неоосманизма, однако арабы этого особо не заметят, и их отношение к этому вторжению будет скорее позитивными. Ведь в  арабских странах, также как и в Турции, шла огромная пропаганда против режима Асада. СМИ настраивали арабское население на то, что Асад - это зло. И если другая страна (а тем более Турция с ее «умеренным» или даже «светским» режимом, привлекательным для арабов) окажет поддержку местной революции, то люди буду считать это скорее как освобождение арабской страны от гнета Асада, а не как вторжение османов в арабскую страну. Тем более что турки в Сирии задерживаться особо не собираются.

А как же позиция Ирана? Готова ли Турция пойти на конфликт с Исламской республикой, которая не приемлет вторжение турецких войск в Сирию?

Позиция Ирана для Турции важна, но не является однозначно сдерживающим фактором. Да, иранские войска тоже стянуты к границе, однако в Анкаре считают, что Тегеран вряд ли пойдет на военный конфликт в случае вторжения турецкой армии в Сирию. Скорее наоборот, иранцы, поняв, что Асад обречен, попытаются найти точки соприкосновения с Турцией и поспособствуют приходу к власти в Сирии такого умеренно-исламистского режима, который устроит обе страны. 

Тогда что может помешать Турции отдать добро на вторжение?

Отчасти осознание того, что их расчеты в отношении иранцев могут быть неверны, однако главная причина - позиция Москвы. У нас с Турцией за последние годы резко увеличился товарооборот (и вырастет еще больше в связи с санкциями против России), что привело к сближению и в вопросах безопасности, а также по кавказским делам. Сложившиеся хорошие личные отношения между Эрдоганом и Путиным позволяли обходить сложные моменты - не случайно, например, Анкара не присоединилась к хору западных лидеров, активно критикующих Москву за позицию на Украине.  И если сейчас Турция введет войска в Сирию и снова станет «правой рукой США» на Ближнем Востоке, то она резко испортит отношения с Москвой. И лет на 10 мы друг друга потеряем. Так что нынешний кризис - испытание для российско-турецких отношений, и пока непонятно, насколько успешно это испытание будет пройдено. 



Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте




    Реклама

    AdRiver

    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика

    ИТАР-ТАСС/Дмитрий Рогулин

    Ближний Восток

    Иран защитит свои ядерные объекты российскими ракетами С-300

    Стражи иранской революции развернули на заводе по обогащению урана «Фордо», расположенном в 150 км к югу от Тегерана, российские зенитно-ракетные комплексы С-300. Такую же защиту получат скоро и остальные ядерные объекты ИРИ

    ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

    В трех бритвах заблудились

    Более 80% мирового рынка бритвенных принадлежностей приходится на бренды Gillette и Wilkinson Sword, принадлежащих компаниям Procter&Gambel и Edgewell Personal Care соответственно. Unilever решил присоединиться к компании лидеров и они занервничали

    DPA/TASS

    Тучные годы немецкой провинции закончились

    Проблемы автоконцерна Volkswagen резко обозначили зависимость некоторых немецких регионов от состояния автомобильной отрасли Германии. Наибольший урон несут те регионы, где расположены крупные производства Volkswagen, так как налоговые отчисления автоконцерна являлись одной из основных статей их дохода

    ТАСС

    Национальная безопасность

    Банки проверят на боевую готовность

    Военные выясняют готовность федеральных органов исполнительной власти, в том числе Центробанка, и предприятий ОПК к работе в условиях военного времени. Аналитики отмечают новизну для нашего времени этого способа проверять готовность страны к войне, а также сложность и необычность для современной России задачи перевода экономики - рыночной - на военные рельсы