Мир

Москва, 28.06.2016


Как Иран потопит ОПЕК

«Expert Online» 12 may 2015
Фото: пресс-служба Эксперт Online

Запад продолжает розыгрыш иранской карты

Все более очевидно, что Ирану сильно повезло с конфликтом России и Запада, потому что теперь Вашингтон пытается предъявить Европе Иран как реальную альтернативу российским поставкам. Тегеран купается в лучах славы, потому что неожиданно отношение к нему поменялось. Если еще недавно Иран был парией, страной, символизирующей все человеконенавистническое, то теперь он стал «жемчужиной восточной демократии», страной, с которой можно иметь дело.

Сейчас проходит визит министра нефти и газа Ирана Бижана Зангане в Европу, где министр выступил в Берлине на конференции. Можно сказать, что происходит такое открытие Ирана, и все со вниманием слушают, что же скажет великий и ужасный г-н Зангане, какова будет позиция нового европейского друга.

А новый европейски друг уже успел показать, чего следует ждать. Прежде всего, от Ирана следует ждать жесткой позиции. Тегеран не собирается слушать жалобы европейцев. Для начала Иран огорошил европейцев сообщением, что не будет сейчас форсировать строительство газопроводов в Европу, а намерен предлагать европейцам сжиженный природный газ. Это интересно, потому что Иран действительно реализовывал СПГ-завод, однако из-за санкций его строительство было полностью прекращено, ведь Иран не способен самостоятельно строить СПГ-терминалы. И вот теперь получается, что Тегеран предлагает европейцам сброситься и достроить терминал без каких бы то ни было гарантий поставок СПГ в европейском направлении. Министр нефти и газа Ирана открыто заявил, что цены в Европе его не устраивают, поэтому продавать СПГ Иран намерен прежде всего в азиатском направлении, где цены хоть и упали, но все же находятся выше, чем на европейских хабах, и никаких Набукко. Тем самым министр дал понять, что Иран рассматривает свой газ как огромное благо для потребителей и намерен быть разборчивым, из-за снятия санкций на блюдечке с голубой каемочкой он свой газ с Южного Парса предлагать европейским потребителям за две копейки не будет.

Кстати, в свое время это вынужден был сделать Катар. Напомню, Доха ведет добычу на том же самом месторождении, что и Тегеран, только в Катаре оно называется Северный Купол. Это позволяет сделать вывод, что на самом деле запасы Катара и Ирана имеют проблему двойного счета, но это отдельный разговор. Важно, что Катар запускал свои СПГ-проекты в расчете на американский рынок, но ему подсунули абсолютно ложные прогнозы, в результате чего он построил заводы, но его СПГ из-за сланцевой революции оказался Америке не нужен. И тогда Катар вынужден был отдать газ Европе по смешным ценам – чуть более 100 долларов за тысячу кубов, когда газ стоил в 4-5 раз дороже. Европейцы тогда прыгали от счастья, думали, что так будет вечно. Оказалось, что вечно так не будет, но, видимо, эти уроки ничему не научили.

Естественно, Иран ждет инвестиций. Уже много лет он находится в ситуации их дефицита в ключевой сектор. Министр заявил, что Тегеран намерен вложить 180 млрд долларов в свою индустрию в ближайшие годы. Но у Ирана этих денег нет, поэтому речь идет о том, что фактически эти 180 млрд должна найти и принести Европа, и только после этого Иран вступит в диалог.

Но последствия возвращения Ирана на серьезный мировой нефтегазовый рынок не ограничиваются щелчком по носу европейцам, которые были сильно разочарованы такой иранской позицией. Еще более интригующим является разговор Ирана со своими коллегами по ОПЕК и прежде всего с Саудовской Аравией.

Еще до визита в Европу министр Зангане сделал ряд логичных и предсказуемых заявлений о том, что Иран намерен восстановить объемы добычи. Ну, он явно назвал преувеличенные возможности своей страны, но, по нашим оценкам, конечно, не 2-2,5 млн баррелей в стуки вернет Иран на рынок, но, в перспективе, если учитывать досанкционный объем добычи, то порядка 1 млн баррелей в сутки, действительно, Иран на рынок способен поставить. Министр сказал, что страны ОПЕК, которые заняли место Ирана, должны, соответственно, подвинуться. Точнее, он сказал шире: «Производители нефти должны подвинуться». Но, собственно, не Россия же должна подвигаться, не мы занимали место Ирана. Его место заняли коллеги по ОПЕК. Поэтому, наверное, заявление министра надо трактовать как обращение именно к ним. И прежде всего, к Саудовской Аравии. Не секрет, что Саудовская Аравия с удовольствием заместила Иран на европейском рынке. Когда были введены санкции и Европейский Союз оказался закупать нефть, Саудовская Аравия расширила производство и долю Ирана на европейском рынке заняла. А теперь Иран, благодаря позиции Соединенных Штатов, на рынок Европы возвращают, хотя санкции не сняты, но тем не менее. И Иран тут же заявляет своим «друзьям» из Эль-Рияда: «Ребятки, уходите с рынка».

Понятно, что, если Эль-Рияд просто отказывается уходить с рынка, действительно, может наступить расширение перепроизводства нефти с самыми неприятными для саудитов и для иранцев последствиями. Как ни крути, но нефти по 20-30 долларов никто из производителей не хочет. Это очевидно. А если мы добавим сюда политические противоречия между Ираном и Саудовской Аравией, известный разлом по линии сунниты – шииты, добавим сюда ситуацию в Йемене, где, кстати, восстание хусситов продолжается, хусситы как-то исчезли из мировой повестки дня, но они не исчезли из Йемена, и Саудовская Аравия ничего с ним сделать не может. В этом плане Йемен по-прежнему является зоной нестабильности, и Саудовская Аравия сталкивается с серьезными рисками с точки зрения судоходства и по Ормузскому проливу, и по проливу Баб-эль-Мандеб, эта бомба в любой момент может рвануть.

Таким образом, можно предположить, что, вернув Иран в мировую политику, заявив о достижении прогресса на ядерных переговорах, при том, что никакого прогресса на самом деле не было, и заявив о возможности снять санкции с Ирана, США затеяли игру с непредсказуемыми последствиями, рассчитывая, что Иран станет этакой «козырной картой» в игре против России. Но, во-первых, Иран тут же показал европейцам свою суть, объяснил им, кто в доме хозяин и что он не собирается перед ними танцы танцевать, а надеется, что они приползут к нему с инвестициями, а он будет выбирать, кому отдавать газ. Во-вторых, Иран вполне способен развалить ОПЕК, если он займет жесткую позицию с требованием вернуть ему его квоту. И в принципе, тут он будет прав, но я сильно сомневаюсь, что Саудовская Аравия эту квоту ему вернет. Вопрос не только в деньгах. Вопрос в политическом престиже. Получается, что шиитский Иран жестко прессует суннитскую Саудовскую Аравию, а она, «поджав хвост», вынуждена признать свою неправоту.

К тому же, у саудитов будет и обида на Вашингтон: что это за партнеры, которые подсунули такого ежа в штаны? Хотя ОПЕК давно уже никаких серьезных решений не принимает, это вообще иллюзия, думать, что ОПЕК как-то влияет на нефтяные цены, скорее по инерции все форумы ОПЕК освещаются. С точки зрения реальной политики, реального ценообразования эффект ОПЕК остался уже в очень далеком прошлом. Но психологический эффект от развала ОПЕК все равно будет. И когда ОПЕК развалится окончательно, а это может произойти уже в течение ближайшего года, ну что ж, тогда психологический эффект, конечно, будет в пользу повышения цен на нефть. Поэтому те, кто делает прогнозы о том, что из-за возвращения Ирана нефтяные цены упадут, сильно спешат. Кстати, посмотрим на нынешнюю конъюнктуру цен, что-то они пока не падают, а наоборот, стабильно находятся уже на уровне 65-70 долларов за баррель.

Так что эти «гениальные» геополитические ходы, такое ощущение, принимаются без просчета очевидных последствий. Может быть, тем оно и лучше для нас, потому что такого рода «гениальные» решения означают, что мы в этой серьезной геополитической игре вполне способны выживать. Если наш оппонент совершает такие ляпы, надо уметь ими пользоваться.


Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте





    Реклама
    Читать все комментарии
    AdRiver

    «Карта управленческого образования России»

    Предлагаем Вам принять участие в проекте и заполнить электронную анкету




    Реклама



    Читайте так же

    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Фото: Артем Геодакян/ТАСС

    Zuma\TASS Автор: Thierry Roge

    Brexit

    Первый в истории ЕС «саммит развода»

    Раньше ЕС только принимал новых членов. За 59 лет существования ЕС и его предшественника ЕЭС, еще никто и никогда не покидал союз. Теперь ему предстоит решить, как цивилизованным способом «разойтись» с Великобританией. Варианты будущего Евросоюза столь же экзотичны: от "распада евроимперии" до "суперимперии" с германо-французским ядром

    РИА НОВОСТИ

    Формула имиджа

    Один из этапов крупнейшего мирового спортивного соревнования — автогонок «Формула-1» — теперь будет проходить в Баку, столице Азербайджана. Если с финансовой точки зрения событие это пока убыточное для страны, то в плане имиджа закавказская республика рассчитывает получить от него значимые дивиденды

    РИА НОВОСТИ

    Мировая экономика

    Давайте посчитаем по-другому

    Аналитики из китайского рейтингового агентства Dagong посчитали, что российские облигации надежнее американских, а кредитоспособность России заслуживает оценки А со стабильным прогнозом. Теперь наша страна находится на шестой строчке рейтинга надежности, несмотря на рецессию и обвал нефтяных цен, и обгоняет на одну позицию США с их рейтингом А–. Сам Китай, согласно оценкам Dagong, уверенно занимает первую строку с высшей оценкой ААА. Эта оценка выглядит демаршем в отношении западных рейтинговых агентств.

    Телеком: слишком дорогая «прослушка»

    Российские операторы мобильной связи заявили, что принятие новых антитеррористических поправок приведет к внушительным убыткам не только у самих участников рынка, но и в государственном бюджете.

    Нефть

    Добыча нефти в Иране в июне снизилась на 20%

    Не исключено, что нефтяной бум в ИРИ пошел на спад и закончится так же резко и быстро, как и начался. Причины могут быть различными - Европа перестроилась на другие источники, или Иран негласно включился в игру по контролю над ценами - но в любом случае, иранский фактор перестает быть пугалом для рынка нефти