Мир

Москва, 28.06.2016


«Ненужных уничтожат, нужных оденут в костюмы и поставят у власти»

«Expert Online» 13 oct 2014

О причинах возможного вторжения Турции в Сирию "Эксперт Online" рассказал тюрколог Владимир Аватков.

Какова сейчас позиция Турции в отношении Дамаска и ИГ? 

Вообще Турция во время арабской весны занимала достаточно сдержанную позицию, но в случае Асада бежала впереди паровоза, ибо надеялась, что сирийский режим падет также быстро, как и другие режимы. Поэтому с самого начала кризиса Турция выступала громче всех, уверяла, что режим Башара Асада неприемлем, он должен быть ликвидирован, а в Сирии должны пройти демократические выборы. Все шло к тому, что Турция введет войска, но по ряду причин (в том числе и из-за активной позиции России в Совете Безопасности) в последний момент Анкара отказалась от подобного сценария. Вместо этого в Сирии была развернута кампания по свержению режима изнутри за счет различных боевиков, среди которых оказалось огромное количество выходцев из Турции. Все эти боевики кочуют из одной группировки в другую, среди них много тех, кто создал ИГ. Интересно, что ИГ раньше называлась «Исламское государство Ирака и Шама». В турецком парламенте один из оппозиционных депутатов поинтересовался, почему в заголовке арабской террористической группировки находится турецкое название Дамаска? Ответа на этот вопрос он не получил. Но напомню, что в отношении этой группировки Турция еще ни разу не применяла слово «террористическая». Во время своего выступления на открытии недавней Генассамблеи ООН Эрдоган заявил, что эти люди - обиженные происходящим, разочарованные во всем из-за существования таких режимов, как сирийский, или же антидемократического переворота в Египте, совершенного против Мурси (когда пришедшие к власти демократическим путем исламисты были свергнуты военными). Подобные несправедливости, по словам Эрдогана , и порождали исламизм.

Турция долгое время не мешала этим боевикам,  под предлогом нахождения у боевиков турецких заложников не участвовала в борьбе против них, давая им возможность распространяться по всей Сирии. И сейчас, когда они захватили север этой страны , а заложники освобождены, турецкие войска подтянулись к границе Сирии.

А зачем Турции участвовать в операции?

Причин несколько. Прежде всего, Анкаре необходимо испытать новые вооружения, которого в Турции произведено очень много. Кроме того, турки хотят таким образом хотя бы частично решить курдский вопрос. Сейчас турецкие курды активно выступают за операцию против боевиков, и пытаются самостоятельно отправиться туда для защиты своих сородичей  в Сирии. Да, сирийские курды отличаются от турецких курдов - у них разные религии, разные диалекты, разные кланы, которые даже враждуют между собой. Однако внешняя угроза в лице ИГ может объединить их, чего Турция не хочет - ведь после совместной борьбы с ИГ они могут начать совместную борьбу против турок. Поэтому Анкара и пытается стать их «защитницей» и начать войну против ИГ на их стороне, даже в какой-то степени возглавить эту борьбу, чтобы тем самым заручиться симпатиями курдов. 

Также операция нужна и для укрепления позиций правящей элиты. Эрдоган хоть и победил на президентских выборах, но нажил себе много врагов, причем даже внутри своей собственной Партии справедливости и развития. Напомню, что ПСР состоит из различных группировок и кланов, которые в свое время были объединены единой целью - убрать военных из власти. И теперь, когда цель достигнута, в партии начались разброд и шатание. У группировок появились разные цели и взгляды, и парламентские выборы в следующем году могут стать серьезным испытанием для ПСР. Поэтому нужен внешний враг, против которого необходимо объединиться - и эта операция могла бы поспособствовать этому процессу.

Операция против боевиков?

Понятно, что если Турция решится на операцию, то в реальности она будет проходить не столько против боевиков, сколько против режима Башара Асада. И дело тут не в личных антипатиях к сирийскому президенту, а в трезвом расчете. Во-первых, имиджевый момент. В Турции очень сильно накалялось отношение к Асаду, и электорат умеренно-исламской консервативной ПСР попросту не поймет отказ от идеи его свержения, тем более когда турецкие войска уже в Сирии. Наконец, турки хотят привести к власти в Дамаске режим, который более лоялен Анкаре. Например,  режим Братьев-Мусульман в Каире турок полностью устраивал.

Наконец, Турции нужно налаживать отношения с Соединенными Штатами. В Вашингтоне считают, что Анкара ведет себя слишком нагло, без оглядки на Вашингтон. И сейчас Эрдоган пытается показать, что готов выполнять свои союзнические функции в виде свержения Асада. Свою роль тут играет и конфликт между Эрдоганом и Гюленом, проживающим в Штатах , - Анкаре необходимы теплые отношения с Вашингтоном, дабы Вашингтон не поддержал проповедника в борьбе против президента. 

Поэтому в случае вторжения сценарий, скорее всего, будет следующим. Турецкая армия теснит  исламистов, которые будут отступать к Дамаску, и через какое-то время получат возможность взять город. Далее Турция освободит столицу, ненужных исламистов ликвидирует, а нужных оденет в костюмчики и поставит у власти, приведя таким образом к власти удобный для нее умеренно-исламистский режим

Но как отнесется арабская улица, для завоевания симпатий которой Эрдоган приложил столько усилий, к вторжению Турции в арабскую страну? Не будет ли это воспринято как некий путь к военному восстановлению Османской империи, неким неоосманизмом?

Турецкий неоосманизм реализуется не столько в виде присоединения территорий, сколько как формирование лоббистских групп в соседних государствах, причем разными методами - военным, экономическим, идеологическим. В этом плане нельзя говорить о крахе политики «ноль проблем с соседями» после начала арабской весны и агрессивной турецкой внешней политике - скорее турки просто сменили метод, взяли курс на управление соседями, наведение у них устраивающего Турцию порядка.  Так что да, операция в Сирии будет проявлением неоосманизма, однако арабы этого особо не заметят, и их отношение к этому вторжению будет скорее позитивными. Ведь в  арабских странах, также как и в Турции, шла огромная пропаганда против режима Асада. СМИ настраивали арабское население на то, что Асад - это зло. И если другая страна (а тем более Турция с ее «умеренным» или даже «светским» режимом, привлекательным для арабов) окажет поддержку местной революции, то люди буду считать это скорее как освобождение арабской страны от гнета Асада, а не как вторжение османов в арабскую страну. Тем более что турки в Сирии задерживаться особо не собираются.

А как же позиция Ирана? Готова ли Турция пойти на конфликт с Исламской республикой, которая не приемлет вторжение турецких войск в Сирию?

Позиция Ирана для Турции важна, но не является однозначно сдерживающим фактором. Да, иранские войска тоже стянуты к границе, однако в Анкаре считают, что Тегеран вряд ли пойдет на военный конфликт в случае вторжения турецкой армии в Сирию. Скорее наоборот, иранцы, поняв, что Асад обречен, попытаются найти точки соприкосновения с Турцией и поспособствуют приходу к власти в Сирии такого умеренно-исламистского режима, который устроит обе страны. 

Тогда что может помешать Турции отдать добро на вторжение?

Отчасти осознание того, что их расчеты в отношении иранцев могут быть неверны, однако главная причина - позиция Москвы. У нас с Турцией за последние годы резко увеличился товарооборот (и вырастет еще больше в связи с санкциями против России), что привело к сближению и в вопросах безопасности, а также по кавказским делам. Сложившиеся хорошие личные отношения между Эрдоганом и Путиным позволяли обходить сложные моменты - не случайно, например, Анкара не присоединилась к хору западных лидеров, активно критикующих Москву за позицию на Украине.  И если сейчас Турция введет войска в Сирию и снова станет «правой рукой США» на Ближнем Востоке, то она резко испортит отношения с Москвой. И лет на 10 мы друг друга потеряем. Так что нынешний кризис - испытание для российско-турецких отношений, и пока непонятно, насколько успешно это испытание будет пройдено. 



Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте





    Реклама
    Читать все комментарии
    AdRiver

    «Карта управленческого образования России»

    Предлагаем Вам принять участие в проекте и заполнить электронную анкету




    Реклама



    Читайте так же

    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Фото: Артем Геодакян/ТАСС

    РИА НОВОСТИ

    Формула имиджа

    Один из этапов крупнейшего мирового спортивного соревнования — автогонок «Формула-1» — теперь будет проходить в Баку, столице Азербайджана. Если с финансовой точки зрения событие это пока убыточное для страны, то в плане имиджа закавказская республика рассчитывает получить от него значимые дивиденды

    Нефть

    Добыча нефти в Иране в июне снизилась на 20%

    Не исключено, что нефтяной бум в ИРИ пошел на спад и закончится так же резко и быстро, как и начался. Причины могут быть различными - Европа перестроилась на другие источники, или Иран негласно включился в игру по контролю над ценами - но в любом случае, иранский фактор перестает быть пугалом для рынка нефти

    ТАСС Автор: Савостьянов Сергей

    Инновационная политика

    На институты развития косо посмотрели

    Накануне на XV съезде «Единой России» в Москве прошла дискуссия среди делегатов и приглашенных специалистов на тему «Экономика роста и благосостояния». Председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, говоря об экономической политике, напомнила об ограничениях по бюджету и предложила подумать над «эффективностью тех институтов, которые созданы в России». Она имела в виду институты развития

    Инвестиции

    Немецкие инвестиции в Россию готовятся бить рекорды

    Несмотря на санкции, немецкие компании стали активнее инвестировать в российскую экономику. Основной схемой инвестирования, в ситуации, когда экспорт в основных отраслях ограничен взаимными санкциями, становится локализация немецких производств на территории России

    Александр Рюмин/ТАСС

    Эрдоган написал: "Извините"

    Турецкий президент Турции Реджеп Эрдоган в письме в Кремль извинился за сбитый Турцией российский самолет Су-24 перед семьей пилота и, обращаясь к российскому руководству, выразил готовность к любым инициативам ради восстановления отношений с РФ