Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Дмитрий Андроников: «Я все время стремлюсь сделать рекордный модуль»

Дарина Грибова «Русский репортер» 2014
Виктор Вытольский

Почему для ученого эффективность важнее фантазии

В сентябре в далеком селе Кош-Агач закончили строительство масштабной солнечной электростанции, которая сейчас снабжает электричеством тысячу домохозяйств. В этом районе республики Алтай около трехсот солнечных дней в году; в Петербурге их в четыре раза меньше, однако на крыше физико-технического института имени Иоффе стоит уменьшенная версия такой электростанции. Именно здесь под руководством главного технолога Дмитрия Андроникова разрабатываются солнечные модули.

Кабинет

— У нас отдел «по солнечной энергетике» называется, — Дмитрий открывает дверь в свой кабинет. — Я не знаю, почему так — у нас пока других тем нет. Но тем не менее, отдел по солнечной энергетике.

Честно говоря, главный технолог научно-технического центра (НТЦ) тонкопленочных технологий представлялся мне заранее седым и мудрым. Дмитрий, вопреки ожиданиям, очень молод, а его мудрость — не в застывшем знании, но в желании работать, много работать, и все вокруг себя улучшать. Именно таким должен быть человек, который должен контролировать весь производственный цикл, вести при этом часть документации центра — стол в комнате завален бумагами — и путешествовать по службе в десятки российских городов. И еще: люди, которые работают со стеклом и светом, мрачными не могут быть по определению.

— Почему я выбрал такую работу? Сочетание цены и качества. На самом деле, все довольно случайно получилось. Я работал в физтехе, в аспирантуре учился, уходил отсюда — в автосервисе работал, но вернулся. Занимался водородными топливными элементами, тоже перспективные технологии. Мы достигли очень неплохих результатов, но наступил 2008 год, деньги резко исчезли, проект закрыли, — вспоминает Дмитрий. — Я с многими людьми познакомился тогда, эти люди запускали НТЦ и предложили мне остаться. Таких центров в России больше нет, упускать возможность было бы глупо; к тому же заниматься не тупой промышленной, а исследовательской деятельностью, получая при этом на промышленном уровне, — это неплохо, прямо скажем.

У компании «Хевел», частью которой является НТЦ, офис в Москве и завод по производству солнечных модулей в Новочебоксарске. Здесь, в Петербурге, высокая себестоимость модуля, поскольку цели и масштабы совсем другие. За неделю опытная линия выпускает до 28 модулей, завод — 15 тысяч.

— В Новочебоксарске нет возможности манипулировать параметрами солнечного модуля, там они выпускаются по одному и тому же «рецепту», так это у нас называется. На заводе не меняют свойств, не ведут разработки: им необходимо выдавать поток. Манипуляциями со свойствами отдельных слоев, которые входят в состав модуля, занимаемся мы на этой небольшой пилотной линии. Я вам покажу сейчас.

Цех

Чтобы попасть в гигантское гудящее помещение с оборудованием, где делаются зеркальные солнечные панели, необходимо пройти несколько этапов. Первый — бахилы, второй — халаты. Потом еще несколько дверей, воздушный душ, чтобы избавиться от пыли на одежде, и мы внутри.

— Если все в порядке, мне нужно появиться тут раз в полтора часа, чтобы следующий процесс запустить, — Дмитрий подводит к своему постоянному рабочему месту: оно похоже на терминал для оплаты, на мониторе которого — схемы и цифры. Этот пульт управляет всей цепочкой производства. — Постоянно здесь находиться не нужно, но моментами, особенно когда сборка идет, бывает довольно оживленно: много народу, и я тут бегаю тоже.

Сейчас, в обеденный перерыв, в цеху одиноко следят за передвижениями модуля два работника. Об обеде забывает только сам главный технолог; зато у него есть время подробно рассказать о процессе сборки. Сначала это абсолютно прозрачное стекло с маленьким содержанием примесей, чтобы через него проходило как можно больше света. Затем оно отмывается и неделю путешествует по установкам линии: наносится контактный слой, и стекло становится мутным для рассеивания света, потом преобразующий слой, опять контактный, и все это, как горячий сэндвич, спрессовывается в фотогенерирующий модуль.

— Вот так выглядит слой кремния, очень тонкий, где-то 100–200 нанометров, — Дмитрий указывает на хрупкое квадратное стекло с медным отливом; это еще заготовка. — Тут возможны многие цвета. Нужен застройщику определенный цвет фасада — можно с этим поиграть. Это еще одна ниша этой технологии, ее можно использовать в таких экзотических, декоративных целях. Я думал, на самом деле, что-нибудь себе на дачу такое забабахать.

Представляете себе летний домик будущего, южный фасад которого выстроен из цветных солнечных батарей? Каждая из таких платформ при достаточном уровне солнечной радиации способна вырабатывать 125 Ватт, то есть самостоятельно вскипятить чайник. Каждая пропускает свет для комнат дома. Дмитрий не уверен, получат ли солнечные модули широкое применение в отдельных домашних хозяйствах, но с большими электростанциями на юге России и в Сибири у «Хевела» все получается.

— На опытной линии мы стараемся изменить, например, выходную мощность. Чем она выше, тем больше энергии. Если добавить в один модуль 1 Вт на выходе, для масштабов завода прибавка будет 800 тысяч Вт в год. Поэтому когда говорят об инновациях... Инновации — это необязательно абсолютно новое и неизведанное. Это может быть просто кропотливая работа по внесению небольших улучшений. Она гораздо более нудная, чем когда вы впервые получили какой-то эффект: вау, все супер, все работает! А дальше идет длительная, трудная и нудная работа, чтобы довести открытие до ума и до какого-то промышленного состояния. Но предел есть всегда.

Музей

Мы поднимаемся в «музей» сборки модуля — на деле это просто коридор, отделенный стеклянной стеной от «чистых помещений», где многие процессы делается операторами вручную. В музее в картинках объясняется технология, которую мы только что наблюдали в жизни. По дороге Дмитрий Андроников рассказывает, почему для него важно работать в России: говорит, что у него «прививочка от заграницы», что жил в Австралии, в Германии много лет и своим человеком себя там не чувствует.

Дмитрий мыслит четко и рационально, и для себя он давно определил рамки того, чему посвятил жизнь. Революционный прорыв? Нет, конечно. Не здесь. Нобелевка? Однозначно нет, базовые открытия в этой области уже сделаны. Особые свойства модуля? Есть ограничения. Однако даже интонация у него меняется, когда он рассказывает о рекордах и изобретениях своей команды — пусть это и идет вразрез с производственными задачами.

— Я все время подспудно стремлюсь сделать рекордный модуль. Но рекорды никогда не пойдут в производство — только потому, что нужно соотносить эффективность и время изготовления. Максимум производительности линии с точки зрения Ватт приходится вовсе не на самые лучшие модули.

Несмотря на то, что Дмитрий и его команда обходятся без «полетов фантазии», недавно они придумали осаждать слои для солнечной батареи на гибкие подложки вместо стекла. Это значит, что в теории вырабатывающий электроэнергию материал можно будет, как скотч, наклеить на что угодно. Экспериментальная ячейка толщиной всего в 50 микрон способна, по словам Дмитрия, улавливать солнечный свет, но высокотемпературные процессы в реакторе пока деформируют ее. В его голосе нетрудно заметить гордость — как и в те моменты, когда он рассказывает, что людей, умеющих собрать работающий модуль с начала до конца, в России единицы, и все они здесь. На вопрос «Амбициозны ли вы?» — главный технолог долго не может найти ответ.

— Смотря с чем сравнивать. Есть люди, которые хотят стать президентом; мне это неинтересно. Я может быть и амбициозный с профессиональной точки зрения — хочу, чтоб у меня все получалось. Мы же здесь занимаемся прикладной наукой. Становиться директором большого предприятия мне бы точно не хотелось.

Крыша

В августе этого года научный центр показывали главе «Роснано» Анатолию Чубайсу, и теперь нас ведут на крышу физтеха теми же путями. В декабре на петербургской крыше, как и ожидалось, никакого солнца нет. Но профессиональная солнечная станция на 10 кВт отражает гигантским зеркалом серое небо; работа при рассеянном свете — преимущество таких модулей. Они действительно снижают нагрузку на сети. Если представить, что в ясный день физтех останется без основных источников энергии, станция сможет обеспечить пару часов работы трех стиральных машин.

— Вчера я был в Астрахани, там было морозно, солнечно, много снега. Гораздо приятней, чем здесь, — улыбается Дмитрий. Приходится перекрикивать ветер. — О перспективах солнечной энергетики в Ленинградской области лучше не разговаривать. Никто об этом и не думает. Проекты автономных станций актуальны, например, в деревнях без централизованного электроснабжения. Но по всей стране, честно скажу, скептическое отношение к альтернативной энергетике сохранилось. Я думаю, в массе некоторые даже не знают, что такое солнечная батарея, говорят: «Чего только не придумают» — а это придумали уже очень давно.

Возвращаясь, проходим по коридорам старого физтеха мимо приоткрытой двери.

— Здесь я работал раньше, — замечает Дмитрий, но не останавливается. — Некоторые люди хотят сидеть у себя в лабораториях, что-то делать не спеша. Оплата соответствующая. Мои бывшие коллеги относятся к тем, кто немного свысока смотрят на нашу деятельность, считая, что мы занимаемся какой-то незначительной мелочью, а они — настоящей масштабной наукой. Я считаю, уважение должно быть взаимным. Их дела великие, но смешно пренебрегать такими людьми, как мы. Некоторые готовы работать на 200-летнюю перспективу, а я — на перспективу своей жизни.

Это легко объяснить. Ему, как ученому в сфере прикладной науки, хочется увидеть результат.

Дарина Грибова

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама