Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Как судили «Тангейзер»

«Expert Online» 2015

Это первое в истории страны дело, когда представители церкви через суд пытались повлиять на репертуар и культурную политику театра. Если бы не мантия судьи, гербы на стенах и представители церкви, заседание можно было бы принять за симпозиум для культурологов – выступали религиоведы, музыковед, кандидат философских наук, театральный критик. В перерыве адвокат в шутку сказал: «После антракта приходите на вторую часть спектакля». Действо закончилось тем, что мировой суд Центрального района города Новосибирска признал режиссёра Тимофея Кулябина и директора театра оперы и балета Борис Мездрича невиновными

«Вы на Тангейзер?» – спрашивали на входе в зал заседания охранники, словно контролеры в театре. Прибывающие вместо билетов показывали паспорта и занимали места. Зал стал наполовину занят людьми, на четверть – их техникой. На один день было назначено два слушания подряд. Никто не знал, что это продлится семь часов. Поэтому второе заседание начнётся без перерыва и с опозданием на час.

Первым рассматривалось дело директора Новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича, который по заявлению Тихона Новосибирского и Бердского в прокуратуру обвинялся в «умышленном, публичном осквернении религиозной богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики либо их порче или уничтожении» в результате постановки оперы Тимофея Кулябина «Тангейзер». Сам Тихон на заседание не пришёл и спектакль не смотрел – заявление в прокуратуру написано после жалоб прихожан церкви, которые шли в театр послушать традиционную оперу, но увидели, как под Вагнера главный герой спектакля снимает эротический фильм про Христа.

 1.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

Мездрич сидел на одной скамье сразу с двумя адвокатами – Сергеем Нестеровым и Сергеем Бадамшиным, известным тем, что он отстаивал интересы участницы Pussy Riot Екатерины Самуцевич. Среди документов на столе у них лежала впечатляющая стопка бумаг с открытыми письмами в защиту директора театра и режиссёра от коллектива экспертного совета «Золотой маски», театра им. Ермоловой, редактора «Нового литературного обозрения» Ирины Прохоровой, режиссёра Олега Табакова, режиссёра Кирилла Серебренникова, худрука театра «Современник» Галины Волчек, народного артиста Марка Захарова.

Протоиерей Борис Пивоваров начал выступление первым, как свидетель со стороны обвинения: «Академик Лихачёв говорил: «Культура – это святыня народа и нации». Здесь мы видим оскорбление. На постере мы видим фигуру распятого Христа на самом неприличном… Сам пересказ тоже является уничижением человеческого достоинства верующих граждан».

– Уважаемый суд, я бы попросил вернуть свидетеля в рамки предела рассмотрения данного дела. Об оскорблении чувств верующих граждан сейчас речи не идёт, – заметил Бадамшин.

– Замечания приняты.

– Скажите, пожалуйста, уважаемый свидетель, есть ли в Евангелии факты отрицания нахождения Христа в гроте Венеры? – продолжал Бадамшин.

– Это неправильно поставленный вопрос. Это – вопрос-ловушка! В книге священного писания Новый Завет никаких упоминаний о гроте Венеры нет.

– Я правильно понимаю, что и отрицаний нет?

– Это лукавый вопрос. Свобода и вседозволенность – это разные вещи.

– Любое ли столярное изделие, напоминающее вам крест, является святым? Или нужно произвести над ним какое-то действие?

– Когда погребают человека, то в магазине заказывают крест. Может, даже не поцелуют, не помолятся перед ним, но поставят в землю – и это святыня. Кощунство заключается в том, чтобы оскорбить предмет культа.

– Обладаете ли вы специальными познаниями, имеете ли право на проведение экспертизы, – спрашивает отца Бориса Пивоварова судья Екатерина Сорокина.   

– Формального права нет.

 2.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

Второй свидетель со стороны прокуратуры – заместитель худрука ансамбля «Чалдоны» Наталья Бусик-Трофимук. Дама с пышными рыжими волосами считает, что главный герой в постановках Кулябина – сам Кулябин. Художественный образ – «вроде бы Тангейзер». Наталья утверждает, что люди в зале аплодировали только музыке и музыкантам. Сама она ушла с середины спектакля, так же, как и её бывшие коллеги из психиатрической клиники.

– Актёр кого играл на сцене? – спрашивает её прокурор.

– Актёр – это актёр. Он подвластен воле режиссёра. Если он актрису на люстру повесит – то она не будет сопротивляться. Режиссёрская трактовка вольная, нарушающая авторские права композитора. Оригинал не то чтобы отличается – он уничтожен. Христос это или актёр в роли Христа – не имеет значения.

Со стороны подсудимого в качестве экспертов из Москвы на заседание в Новосибирск прилетели член экспертного совета «Золотой маски» и обозреватель газеты «Коммерсантъ» Роман Должанский, доцент центра изучения религий РГГУ Борис Фаликов и преподаватель МГУ, религиовед, кандидат философских наук Владимир Винокуров.

– Скажите, у зрителя, который находится в зале и просматривает это действо с образом Иисуса Христа, с актёром в гриме, с нимфами, обнажёнными телами, какое должно сложиться мнение? – спрашивает у Фаликова зампрокурора Новосибирска Игорь Стасюлис. – Какой был посыл у театра?

– Прежде всего, художник пытается осуществить художественные задачи. В данном случае художественной задачей режиссёра Кулябина было показать конфликт между искусством и религией. В данном случае он не стоит на стороне искусства. Его персонаж, Тангейзер, терпит фиаско, сходит с ума. Что ещё нужно, чтобы доказать, что режиссёр неоднозначно относится к своему художественному образу? Зрительское восприятие – вещь достаточно субъективная. Крупные наши театральные критики считают, что это очень мощное художественное высказывание. И в том, что спектакль будет выдвинут на «Золотую маску», мало кто сомневается.

Среди журналистов и камер стоит организатор митинга против «Тангейзера», председатель местного отделения общероссийского общественного движения «Народный Собор» Юрий Задоя и активно переминается с ноги на ногу.

– Не дело пастырей – таскать художника в суд. Театр никого не оскорбляет, – говорит в заключение религиовед Владимир Винокуров, выступающий в суде в роли свидетеля. – Театр – это сцена. Там культовых действий не совершается.

 3.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

«Оскорбляет, конечно», – тихо добавляет Задоя.

– Актёр напоминает или не напоминает образ Иисуса Христа? – обращается зампрокурора к свидетелю.

– Напоминает ли образ Христа? Какого?

«Хых, какого?», – шепчет Задоя.

– Смотрите, есть у нас Иисус Христос евангельский на иконах. Иконописная традиция складывалась, ровно, как и живописная. С моей точки зрения, у Иисуса Христа в театре нет следов аскетизма.

– И полнота, – добавляет зампрокурора Стасюлин, вспоминая актёра из «Тангейзера».

– Совершенно верно.

Оглашение приговора: «Производство об административном правонарушении директора НГАТОиБ Мездрича Бориса Михайловича прекратить, в связи с отсутствием состава административного правонарушения».

Перерыв десять минут. Госпожа Бусик-Трофимук раздаёт комментарии о художественном замысле спектакля для телевизионщиков, по-театральному артикулируя руками и губами.

– Зритель видит мать с сыном. А музыка-то влюблённых людей! Вдруг нечаянно инцест случится?

– Господи, – говорит журналистка у неё за спиной среди толпы коллег.

– Нет, а что такое – Господи? Это не мои домыслы. Я потратила на изучение этого всю жизнь!

– Инцеста?

– Музыки! А насчёт инцеста – я работала на кафедре философии медицинского университета, а вы – слишком бодренькая. Вы бы лучше в приличную одежду одевались, а то вечная юноша будете у нас.

Бусик-Трофимук демонстративно разворачивается и уходит.

На второе заседание с участием Кулябина в качестве обвиняемого аудитория переместилась в другой зал. На пустой клетке висит микрофон. Пространства стало больше, слушателей меньше. Свидетели со стороны защиты – те же. Со стороны обвинения – никого. Протоиерей Борис Пироваров уехал сразу после своей речи ещё утром. Марине Бусик-Трофимук по решению судьи на этот раз запретили давать показания из-за того, что она находилась в зале суда и слушала вопросы к другим свидетелям.

 4.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

– Можно ли назвать этот спектакль антирелигиозным? – спрашивает Романа Должанского адвокат Кулябина.

– Что вы! Боже упаси! Он – прорелигиозный. Потому что показанное нарушение религиозных традиций приводит к распаду личности. Мне кажется, в этом заключено большое назидание. Если бы меня бы спросили про недостатки этого спектакля, а я к нему очень хорошо отношусь, то у меня есть ощущение, что этот морально-нравственный посыл слишком очевидный.

В зале тишина. Все встали, чтобы послушать заключение судьи. Оказалось, что Тимофей Кулябин не вернулся после перерыва – оглашение приговора без него по правилам суда невозможно.

– Посмотрите там виновника, – прозвучало по рации у судебного пристава.

Аудитория, включая судью, засмеялась.

– Ваша честь, человек творческий, мог заблудиться. Поищу его, – обратился Бадамшин к судье.

Через три минуты Кулябин и адвокат вернулись в зал.

– Производство по делу Тимофея Кулябина прекратить за отсутствием состава правонарушения.

То, что происходило дальше, театральные критики обычно называют «стоячая овация». Кулябин ушёл под аплодисменты всего зала, не сказав присутствовавшим ни слова.

 5.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

 6.jpg Фото: Антон Карлинер
Фото: Антон Карлинер

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама