Мир
Москва, 10.12.2016


Борьба за второе место

«Expert Online» 2016
Александр Рюмин/ТАСС

Мировой экспорт вооружений в абсолютных значениях установил исторический рекорд. За прошлый год, по данным аналитиков ЦАМТО, он вырос сразу на четверть и вплотную приблизился к отметке в 95 млрд долларов. Причем в данном случае речь идет только о легальных контрактах и поставках. Если же учитывать нелегальные сделки, объем которых увеличился почти вдвое и превысил 5 млрд долларов, то общая итоговая цифра окажется никак не меньше 100 млрд долларов. Это самый высокий результат (в постоянных ценах) с момента окончания эпохи холодной войны. Впрочем, он был предсказуем.

Сейчас только на Ближнем Востоке и в Северной Африке активные боевые действия с массированным применением тяжелых вооружений идут сразу в четырех странах – Сирии, Ливии, Йемене и Ираке. Всего же в мире насчитывается с десяток крупных вооруженных конфликтов, в которых участвуют не менее трех десятков государств. При этом география боевых действий в последнее время все время расширяется.

Это ведет к тому, что в конфликты вовлекаются новые участники, которым требуется все больше оружия и боеприпасов. Никаких предпосылок для изменения этой ситуации не наблюдается, а значит и экспорт оружия, по крайней мере, в ближайшей перспективе будет только расти. Все это играет на руку крупнейшим производителям вооружений. Их суммарный портфель потенциальных экспортных заказов на конец прошлого года оценивался аналитиками ЦАМТО почти в 477 млрд долларов. Этот портфель включает как заявления о намерениях и всевозможные меморандумы сторон, так и уже объявленные и даже завершившиеся тендеры на закупку вооружений, с победителями которых в прошлом году контракты подписаны еще не были. Если же к этому добавить еще и твердые контракты, то общий портфель по самым скромным прикидкам увеличится до 700 млрд долларов.

Беднеющие покупатели

Первое место по фактическому объему оружейного экспорта традиционно занимают США. Эта страна поставила в прошлом году на внешний рынок различной продукции военного назначения почти на 42 млрд долларов против 32 млрд долларов в 2014 году. Главными покупателями американской военной техники уже много лет подряд выступают нефтяные монархии Персидского залива, страны НАТО, а также Австралия, Япония и Южная Корея. На них приходится едва ли не три четверти всех поставок. Причем все эти страны продолжат наращивать закупки вооружений и в нынешнем году. Таким образом, портфель экспортных заказов американского ВПК и так уже превышающий 100 млрд долларов будет только увеличиваться. Чего нельзя сказать о России.

Если экспорт американских оружейных компаний увеличивается наравне с рынком, то у нас темпы роста поставок исчезающе малы. По итогам прошлого года Россия, по данным ФСВТС, экспортировала оружия в общей сложности на 15,2 млрд долларов. Это всего лишь на 200 млн долларов больше чем в 2014 году. То есть наш оружейный экспорт вырос даже меньше, чем на 1,5%. И понятно почему. У нас слишком узкая география продаж и совсем небогатые клиенты. Основные поставки нашей военной техники приходятся сейчас на восемь стран -- Индию, Китай, Ирак, Вьетнам, Египет, Венесуэлу, Сирию и Казахстан. Кроме того, заметные партии вооружений приобретают в России Бангладеш, Алжир, Уганда и ряд латиноамериканских стран.

Так, например, в Индию в прошлом году мы поставили финальную партию машинокомплектов для сборки Су-30МКИ, а также готовые корабельные истребители МиГ-29К и многоцелевые вертолеты. Вьетнам получил от нас четыре подлодки и несколько истребителей Су-30МК2, а Казахстан -- Су-30СМ. В Бангладеш и Белоруссию были отгружены несколько звеньев учебно-боевых самолетов Як-130.

Но при этом надо понимать, что целый ряд наших традиционных партнеров в сфере ВТС уже давно делают ставку не на импорт вооружений, а на развитие собственного ВПК. Это, прежде всего, относится к Индии, Китаю и Вьетнаму. Такие страны покупают у нас только ту технику, которую пока еще не могут производить сами. Это относится не только к современным истребителям или системам ПВО, но и, например, к всевозможным средствам радиоэлектронной борьбы. Кстати, таких средств РЭБ мы продаем примерно на 1 млрд долларов в год.

Что же касается таких стран как Венесуэла, Белоруссия и Бангладеш, то их доходы из-за финансового кризиса резко сократились и сейчас они приобретают наше оружие с большими скидками и в основном в кредит. Примерно в том же духе строится наше партнерство с Египтом. Эта страна также покупает оружие в России либо в кредит, либо на спонсорские средства, которые выделяет Саудовская Аравия и другие нефтяные монархии Ближнего Востока.

Несмотря на всё это наша страна заняла второе место в мире по объему военных поставок. Но вот удержать его нам будет крайне тяжело. Более того, целый ряд экспертов уверены, что при определенных обстоятельствах мы вполне можем скатиться на ступень ниже, пропустив вперед Францию. Эта страна в прошлом году экспортировала оружия почти в два раза меньше, чем Россия. Всего на сумму около 8 млрд долларов. Но при этом французы подписали целый ряд новых крупных контрактов, в том числе с Египтом, Катаром и Кувейтом, что позволило им увеличить портфель заказов почти на 17,5 млрд долларов. Так, Египет приобрел у французов два больших десантных корабля типа Mistral, которые изначально предназначались России, фрегат FREMM и 24 истребителя Rafale. Точно такую же партию французских самолетов Rafale решил приобрести и Катар. А Кувейт приобрел 24 многоцелевых вертолета ЕС725 Caracal. Поставки по всем эти сделкам начнутся как раз в нынешнем году. Кроме того, месяц назад Франция подписала многострадальный контракт с Индией на поставку 36 истребителей Rafale на сумму не менее 3 млрд долларов. Причем первые самолеты, как ожидается, поступят на вооружение ВВС Индии также в нынешнем году.

Что же касается России, то объем новых контрактов, которые заключила в прошлом году наша страна, доподлинно не известен. Некоторые эксперты полагают, что он вполне мог превзойти французский результат и достигнуть 18 млрд долларов. И это очень похоже на правду. Во-первых, мы урегулировали давний спрос с Ираном по поводу систем ПВО С-300ПМУ-2 и подписали с этой страной новый контракт на поставку четырех дивизионов этих зенитно-ракетных комплексов на сумму более 1 млрд долларов, который уже в ступил в силу. Во-вторых, Россия подписала в прошлом году сразу два крупных контракта с Китаем на общую сумму более 5 млрд долларов. Первых из них касается поставки шести дивизионов С-400, которые начнутся в 2017 году, а второй – 24 истребителей Су-35С. В-третьих, был подписан контракт с Алжиром на поставку 16 истребителей Су-30МКА общей стоимостью около 1 млрд долларов. Наконец, в-четвертых, мы заключили целый ряд сделок с Индией и Египтом на поставку вертолетов и другой техники. Их объем оценивается не менее чем в 5 млрд долларов. При этом Совет по оборонным закупкам Индии уже одобрил приобретение в России комплексов С-400. Речь идет едва ли не о десяти дивизионов (в том числе для прикрытия границу с Китаем) на сумму около 6 млрд долларов.

Но все это лишь видимая часть наших оружейный продаж. Едва ли не со всеми покупателями российской военной техники у России подписаны соглашения о конфиденциальности, поэтому целый ряд сделок так и остался тайной. Так, а частности, наши продавцы практически никогда не сообщают о контрактах на поставку ракетной техники, боеприпасов и запасных частей. А их объем вполне может достигать 3-4 млрд долларов в год.

Ни истребителей ни фрегатов

Тем не менее, в начале этого года портфель оружейных заказов России не вырос, а сократился, причем сразу на 10%. Сейчас он составляет около 50 млрд долларов. Правда, чиновники ФСВТС объясняют это тем, что наши оборонные предприятия уже приступили к исполнению контрактов на 5 млрд долларов и поэтому они больше не учитываются в портфеле. Безусловно, сам по себе этот факт не свидетельствует о начале негативной тенденции, но он вполне может стать ее предвестником. Дело в том, что в прошлом году Россия не смогла подписать крупные пакетные соглашения на поставку военной техники с Индией на общую сумму не менее 7 млрд долларов.

Предполагалось, что индийцы закупят у нас три новых фрегата, две дизель-электрические подлодки, около 150 бронемашин, полсотни вертолетов огневой поддержки, новую партию корабельных истребителей для своего нового авианосца и другую сопутствующую технику. Но самые главные надежды у нас связывали с контрактом на опытно-конструкторские работы по совместному созданию истребителя пятого поколения FGFA. Напомним, что Россия и Индия завершили первый этап работ над этим самолетом и утвердили аванпроект нового истребителя. Но дальше продвинуться не смогли. Изначально планировалось, что каждая из стран инвестируют в этот проект по 5,5 млрд долларов. Но после приобретения у Франции истребителей Rafale ВВС Индии исчерпали закупочный бюджет и стали затягивать переговоры. При этом индийская сторона выдвинула целый ряд дополнительных условий по увеличению доли локализации производства FGFA. В итоге стороны тогда не только не смогли подписать контракт, но даже согласовать его основные условия.

И только в начале этого года стало известно о новой договоренности в соответствие с которой первоначальные инвестиции по проекту FGFA будут сокращены до 4 млрд долларов для каждой из сторон. При этом первые два самолета пятого поколения Индия должна получить уже в 2018 году. Нет смысла говорить, что этот проект исключительно важен для России. Индия предполагает потратить на обновление парка своих ВВС не менее 20 млрд долларов в течение ближайших двадцати лет. И если проект FGFA будет пробуксовывать, то все эти деньги, скорее всего, достанутся французам с их непомерно дорогими Rafale. А такой вариант развития событий полностью исключать нельзя.

Дело в том, что проект FGFA практически полностью базируется на российских технологиях, использованных при создании опытных образцов истребителя пятого поколения Т-50. Проблема, однако, в том, что Минобороны России еще в прошлом году приняло решение отложить покупку этих самолетов на 2017 год. При этом объем заказа был сокращен с 52 до 12 самолетов. А если базовая модель нового истребителя так и принята на вооружение, то что же говорить о его экспортной версии. Ясно, что ее доработка и испытания в любом случае потребуют дополнительного времени. Все это создает крайне негативный фон для подписания рамочного соглашения с Индией на производство и поставку в общей сложности 150 истребителей FGFA. 

Примерно также обстоят дела и со строительством для Индии новых фрегатов класса «Тальвар». Сейчас наша страна не в состоянии сделать эти корабли из-за отсутствия морских газотурбинных двигателей. Ранее эти силовые установки мы закупали на Украине на предприятии «Зоря-Машпроект». Но после смены власти в Киеве, производство этих турбин даже для иностранных заказчиков прекращено, а вся документация вывезена СБУ. И хотя сейчас НПО «Сатурн» ведет активную работу по организации производства морских силовых установок для фрегатов и корветов на своей площадке в Рыбинске, первые турбины оно выпустит не ранее 2017 года. И то это будут лишь опытные образцы, которые еще предстоит испытать и доработать. А серийную продукцию «Сатурн» начнет делать в лучшем случае в 2018 году. Причем предназначается она не для Индии, а для фрегатов нашего ВМФ.

В этой ситуации прогнозировать скорое подписание пакетного соглашения с Индией просто бессмысленно. А раз так, то французы в этом году действительно могут нас опередить. Но это лишь полбеды. По оценкам экспертов HIS Jane’s мировой рынок торговли военной техникой к 2020 году вырастет в полтора раза, до 150 млрд долларов. Это произойдет за счет гонки вооружений, которая сейчас разворачивается в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но мы в ней практически не участвуем, так как ни новые корабли, ни истребители пятого поколения предложить не можем. А раз так, то доля мирового рынка оружия, занимаемая сейчас Россией, в ближайшее время неизбежно будет снижаться.




    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    AP/TASS

    Инновационная политика

    От компаний ждут глобальности

    Складывается впечатление, что если где-то, как в Штатах, от глобализации уже устали, а азиатские тигры ею насытились, то у нас как раз только-только приготовились встретить ее лицом к лицу. Только в отличие от тех практик, которые навязывали промоутеры глобализации, мы вместе со все большим числом стран мира делаем упор на поддержку национальных растущих технологических компаний. Вместе с интеллектуальной собственностью, инвестициями и образованием это стало одной из тем обсуждений III Конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес», собравшего в МГУ чиновников, представителей корпораций и среднего инновационного бизнеса и показавшего реальную тенденцию к возникновению союза этих сил ради инновационного развития