Политика
Москва, 06.12.2016


Такого давления еще никогда не было

«Expert Online» 2015

О ситуации вокруг Приднестровья в интервью Эксперту рассказал и.о. министра иностранных дел непризнанной республики Виталий Игнатьев. 

Интеграция по-молдавски

Молдавско-приднестровские отношения всегда были непростыми. Почему же нынешнюю ситуацию называют чуть ли не самой серьезной за последние 20 с лишним лет?

Если посмотреть на историю молдавско-приднестровских отношений, то действительно можно увидеть, что давление на Приднестровье оказывалось на протяжении всего 25 летнего периода нашего независимого развития: и в 89-м году, когда были инициированы различные общественные процессы против угнетения русскоязычного населения, и в 90-м, когда мы провозгласили независимость. В 1992 году Приднестровье столкнулось с масштабной военной агрессией со стороны Молдовы, сопровождавшейся авиационными и артиллерийскими ударами, включая штурм и попытку захвата второго по величине в Приднестровье города Бендеры.

Наряду с этим переговорный процесс постоянно перемежался периодами стагнации переговоров, их приостановкой и последующими всплесками давления на Приднестровье. В этом смысле показателен многолетний период отсутствия полноценных переговоров вследствие одностороннего выхода Молдовы из переговорного процесса в 2006-2011 гг. Одновременно 3 марта 2006 года была организована полномасштабная экономическая блокада Приднестровья путем принятия молдавско-украинского межправительственного соглашения и введения новых правил прохождения грузов через границу (пропуск грузов исключительно с таможенным оформлением РМ). Приднестровский экспорт оказался полностью блокированным, большинство предприятий остановились, потеряли рынки сбыта, понесли существенные издержки. В тот период усилиями Молдовы и Украины Приднестровье оказалось на грани выживания. Только благодаря своевременно оказанной помощи Российской Федерации удалось предотвратить полномасштабную гуманитарную катастрофу республики.

Особенность текущего витка усиления комплексного давления на Приднестровье характеризуется ужесточением позиции Киева. Украина, которая была традиционно дружественно настроена в отношении Приднестровья, а в период молдавской агрессии в 1992 году приняла десятки тысяч наших беженцев (они расселялись на территории оздоровительных лагерей, принимались в украинские семьи), к сожалению, применяет ограничительные действия в отношении Приднестровья. Сейчас же киевские власти закрывают границу и препятствуют торговле. Еще весной прошлого года были введены ограничения на пересечение границы гражданами России. В марте 2015 года Кабинет министров Украины принял Постановление №117 о запрете перемещения в Приднестровье подакцизной группы товаров. Подобные действия украинских партнеров дополнительно усугубляют положение экономических агентов ПМР и ведут к существенным потерям приднестровского бюджета.

Украина является третьим по величине торговым партнером Приднестровья. В то же время, общая нестабильность в этом соседнем государстве и ряд необоснованных запретительных мер привели к тому, что товарооборот сокращается, снизившись за январь-август 2015 г. почти на 20%. Странная политика, если вспомнить, что в Приднестровье проживает более 80 тысяч граждан Украины, а в целом этнических украинцев в республике добрая треть. В итоге современное Приднестровье не имеет возможности нормальной коммуникации ни с востока, ни с запада. Таких условий тотального ограничения не было никогда.

Обращает на себя внимание тот факт, что действия Республики Молдова и Украины по блокированию потенциала Приднестровья носят синхронный характер. В частности, за последние полтора года Кишинев не только усилил ограничительные меры в отношении приднестровских предприятий, постоянно ужесточая условия и выдвигая новые дискриминационные требования, но и активизировал механизм политически мотивированного уголовного преследования представителей органов власти Приднестровья, возбуждая также уголовные дела и в отношении приднестровских предпринимателей.

Но Украину в целом понять можно - Петр Порошенко нашел болевую точку России и давит на нее. Но зачем это делает Молдавия? В Кишиневе не понимают, что вынуждают Россию идти на крайние меры для спасения Приднестровья?

Выводы о причинах нынешней блокады можно сделать из заявлений некоторых молдавских и украинских политиков. Они считают, что настало наиболее удобное время для разрешения молдо-приднестровского конфликта - в их, конечно, понимании термина «разрешение». Очевидно, для них это означает поглощение Приднестровья путем уничтожения независимости нашего государства – под маской некой «широкой автономии». Цель давления одна – нанести максимальный ущерб Приднестровью, уничтожить наш социально-экономический потенциал, заставить отказаться от идеи государственности с одновременным выдавливанием людей с этой территории (чтобы они в силу негативных обстоятельств уезжали на заработки либо на постоянное место жительство в другие государства). 

Урок не выучили?

Вроде семь лет назад Россия показала, что будет с теми, кто попытается изменить статус-кво в замороженных конфликтах без учета позиции Москвы. Кто-то хочет повторения?

Обстановка за последние семь лет несколько изменилась. Во-первых, Москва оказалась в очень непростой ситуации. Во-вторых, уровень взаимодействия Киева и Кишинева с блоком НАТО, с Соединенными Штатами Америки и некоторыми другими государствами ЕС качественно вырос. В 2014 году Молдова и Украина подписали Соглашения об ассоциации с ЕС, которые предполагают, в том числе, и соглашения о Зоне свободной торговли как элемент комплексной экономической интеграции. А экономическая интеграция, в свою очередь, – составная часть общей политической интеграции. Не случайно в Молдове в нескольких километрах от Зоны безопасности (границы с Приднестровьем - Эксперт Online) регулярно проходят учения с участием румынских и американских военнослужащих, а также военных стран ЕС.

То есть Вы считаете, что Молдавия и ее друзья готовы к жесткому ответу России?

Тут нет линейности, а есть широкий комплекс региональных и внешних факторов. Можно предположить, что Республика Молдова при определенной поддержке США и ЕС использует весь арсенал методов политического, экономического, транспортно-логистического, информационного и иных видов давления для достижения своих целей. К тому же у сторон могут быть разные уровни интересов. Руководство Молдовы рассматривает давление как способ реализации собственных задач, а на более высоком уровне могут преследоваться интересы западных акторов, которые не ограничиваются лишь Приднестровьем, а охватывают весь причерноморский регион. Отчасти поэтому они и готовы закрывать глаза на нарушение Кишиневом конкретных договоренностей, достигнутых в рамках переговорного процесса, и как следствие – на попирание неотъемлемых прав жителей Приднестровья.

Но ведь можно находить какие-то решения не на государственном, а на личностном уровне. Например, Украина практически сразу же после Майдана взяла курс на блокаду Приднестровья, однако с предыдущим губернатором Палицей можно было договариваться о каких-то мерах по обходу блокады. Чтобы и Одессе, и Приднестровью было хорошо. С командой нового губернатора получается искать общий язык?

Никаких внятных сигналов от них мы пока не увидели, однако тут нужно понимать, что политическая линия в итоге определяется не конкретным губернатором, а руководством страны. Как видим, официальный Киев продолжает системную политику по оказанию давления и ограничению потенциала Приднестровья, поскольку данные решения принимаются не на региональном, а на государственном уровне. Поэтому я бы не стал делать большой акцент на роли региональных руководителей.

И какой выход для Приднестровья из этой двойной, системной, долгосрочной блокады?

Существует международная переговорная площадка «5+2» и связанные с ней уровни и форматы, которые мы используем. Кроме того, в переговорном механизме есть страны-гаранты, одной из которых является Россия. Она занимает последовательную позицию, и я считаю, что Москва может способствовать выходу из проблемной ситуации в рамках выстраивания политического диалога, обусловленного необходимостью строгого соблюдения положения о неприменении давления в отношении любой из сторон переговорного процесса.

В переговорном процессе Приднестровье занимает открытую и конструктивную позицию, мы всегда заявляли о намерении выстраивать добрососедские отношения и с Молдовой, и с Украиной. К примеру, на приднестровско-украинской границе имеются инциденты, связанные с обустройством многокилометрового рва, неких огневых точек, усилением контингента нацгвардии у нашей границы, а также тяжелым огнестрельным ранением приднестровского гражданина – однако, несмотря на эти откровенно недружественные действия Приднестровье намерено строить нормальные взаимоуважительные отношения с соседями. У нас имеется многолетний опыт добрососедских отношений, и есть возможности налаживать эти отношения сегодня.

В связи с эскалацией ситуации на Украине Вы ощущаете какое-то изменение отношения со стороны России? В плане того внимания, которое сейчас оказывается Приднестровью. Например, несколько лет назад представители приднестровского МИД говорили о том, что существуют проблемы с выдачей российских паспортов.

Мы признательны Российской Федерации за возвращение к ранее действовавшему до лета 2011 года регламенту, упрощающему процесс выдачи гражданства жителям Приднестровья на основании тех документов, которые предоставляет приднестровская сторона. Это серьезный шаг вперед, однако желающих получить гражданство России в Приднестровье очень много, появились издержки другого уровня – технических возможностей выездного консульского пункта в Тирасполе недостаточно. Сейчас очередь на получение гражданства растянулась на несколько месяцев. Именно поэтому Приднестровье оказывает содействие в вопросе расширения объемов работы консульского пункта.

Имеются и более системные проблемы, связанные с отсутствием общей границы Приднестровья с Россией, чем цинично пользуется официальный Кишинев, применяя враждебные, зачастую издевательские меры: препятствуя ротации миротворцев и доставке грузов, запрещая в массовом порядке гражданам России въезд на территорию Молдовы, осуществляя их депортации.

Куда идти с европейского рынка?

С первого января 2016 года заканчивается период, в ходе которого Приднестровье могло торговать с ЕС на льготных условиях. В результате у властей республики два варианта: либо соглашаться с потерей европейского рынка либо перерегистрировать свои компании в Молдавии. Есть ли какой-то третий вариант? Ведутся ли конструктивные переговоры с ЕС о продлении режима или о поиске новых рынков?

Я бы не стал ограничивать варианты развития событий лишь двумя сценариями. Действительно, ситуация в настоящее время сложная, как известно после 31 декабря 2015 года должен истечь срок режима Автономных торговых преференций (АТП) и вступить в силу положения Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (УВЗСТ) между Молдовой и ЕС. Данный документ был заключен без малейшего учета позиции Приднестровья и игнорирует как экономические, так и политические интересы республики.

В силу этого Приднестровье сразу же заявило о том, что не будет участвовать в УВЗСТ и эта позиция остается неизменной. В то же время, понимая, что односторонняя отмена АТП приведет к усугублению и без того сложной экономической ситуации, приднестровская сторона обратилась к Европейскому союзу с предложением о выработке особой формулы торгового режима, которая могла бы быть закреплена либо отдельным протоколом, либо иным образом.

Сложилось впечатление, что изначально в Европейском союзе не учитывали всей сложности ситуации, региональной специфики, и долгое время вообще не думали над тем, как вписать в эти новые правила Приднестровье. Сейчас Приднестровье ведет прямые двусторонние переговоры с ЕС о поиске выхода из ситуации путем выработки особого механизма и предоставления гарантий. Вопрос четких неизменных правил является одним из ключевых, поскольку Молдова, и это уже давно всем понятно, не является надежным партнером.

Практика показывает, что РМ регулярно вводит новые ограничения в отношении Приднестровья, зачастую обуславливая такие действия своими международными обязательствами. Соглашение об УВЗСТ, по нашему мнению, не должно стать еще одним рычагом для давления на Приднестровье.

Мы рассчитываем на то, что логика и здравый смысл в конечном итоге возобладают и Европейский союз применит особый подход к Приднестровью, осознавая крайнюю нежелательность дестабилизации ситуации в регионе для всех международных акторов. На наш взгляд, это будет свидетельствовать также о зрелости и ответственности Брюсселя, что имеет особое значение в контексте приближающегося председательства Германии и Австрии в ОБСЕ и той роли, которую Германия традиционно играет в «восточной политике» ЕС.

Разумеется, Правительство ПМР просчитывает различные варианты развития ситуации, в том числе и вариант отмены АТП. Мы находимся в постоянном контакте с российскими коллегами, прорабатывая пути переориентации нашего товарооборота на рынок Российской Федерации. 

Идут ли какие-то переговоры со странами Евразийской интеграции о заключении каких-то конкретных экспортных контрактов? Возможно, российские власти готовы помочь республике долей на своем рынке? 

Прежде всего, стоит отметить, что рынок Российской Федерации является одним из традиционных для продукции, производимой в Приднестровье. Между приднестровскими и российскими контрагентами ежегодно заключаются сотни коммерческих контрактов, удельный вес которых в общей структуре внешней торговли Приднестровья пока не столь велик, как нам хотелось бы, учитывая евразийскую направленность внешнеполитического курса республики.

Приднестровье ведет интенсивную работу с российскими коллегами в направлении развития торгово-экономического сотрудничества. Хотя результаты этой работы не всегда широко освещаются в СМИ, они весьма значимы. Благодаря подписанию целого ряда отраслевых межведомственных соглашений в 2014-2015 гг. нам удалось придать большую динамику отношениям стратегического партнёрства, а также выйти на конкретные практические договорённости с российской стороной.

Заключены и успешно выполняются контракты на поставки приднестровской сельскохозяйственной продукции в крупные российские федеральные и областные торговые сети. Нам удалось наладить высокий уровень сотрудничества с Архангельской областью, куда также направляется приднестровская плодоовощная продукция. Ряд принципиальных решений принят Россельхознадзором в части разрешения и упрощения поставок некоторых видов продукции из Приднестровья на российский рынок.

Наряду с этим необходимо понимать, что решение о том, на каком рынке продавать собственную продукцию, принимается самими экономическими агентами, исходя из коммерческих, логистических и иных соображений. Тем не менее, Правительством Приднестровья прилагаются существенные усилия на данном треке. 

Будем и дальше работать, чтобы развить устойчивую позитивную динамику двустороннего торгово-экономического сотрудничества с нашими российскими партнёрами.

Нескромные друзья

Как сообщалось, Приднестровье получило от молдавской стороны гарантии того, что прибывшим на празднование 25-летия независимости Приднестровья абхазской и югоосетинской делегации не будут чиниться препятствия. Однако при вылете домой из Кишинева они были задержаны, сняты с рейса и принудительно депортированы с запретом на въезд в Молдавию на 10 лет. Как молдавские власти объяснили эти инциденты?

Вопрос о необоснованной депортации и запрете на въезд в Молдову сроком на 10 лет для представительных делегаций Республики Абхазия и Республики Южная Осетия, принимавших участие в праздничных мероприятиях в Приднестровье, обсуждался на встрече представителей по политическим вопросам, которая состоялась в Тирасполе 10 сентября 2015 года. Приднестровская сторона потребовала разъяснений по имевшим место инцидентам, возникшим по причине нарушения Республикой Молдова достигнутых договорённостей о беспрепятственном перемещении международных делегаций.

Представитель по политическим вопросам от Республики Молдова Виктор Осипов сообщил о том, что рассчитывал на то, что у делегаций всё будет хорошо, поэтому, собственно, и брал на себя такие обязательства. По его словам, представители кавказских делегаций якобы вели себя недостаточно «скромно», что вызвало соответствующую реакцию молдавских спецслужб, как оказалось, пристально следивших за мероприятиями в Приднестровье. В свою очередь, молдавские спецслужбы якобы руководствовались мнением о том, что пребывание международных делегаций в Приднестровье на праздничных мероприятиях, а также заявления их представителей «подрывают суверенитет и территориальную целостность Республики Молдова». Более чётких и развёрнутых комментариев получить на той встрече не удалось, в связи с чем Приднестровьем были запрошены письменные объяснения, которые, однако, молдавская сторона не предоставила до сих пор.

Полагаем, что попытка Республики Молдова осуществить дипломатическую и информационную блокаду Приднестровья свидетельствует, прежде всего, о неуверенности молдавского руководства в собственных силах, о сложившемся, по всей видимости, в Молдове предположении, что дискриминационные инструменты могут воспрепятствовать распространению объективной и правдивой информации о Приднестровской Молдавской Республике и укреплению отношений дружбы и сотрудничества с РА и РЮО. Убеждены, что этот расчёт молдавских коллег является абсолютно иллюзорным и обманчивым, поскольку единомыслие, совпадение исторических интересов и судеб является намного более мощным объединяющим фактором, нежели подобные нелепые попытки воспрепятствовать общению.

Признательны друзьям в Абхазии и Южной Осетии за то, что они, с одной стороны, дали свою жёсткую оценку дискриминационным действиям Республики Молдова, а с другой стороны отнеслись с пониманием к возникшим неудобствам. Наши коллеги неоднократно сталкивались с похожими сюжетами в исполнении соседней Грузии, поэтому хорошо знают, как себя вести в таких ситуациях и не поддаваться на провокации. Более того, за время этих допросов, судя по рассказам абхазских и югоосетинских друзей, сотрудники СИБ РМ получили дополнительную возможность несколько просветиться относительно реальной ситуации в Приднестровье и о степени дружбы, партнёрства и консолидации между нашими братскими государствами.




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика

    Субъектами нового цикла развития страны призваны стать консолидированное общество, обузданные элиты и предпринимательский класс


    Zuma\TASS

    Газовый конфликт с Украиной

    Газ обрастает условиями

    Украина уже готова закупать российский газ, но лишь «при достижении соглашения по ряду вопросов». Однако у «Газпрома» есть все основания оставаться неуступчивым на трехсторонних переговорах в Брюсселе

    Сергей Коньков/ТАСС

    Финансовые инструменты

    Банки остались без депозитов

    По итогам октября темпы прироста средств на депозиты составили 0% в месячном сопоставлении. Сберегательная модель на которую делают ставку финансовые власти остается весьма умозрительной в условиях кризиса

    ИТАР-ТАСС Автор: Владимир Смирнов

    Экономический курс

    Патология неравенства

    1 декабря этого года в своем ежегодном послании Президент отнес задачу выхода на темпы роста выше среднемировых на перспективу после 2019 года. Но очевидно, что и до этого времени общество нуждается в осмысленной перспективе социальных трансформаций. В частности, это касается повестки предстоящей кампании по выборам президента. Вряд ли она может строиться по принципу «борьбы хорошего с лучшим». Скорее, она должна быть в определенном смысле мобилизационной – не по отношению к внешним или внутренним врагам, а по отношению к стратегическим вызовам. Вызовам, которые одновременно могут рассматриваться как угроза, и как потенциал для развития. Одним из таких вызовов является исключительно высокий уровень неравенства в российском обществе

    ТАСС

    Это все мое, родное

    Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) после многолетней подготовки наконец запустила торги фьючерсом на нефть марки Urals

    Сергей Гунеев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

    Курсы валют

    Турция предложила Москве отказаться от доллара

    Премьер-министр Турции в ходе своего визита в Москву предложит российским властям перевести двусторонний расчет между странами на национальные валюты. Выгода от такого перехода очевидна, но его пока трудно реализовать