Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Теневая занятость в России достигла рекорда

«Expert Online» 2017
ТАСС

Занятость в неформальном секторе российской экономики по итогам 2016 года достигла рекордного размера по меньшей мере с 2006 года. Как пишут РБК со ссылкой на данные Росстата, в 2016 году в неформальной экономике были заняты 15,4 млн человек, или 21,2% от общего количества занятых. По сравнению с 2015 годом неформальный сектор увеличился более чем на полмиллиона человек. Он непрерывно растет с 2011 года и за это время увеличился на 4 млн человек.

При этом надо понимать, что Росстат оценивает объем неформального сектора по нижней планке и рассчитывает его как разницу между числом всех занятых в экономике и количеством рабочих мест, замещенных в юридических лицах. В то же время к занятым в неформальном секторе относятся те, кто работает на предприятиях, не зарегистрированных в качестве юридического лица, то есть самозанятые, фермеры, индивидуальные предприниматели и лица, работающие у них по найму, а также члены семьи, помогающие в собственном деле или в бизнесе, принадлежащем кому-либо из родственников. И в неформальный сектор не включаются люди, работающие на предприятиях-юрлицах без оформления договора или получающие серые зарплаты.

В то же время, по оценкам РАНХиГС, в теневой рынок труда так или иначе включены 30 млн россиян (более 40% экономически активного населения), из которых 21,7 млн человек — это те, кто имеют дополнительные к основному месту работу неоформленные заработки либо получают часть зарплаты неофициально, в «конвертах». 

Сегодня серый сегмент рынка труда, действительно, активно растет, соглашается генеральный директор CAF Group Наталья Ионова. Причем, по ее наблюдениями, происходит это сразу в двух направлениях: увеличение количества самозанятых граждан и явный рост числа сотрудников с серыми зарплатами и дополнительными подработками.

По оценкам правительства, в России сегодня более 27 миллионов самозанятых граждан, число которых активно растет (примерно на 7,2% за последний год) преимущественно за счет большой численности уволенных граждан с различных предприятий, а также трудовых иммигрантов, которые не устраиваются на официальную работу и начинают работать в теневом сегменте. Число сотрудников с зарплатой в конвертах тоже серьезно выросло за последние 3 года. Если в 2013 году только 35% сотрудников получали к «белой» зарплате «серую» часть, то к концу 2016 года таких сотрудников было более 54%.  

Причин расширения серого рынка труда несколько, полагает Наталья Ионова. Во-первых, говорит она, это существенное ухудшение экономической ситуации в последние несколько лет, которая привела бизнес к необходимости существенной экономии по всем направлениям. Такая экономия вылилась в большое число сокращений персонала и не все уволенные сотрудники смогли найти себе официальную работу, а, значит, пополнили армию теневой занятости.

Во-вторых, государственная политика в области налогов и сборов увеличила прессинг на бизнес и привела к уходу в тень часть компаний, которые перешли на серые схемы выплаты заработной платы. В-третьих, продолжает эксперт, реальные доходы населения резко упали, что привело часть граждан к необходимости дополнительных заработков. Однако оформлять для подработок  ИП или ООО захотели немногие. Это связано с тем, что сама регистрация ИП или ООО требует денег, проходит по достаточно сложным бюрократическим процедурам и требует преодоления других существующих административных барьеров. Гораздо проще найти дополнительный заработок без какого-либо оформления, тем более, что сегодня много возможностей предоставляет интернет с обилием порталов по продаже всевозможных товаров и услуг, на которых продавцы и покупатели находят друг друга без всякого контроля со стороны государства и необходимости платить налоги.

Между тем, государственная политика в сфере налогообложения субъектов МСБ и индивидуальных предпринимателей в течение последних 15 лет выступает ключевым стимулом для развития неформальной занятости и ухода занятости в тень, комментирует ситуацию юрист адвокатского бюро А2 Екатерина Ващилко. Да, признает она, ставки НДФЛ в России, если сравнивать со странами Европы, где они даже могут превышать 40%, в России остаются на достаточно низком уровне, однако в текущих экономических условиях даже 13% для самозанятых граждан данная ставка зачастую является неподъемной. На протяжении последних лет неоднократно поднималась тема возвращения к прогрессивной ставке налога на доходы физлиц, однако «воз и ныне там».

Не исключено, говорит Екатерина Ващилко, что такая мера, которая бы позволила гражданам уплачивать пониженную ставку с дополнительного дохода, скажем 10%, позволила бы вывести из тени значительную часть доходов, получаемых гражданами. Второй момент - это страховые взносы и платежи в пользу социальных фондов. По сути эти платежи ничем не отличаются от налогов для бизнеса и создают дополнительную нагрузку, причем немалую. Сейчас на уровне правительства обсуждается инициатива по снижению этой нагрузки за счет снижения страховых взносов при условии поднятия ставки НДС, что, как объясняет Минфин, должно сократить уровень теневой занятости, однако, по сути речь идет лишь об изменении структуры расходов бизнеса, а не их сокращения, то есть существенной разницы в том, что именно, взносы или налоги, превалирует в структуре расходов, если их объем не сокращается.

По мнению юриста, данная инициатива является полумерой и вряд ли существенно изменит ситуацию. Есть, конечно, и другие варианты сценариев вывода рынка труда из тени. Такие идеи, как «налог на тунеядство», или лишение безработных граждан полисов ОМС, безусловно, выглядят пугающе, но, скорее всего, ударят исключительно по наименее социально защищенным слоям населения, в то время как граждане, получающие доход от коммерческой деятельности без образования юрлица, самозанятые и работающие без заключения трудового договора и получающие от своей деятельности доход, зачастую достаточно высокий, действия этих мер на себе просто не заметят, либо, что для государства еще хуже, создадут спрос на фиктивную занятость, что приведет к тому, что де-юре их число резко сократится, а де-факто теневой рынок получит очередной толчок к развитию.

Бороться с теневой занятостью методами одного лишь кнута бесполезно, уверена Екатерина Ващилко. Наиболее очевидным выходом из ситуации является снижение налоговой нагрузки на субъекты МСБ и на ИП. С учетом ситуации, в которой до четверти населения получает доход, скрытый от государства, полумеры в виде перераспределения нагрузки не сработают. Для того чтобы вывести этот огромный сектор из тени вполне допустимо реформирование налоговой системы по отношению к отдельным участникам экономической деятельности, например применение пониженных ставок НДС и НДФЛ, режима налоговых каникул, а так же снижение нагрузки на бизнес, связанного с отчислениями в социальные фонды. Если государство пойдет на меры ужесточения ответственности за налоговые нарушения в отношении самозанятого населения, то это приведет к дальнейшему уходу их в тень. Более того, бороться с неформальной занятостью бесполезно при условии, что неформально занята уже почти четверть населения страны.





    Реклама

    Секрет успеха производственной системы технониколь: вебинар с Сергеем Колесниковым

    Вебинар-интервью от журнала «Эксперт» с Сергеем Колесниковым, президентом корпорации ТехноНИКОЛЬ, где производительность труда в 8 РАЗ ВЫШЕ, чем средняя по стране


    Реклама