Политика

Москва, 27.08.2016


Герман Клименко: "Никогда нам не было так хорошо, как сейчас!"

«Expert Online» 18 jan 2016
ТАСС

Назначенный в январе на должность советника президента РФ Герман Клменко, бизнесмен, создатель многообразных систем, анализирующих и агрегирующих интернет-контент, рассказывает «Эксперт Online» о регулировании интернета, полемике вокруг этого, перспективах развития интернета как отрасли и о том, насколько кризис - и интернет - меняют экономику. Начало разговора было опубликовано 13 января, и кончалось словами о том, что после кризиса будет выжженная земля. Но контекст этой пугающей констатации был довольно оптимистичным.

Первая часть интервью с Германом Клименко 13.01.16

Политика

Я не хочу в политику, меня она мало интересует, но я хочу, чтобы государство и интернет разговаривали на одном языке. Я же на самом деле вообще занимаюсь только своими историями, только экономикой, меня интересуют только телемедицина и подобные вещи. Здесь нет никаких ни блокировок, куда меня пытаются втянуть, ни каких-то запретов, я просто отвечаю на вопросы. Меня спрашивают: «Герман, а что будет с проектом Дурова «Телеграм» в будущем?». Я говорю, с «Телеграм» в будущем будет очевидная история, все страны приведут его рано или поздно к режиму Скайп. Скайп сотрудничает с правоохранительными органами? Сотрудничает! И они будут сотрудничать. 

Дальше спрашивают про виртуальные границы: «Как будут развиваться события?». Очевидно, как они будут развиваться. Еще раз – неизвестно, когда произойдет – через год, через два, через 5 лет, может быть завтра, если будут развиваться события, как они развиваются сейчас в мире, каждая страна определяется: это наша таможня, наши деньги и наша территория, ничего нового в этой жизни нет. Все страны столкнулись с тем, что появилась трансграничная история. Простите, это очень хорошее название. Но мы с вами знаем, что это мошенничество. Трансграничная торговля – это объяснение тому, почему эта торговля идет без таможенных пошлин. Но ни одно государство, тем более в том объеме, какой сейчас она набрала, ее так не оставит, и рано или поздно это будет регулироваться. Но говорят: «Клименко хочет запретить трансграничную торговлю!» Я ничего не хочу запрещать! Еще раз – мой фокус находится в телемедицине, мой фокус находится в строительстве, у меня только экономика. Политика на это никак не влияет, я вам страшную вещь скажу: ни блокировка сайта, ни виртуальные границы, ничего на экономику не влияет. Попутно если вы меня спрашиваете что-то там, например:  «А вот выборность губернаторов или назначемость влияет на экономику?» - я скажу – нет.

Кризис

То есть вот я вижу, что - выжженная земля (в результате кризиса), и мне очень жалко тех, кого выживут. Но знаете, как? Как из серии, когда спрашивают: Герман, о чем ты мечтаешь? Еще до советниковой должности, вот у меня бизнес. О чем должен мечтать бизнесмен, скажите мне, пожалуйста? О монополии. Извините, почему я должен мечтать о равенстве? Я буду зарабатывать в два раза больше. Еше раз – если посмотреть на контрасте, никогда так хорошо не было, никогда так плохо не было другим, как хорошо нам. Нельзя сказать, что у нас не идут деградационные процессы, идут, у нас многие развивались в сторону строительства, делали порталы по строительству, в СМИ есть проблемы. Но это отваливаются те истории, которые инвестировались в сектора, сейчас наиболее пострадавшие.

«Э-Onl»: Но за счет конвергенции с интернетом, использования возможностей интернета они могут получить новое качество?

Г. К.: Сговорчивость отраслей резко вырастает.

«Э-Onl»: С интернетом, с индустрией? 

Г. К.: Давайте вот, опять же я буду говорить очень просто, чтобы было понятнее. Например, у вас все хорошо, вы строитель, я к вам прихожу – интернет - и говорю – я могу вам привнести счастье. Что вы выбираете, скажите, пожалуйста. 

«Э-Onl»: Несите!

Г. К.: Нет!

«Э-Onl»: Нет? Хотя вообще часто наверное бывало так, да: приходит человек - знаете, я из интернета, ему говорят, слушай, у нас все есть, нужен ты тут со своим интернетом...

Г. К.: Да. А более того – наши программисты со всем справятся. Это важно. Вig data – это мы все понимаем. Написать софт – да ерунда вопрос. И сейчас сговорчивость отраслей, конечно же, на порядок выше. То есть, например, давайте откровенно скажем, Минздрав никогда бы с нами не стал разговаривать, если бы ему не срезали  финансирование. Они внутри уже начали строить свой собственный интернет. Понимаете, они внутри себя придумывают, что и как они будут обрабатывать. Как они могут обрабатывать big data, если у них нет опыта? Они вообще не понимают, что такое big data. Мы в своей жесточайшей конкуренции научились обрабатывать, Яндекс обрабатывает потрясающие объемы данных, я умею обрабатывать колоссальные. И вдруг они говорят: Герман, все замечательно, мы построили два ЦОДа с парой тысяч серверов и обрабатываем… я не знаю, что они обрабатывают, я на них смотрю и вообще не понимаю, что они делают, у них же нет опыта, у них нет конкуренции. И вот сейчас кризис добавляет им сговорчивости, и да, мы начинаем разговаривать наконец-то. Я когда говорю Минздрав, это образно, то есть я наоборот, кстати, к ним хорошо очень отношусь.

«Э-Onl»: Речь идет о чем? О том, что Минздрав ли, другие ведомства, компании традиционные, они должны на ваш взгляд не нанимать, допустим, себе ИТ-шников умных и не серверные парки ставить, а войти во взаимодействие с существующими интернет-компаниями, имеющими опыт?

Г. К.: Еще раз, я защищаю свою индустрию. Посмотрите на интернет-банки современные. Например, возьмем господина Тинькова, казалось бы. А вы знаете, что он лучше всех просто понимает про интернет среди всех банкиров? То есть он победил только потому, что он это понимает. Да и остальные интернет-банки, там интернетчики в чистом виде. Разница между интернетчиками-банкирами и классическими банкирами больше, чем мужчина и женщина. Тиньков действительно не банкир, он просто понял, как выглядит интернет, пришел и всех сделал интернет-банкингом. И когда ко мне банкиры приходят и говорят - Герман, у тебя же есть данные, давай сделаем Тинькова. А я говорю: ребята, у вас не получится, вы не можете эту компетенцию купить!

«Э-Onl»: Вы приводили пример Яндекс-такси, как очень положительный пример вашей концепции «интернет плюс» – плюс какая-то традиционная отрасль. А скажем по поводу аналога Яндекс-такси, Юбера говорят следующее: конечно очень хорошо, вот сейчас там низкие цены, но Юбер станет монополистом, и они поднимут цены до небес. Иначе чем через Юбер заказать такси будет нельзя,  и цены вырастут.

Г. К.: Это невозможно. Хотя я не могу сказать, что я не был на той же позиции, но вы знаете, мы это уже видели, мы видели 100% доминирование интернет Internet Explorer в интернете. Я бы здесь вообще сказал, что ни в коем случае не нужно, нельзя сравнивать экономику реальную с виртуальной. В виртуальной экономике очень высока доля вот этого серого вещества и очень низка доля административных историй. Монополизировать что-то можно только тогда, когда у вас есть физический шлагбаум. Вот есть Тверская улица, ее длина там 5 километров, на ней можно разместить только 200 магазинов. Больше нельзя. А что можно сделать в интернете? Вы сами садитесь и занимаетесь поисковой оптимизацией Яндекса. Вы сели, почитали книжечку Игоря Ашманова о том, как оптимизировать сайт и встали на Тверской. У нас Тверская виртуальная, вы можете в любой момент в любом месте здесь обосноваться. Поэтому как только Юбер заберет 100%, произойдет то же самое, что с Internet Explorer. Есть интернет, пока он таков, и скорее всего он таким навсегда останется. Меньше доля жесткого регулирования и больше мозгового.

Назначение

 «Э-Onl»: Герман Сергеевич, знаете,  есть такой вопрос шуточный…

Г. К.: Вы говорите, у меня с юмором вообще хорошо.

«Э-Onl»: Как говорят в интернете, или не только уже в интернете – когда расссказываешь что-то, объясняешь, и вдруг тебя спрашивают: «Слушай, а причем здесь Путин?». Про Путина ты вроде ничего не говорил, а он спрашивает. (Смех). Согласитесь, а в вашем случае этот вопрос задать, по-моему, очень уместно. Контакт интернет отрасли в вашем лице с государством - какое значение этот контакт имеет, скажем,  для того развития, которое вы обозначаете как « интернет плюс»?

Г. К.: Вот смотрите, я думаю, еще раз – я ничего не могу утверждать, то есть я думаю, что мы смогли за все это время объяснить Администрации, Владимиру Владимировичу Путину, скорее всего, в этом участии принимал господин Щеголев (Игорь Олегович Щеголев – помощник президента РФ, был министром связи и коммуникаций) и господни Володин наверняка принимал (Вячеслав Викторович Володин, первый замглавы администрации президента, потому что он помогал нам, а Щеголев помогал нам тоже. На самом деле нам удалось к форуму («Интернет-Экономика» в декабре 2014 г.) совершить некоторую чудесную историю – одновременно участвовали все. И скорее всего они смогли донести до Владимира Владимировича Путина важность наших историй. И самое главное, что мы вообще не просили денег. У нас была хорошая выставка, то есть, собственно говоря, мы пытались объяснить, как мы работаем. И мы говорим: вы знаете, нам денег не надо, потому что непонятно, куда их пихать, то есть у нас в целом все в этом плане хорошо. Но если вы это все примете - 100 пунктов, то есть поможете нам принять ряд законодательных историй, то скорее всего будет вот это все -  только умноженное на 10.

И история с моим назначением, она же очень любопытна в том, что Владимир Владимирович говорит: что, вы знаете, а вы не справитесь, потому что это законодательная история, понимаете. Законодательная история причем в коммуникациях с самыми старыми, консервативными отраслями.

В медицине из поколения в поколение зеленочкой ссадинки смазывали. Но мы же не вмешиваемся в методологию лечения, а мы делаем самое страшное: мы вмешиваемся в руководство, в принятие решений, мы говорим страшные вещи – давайте «юберизируем» врачей. Приравнять дистанционную консультацию к очной – да это же потрясение основ. И потому вот это было сказано со стороны президента: что, если вы  хотите это действительно сделать, то кто-то из вас должен пойти ко мне и стыковать эти истории. Соответственно сейчас пока на текущий момент я в администрации, и я, скорее всего, сохраняю свою должность в ИРИ, потому что иначе это все бессмысленно

«Э-Onl»: Собственно Путин об этом и сказал.

Г. К.: Да. И моя цель сфокусированная. Я считаю, что если мы сможем договориться с Минздравом о телемедицине и то, что 15 лет не делается, будет сделано за этот год, то уже даже этого одного будет более, чем достаточно.

Почему у нас нет (или мало) стартапов

«Э-Onl»: А еще какие-нибудь приоритетные вещи назовите, пожалуйста, мне.

Г. К.: Например, пожалуйста, Центральный банк 115-ФЗ 2015 год. Если мы сейчас с вами захотим открыть счет в санкт-петербургском банке, там хорошие условия. Что мы должны будем сделать, скажите, пожалуйста?

«Э-Onl»: Подать туда пакет документов…

Г. К.: Мы должны сперва купить билет тюда.

«Э-Onl»: Ну, да.

Г. К.: Это важно, нужно купить билет в Санкт-Петербург и там же пройти проверку по 115-ФЗ. Подождите, подождите, я же проходил проверку 115-ФЗ в своем банке. Центральный банк, который является, а он является руководителем всех этих историй - вам что, очень сложно сделать условно наследственную авторизацию? В чем здесь проблема?

Ни один стартап по медицине не может существовать без принятия закона «О телемедицине». И то, что они есть, это добрая воля Минздрава. Инвесторы не могут инвестировать, инвесторы уходят инвестировать стартапы «туда». Пример могу привести: стартап консультация диабетика эндокринологом. Вы знаете что пришлось сделать? Вывести в Арабские Эмираты наших докторов, которые по Скайпу. Из Арабских Эмиратов можно? А здесь нельзя.

Огромный пласт малого бизнеса

Или самый простой пример - розничный экспорт. Вот мои товарищи нож с костяной ручкой мне подарили, где-то на Севере народный умелец делал, наверное. Допустим, он захочет его продать. Он должен его сфотографировать, выложить на «eBay». Дальше в Америке человек говорит: я хочу это купить за 1000 долларов, за доставку 200 долларов. Нашему умельцу приходит письмо, он идет на почту, распечатывает штрих-код, который ему прислали, наклеивает на эту коробочку со своим изделием и сдает в окошечко. Это как должно быть. Он сдает в окошечко и уходит. Через 3 дня, когда вот эта штучка пересекает границу, ему падает 1000 долларов. Он счастливый идет ковать второй нож. Но! На практике ничего этого не происходи, по одной простой причине – наше государство никогда исторически в принципе не предусматривало, что частное лицо может что-то экспортировать. Знаете, как это выглядело бы  сейчас? Ему нужно решить вопросы с таможней. Дальше - в Минкульт пожалуйста - вдруг это произведение искусства? Допустим, он и через это прошел. Дальше возникает очень любопытный момент – что происходит в случае экспорта?

«Э-Onl»: Возврат НДС.

Г. К.: Возврат. А дальше что происходит? Кузнецу эти 180 долларов не нужны. Но он не может отказаться от них. Соответственно, 180 долларов налоговая ему должна возместить. Налоговая говорит, слушай, мужик, мне тебя надо проверить, ты же возмещение НДС хочешь. А он не хочет. Но иначе-то нельзя.

«Али-Бабу» пробили 7 лет назад или 8 лет назад. Хлопок одной рукой. Китай нам возит, сколько хочет. Мы обратно не можем. Знаете, почему? Потому что надо согласовывают историю с НДС, с возмещением.

«Э-Onl»: Она согласовывается реально сейчас?

Г. К.: Нет. Она 8 лет согласовывается.

«Э-Onl»: Понятно...

Г. К.: Дело в том, что и не надо ее согласовывать. Этому мелкому производителю возмещение НДС не надо. Отпустите его и тогда сразу все становится просто. Но дело в том, что согласовать отмену возмещения НДС - это огромное количество ведомств. Все говорят… На самом деле, здесь очень тонкая история. Вы же в курсе, что у нас программное обеспечение НДС не обкладывается? Вы думаете, государство просто так о софте заботится? Зачем? А потому, что приносили дискетку и говорили: она стоит миллион долларов. Впихивали таможне, тут же получали 180 тысяч долларов обратно. Что на дискетке, никто не знает. Может, миллион, может, 2. А может ноль. Не смогли эту проблему победить. Тогда просто отменили НДС. Как экспортировать чугун знали, а как экспортировать софт не знали. Все. Нет никаких иных объяснений.

Так вот НДС они будут еще 10 лет согласовывать. Это то, что мы хотим решать, это то, о чем идетречь. У нас таких тем много. В каждой точке есть история маразматичная совершенно. Поэтому не будет русского «Амазона» до тех пор, пока мы не решим эти вопросы. Не откажемся от возмещения НДС. Есть огромный пласт людей, который делает вот эти все штучки, зверушки, елочки, огромный пласт мелкого бизнеса. И ему возмещение НДС не надо.

Что дальше

«Э-Onl»: Вы собираетесь инициировать внесение какого-то пакета законопроектов?

Г. К.: То, что я просил Путина, если вы посмотрите стенограмму, первое, дать поручение правительству, согласовать с нами те дорожные карты, которые мы придумали, внести поправки. Это не значит, что туда сразу все войдет. После чего поручить нам контроль за их исполнением. Этомодель Агентства стратегических инициатив. Я ничего не придумываю. Я считаю, что придумывание, это зло. Дорожная карта, это последовательность законов, которые нужно принять для достижения какой-то цели.


Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте



Реклама

AdRiver

26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

«Драйверы экономического роста России в настоящее время»



Реклама



Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Добавленное зло

Текущий кризис в российской экономике — следствие действующей налоговой системы, и главную роль здесь играет НДС. Этот налог делает невозможной модернизацию производства. Более того, государство, используя НДС, ежегодно работает себе в убыток


Zuma\TASS

Глава ФРС запуталась

Выступление главы ФРС США Джанетт Йеллен на симпозиуме глав центробанков в Джексон Хоул не внесло ясности относительно сроков повышения ставки американским регулятором

FORUM

Меркель здесь, Меркель там…

Евросоюз выстоял, но крепче не стал. Напротив, после выхода Британии из объединенной Европы он стал еще более раздробленным и разделенным на блоки и группы: Запад, кооперирующийся по большинству вопросов с Севером, и Восток, который все чаще занимает одинаковую позицию с Югом. Любопытно, что южно-европейская группа может оказаться очень сильной, потому что президент Франции Франсуа Олланд уже изъявил желание принять в ней участие.

Zuma\TASS

Международный бизнес

Uber в красной зоне

Убыток сервисной компании Uber за первое полугодие составил $1,27 млрд. Руководство называет основной причиной низких показателей масштабный демпинг и компенсации водителям такси

Денис Абрамов/ТАСС

Туризм и отдых

Пора на воды

На заседании Госсовета с участием президента Владимира Путина в Белокурихе в пятницу обсуждают проблемы санаторно-курортного комплекса Российской Федерации. Владимир Путин поручил правительству создать благоприятную инвестиционную среду в этой сфере, а также разработать к марту 2017 года стратегии ее развития. Для развития отрасли необходимо найти новые формы партнерства государства с частным бизнесом, считают эксперты

ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

«Сила Сибири» выдерживает график

Глава «Газпрома» и посол КНР в РФ обсудили развитие российско-китайских отношений в газовой сфере. Стороны подтвердили полное соблюдение графика реализации проекта поставок газа по «восточному» маршруту. Вместе с тем, эксперты отмечают, что при нынешней конъюнктуре цен на газ небольшое промедление с прокладкой трубопровода было бы даже полезным, но у российской компании такой возможности нет