Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Предрассудки приватизаторов

«Expert Online» 2016

На гайдаровском форуме начали опять вести речи о второй волне приватизации, в том числе продаже пакетов акций Сбербанка, ВТБ, Аэрофлота и так далее. Увы, толкующие о приватизации так и не поняли, что это такое – или успешно делают вид, что не понимают. Между тем, за словом «приватизация»  скрывается несколько экономически разнородных явлений. Самое главное: следует различать приватизацию экономики и приватизацию государственного имущества. Первое – это то, в чём нуждалась наша страна, выходя из объятий хрущёвской (читай – троцкистской) государственной принудиловки. Второе – это то, что «младореформаторы» осуществили на самом деле, выдав его за первое. (Оставим «приватизацию» квартир и подобные ей вещи в стороне, и рассудим о вещах более основательных).

Чего недоставало советской экономике? Мелкого, малого и среднего предпринимательства, образующего во всех странах мира естественно-экономический «симбиоз» с крупнейшими предприятиями, и в разы повышающего производительность частнохозяйственной индустриальной экономики против её советского образца. Почувствуйте разницу: не просто малых и средних частных предприятий (такое существовало, по технической необходимости, и в СССР), но частного предпринимательства. Когда предприятием и владеет, и управляет тот человек, который его и создал (или его сын, внук, правнук…).

В частном предпринимательстве – совпадении фигуры основателя, управляющего и собственника -  заключена главная животворная сила рыночной экономики.  Просто передать магазин или завод его трудовому коллективу (типичная модель «приватизации» 1990-х) экономически бессмысленно. Наёмные работники ни по опыту, ни по складу души не годятся в собственники, и вся «польза», какая могла проистечь от такой передачи – это продажа ими своих долей за какие-то деньги, сразу или постепенно проедавшиеся, память о которых исчезала так же быстро, как и об обменянном на бутылку водки «праве первородства», пресловутом ваучере. 

Именно по пути развития малого предпринимательства (включим в это понятие и мелкое, и среднее) пошла страна после 1987 года, когда был принят закон о кооперации. Другое дело, что многочисленные ограничения и запреты, существовавшие в СССР, препятствовали такому развитию. Необходимо было немедленно снять все эти ограничения и запреты – но это было сделано только после развала СССР.

Однако устранить препятствия мало – надо ещё создать условия, при которых малое предпринимательство способно существовать с пользой для себя и для общества. И главным из таких условий было обеспечение государством выполнения договоров. Иными словами, благоприятное законодательство, справедливый суд и  действенное правоприменение, полиция.  (Какой «беспредел» творился в области принуждения к исполнению договоров в 1990-е, и кто взял на себя эту брошенную государством важнейшую экономическую задачу, надо ли напоминать?).

Однако развитие малого предпринимательства, только и способного придать экономике в целом частную природу (иными словами – приватизировать экономику) было пущено младореформаторами на самотёк, а вопросы законодательства, суда и полиции правительство просто бросило на произвол кого попало. Всё внимание господ «завлабов» оказалось направлено на приватизацию государственного имущества, или, более точно, разгосударствление собственности. Более точно потому, что передача крупных и крупнейших государственных предприятий в частные руки – и особенно передача за бесценок! – вовсе не делает их частными в экономическом смысле. Слово приватизация здесь, говоря строго политико-экономически, вообще неуместно.

Высокая концентрация производства на крупнейших предприятиях, а также высокая централизация производства в крупнейших объединениях предприятий (концернах, холдингах и тому подобное) приводит к тому, что управляются они бюрократической иерархией, никак не зависящей от того, кому принадлежат акции: частнику или государству, а размеры их производства, сопоставимые с национальным, а то и мировым рынком, так велики, что от них зависит экономика всей страны. Вспомним о «системообразующих» предприятиях и банках, которым все правительства в кризис 2008 года вынуждены были оказывать помощь, ибо их крах привёл бы к экономическому краху всей страны: это и называют политические экономы «общественным характером производства».

Более того, нередко такие крупнейшие предприятия были монопольными или олигопольными хозяевами на своих рынках. Передавая их в частные руки, государство утрачивало возможности прямого  влияния  на монополии, отдавая на их милость потребителей и конкурентов из числа малых предприятий. Частная монополия всегда хуже для всех, кроме себя самой, чем государственная. Говорить ли о том, что частные лица, получившие в свои руки миллиардные состояния, немедленно стали сами определять политику государства (превратились в олигархов)? - Такое никак не могло бы случиться с предпринимателями, начинавшими дело на пустом месте, с «нуля».

Каким образом такая страшная теоретическая ошибка – смешение приватизации экономики  с приватизацией имущества - была совершена самыми выдающимися представителями моего поколения экономистов, сам себе не могу объяснить. Разве что мои представления об их знаниях и понимании дела были сильно преувеличенными (чем дальше, тем больше убеждаюсь именно в этом – впрочем, это никак не отменяет того, что они на самом деле были лучшими: остальные были куда слабее, уж очень старательно сталинско-сусловская метла выкосила одарённую экономическую поросль, да и учиться стало не у кого, после убийства Кондратьева, Чаянова и прочих великих русских экономистов).

Очень значительную роль сыграло давившее не незрелые умы не видавших настоящего капитализма советских экономистов мнение умозрителя Милтона Фридмена, видевшего основную трудность в переходе от социализма к капитализму именно в передаче государственной собственности в частные руки. О той же задаче как главной с начала 1980-х годов писал и безусловно выдающийся мыслитель, но не меньший умозритель Виталий Найшуль, впавший в иллюзию, что разгосударствление – самое важное для создания частнопредпринимательской экономики. Его работы также оказали влияние на умы «мальчиков в розовых штанишках», как определил «младореформаторов» профессор политической экономии и председатель верховного совета РФ до расстрела Белого дома Руслан Хасбулатов.

Увы, пока наше правительство состоит из людей, ничего в экономике и предпринимательстве не понимающих, и не испытавших на себя тяжкой предпринимательской доли, вместо экономического развития и роста экономики придётся нам питаться нелепыми предрассудками приватизаторов. 

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама