Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

ЦБ создаст платформу моментальных платежей

«Expert Online» 2017
Антон Белицкий/ТАСС

Как заявила директор департамента национальной платежной системы ЦБ Алла Бакина, Центробанк совместно с компаниями, входящими в ассоциацию «Финтех» намерен создать платформу моментальных платежей (p2p). Как пишут «Ведомости» со ссылкой на заявление представителя регулятора и собственные источники, платформа призвана сделать возможным перевод средств между ее участниками в обход традиционных посреднических схем с платежными системами.

Суммы платежей при этом не должны превышать 100 тыс. руб. Совершать платежи можно будет через мобильное приложение или интернет-сервисы, которые будут интегрированы с платформой и, соответственно, с платежной системой ЦБ (сейчас доступ к ней имеют только банки). Провести платеж можно будет не только с помощью банковской карты: обсуждаются также номер счета в банке, номер мобильного, QR-код, e-mail и др.

Кому будет принадлежать платформа, пока не решено, отметил исполнительный директор «Финтеха», председатель совета директоров Qiwi Борис Ким. Возможно, будут созданы две компании: одна будет оператором технической инфраструктуры, а другая – платежной, кто будет ими владеть – вопрос открытый. Отвечая на вопрос о сроках создания платформы, он сказал, что это сложный инфраструктурный проект и его реализация займет не один месяц. Так или иначе, но концепцию системы утвердит наблюдательный совет ассоциации в июне.

По сути ЦБ ничего не изобретает, рынок p2p-переводов существует с незапамятных времен, его в равной степени хорошо освоили как системы денежных переводов без открытия банковского счета (например, Золотая Корона), банки (Альфа-Банк, Сбербанк),  платежные системы (Visa и Mastercard), рассказывает генеральный директор МФК "Мани Фанни" Александр Шустов. Свои системы p2p-переводов есть даже у соцсетей и мессенджеров (например, у Facebook) и торговых площадок (Alipay и PayPal), Apple и Google так же активно развивают системы мобильных платежей для своих платформ iOS и Android, если прибавить к ним Яндекс.Деньги, Quivi и другие системы, предлагающие мгновенные денежные переводы, то в целом можно сказать, что рынок уже сформирован, он живет и активно развивается, причем, понятно, не только в России.

Согласно прогнозам, только к 2018 году объем мобильных денежных переводов вырастет в мире до 520 млрд долларов, при этом свыше 45% всех переводов придется именно на p2p.  С учетом бурного развития e-commerce, в первую очередь онлайн-торговли, в течение 5-6 лет, как минимум в крупных городах России свыше 75% всех денежных операций будут осуществляться по безналу. Для ЦБ это одновременно и хорошая, и плохая новость, считает Александр Шустов. Хорошая она потому, что удастся сократить до минимума объем наличной рублевой ликвидности, находящейся в обращении, плохая потому, что рынок мобильных переводов, в частности p2p, выпадает из-под пристального контроля регулятора в силу своей бессистемности. Все перечисленные выше направления p2p переводов развиваются самостоятельно, конкурируют между собой и не дают регулятору никакой возможности для ведения жесткого учета совершаемых транзакций. Судя по всему, именно эту проблему ЦБ и планирует решить путем создания некоей единой системы, которая позволит упорядочить развитие рынка.

Гражданам же, считает Александр Шустов, на самом деле инициатива ничего не даст. Ужесточение контроля над p2p-переводами со стороны ЦБ, а значит, и государства приведет к повышению прозрачности. фактически информация обо всех совершаемых населением транзакциях будет сразу доступна ЦБ, таким образом у органов исполнительной власти, например у ФНС и приставов будет меньше барьеров к ее получению. Государство может использовать новый институт в целях борьбы с серыми зарплатами и неформальной занятостью населения.

При  этом надо понимать, говорит, в свою очередь, Егор Кривошея, специалист по исследовательской деятельности кафедры "Финансы, платежи и электронная коммерция" Московской школы управления Сколково, технология Р2Р станет одним из ключевых элементов новой экономики, поскольку она предлагает новое качество услуг, востребованных клиентом. Но это произойдёт только при условии создания универсальной платформы, позволяющей клиентам платить там и тогда, где это потребуется, которая в свою очередь возможна при определенном уровне развития базовой инфраструктуры платежей и законодательной базы. Для того, чтобы подобная платформа заработала успешно на больших масштабах и для массового потребителя, понадобится единый маркетплейс, площадка торговли товарами и услугами, где человек сможет купить или заказать все, что он захочет. Тогда клиент получит на выбор ещё один вариант платить: выбор будет не карта или наличные, а более обширный, в него добавится моментальный межбанковский перевод.

Роль регулятора в создании подобной платформы традиционно заключается в обеспечении рамок и разработке правил для непосредственных участников рынка, продолжает эксперт. Платформа призвана сделать возможным перевод средств между ее участниками за что угодно, имея лишь идентификатор и счёт со средствами (напр., в банке), то есть, в обход традиционных способов с использованием платёжных системам.

Но есть и другая проблема. В странах, где есть подобные платформы регулятор активно развивает инфраструктуру безналичных платежей на национальном уровне. Так, ЕЦБ создал законодательную базу для подобного рода переводов, построил систему моментальных межбанковских переводов, усовершенствовал регулирование, добавил правила для последних технологий, а главное оставил рынок для коммерческих участников, таких как банки или финтехи. В рамках открытых API и упрощённого лицензирования они теперь находятся практически в равных условиях.

В Швеции, к примеру, такое развитие событий привело к появлению платформы Swish, которая позволяет перевести деньги между банковскими счетами по номеру телефона. На неё ссылаются во многих странах, обсуждая подобные проекты и Россия не исключение. Однако в России регулирование остаётся реагирующим, поэтому вместо упреждающего изменения законодательства и правил, ЦБ сначала инициирует фактическое развитие платформы.

Вместе с тем, став во главе разработки подобной платформы, ЦБ не только теряет роль арбитра, но и подрывает развитие другой своей инициативы - платёжной системы МИР, списывая ее вместе с международными платёжными системами со счетов. Помимо этого, подобная система идёт вразрез с анонсированной 2 года назад перспективной платёжной системой ЦБ. На мой взгляд, перед активным развитием альтернативных проектов важно прийти к завершающему этапу развития предыдущих инициатив и обеспечить качественный сдвиг в инфраструктуре приема.

Появление подобной платформы мы предвосхитили в сценариях безналичной экономики в России – 2030, полагает Егор Кривошея. Один из эффектов такого развития - уничтожение коммерческого потенциала платежей, что приводит к стагнации рынка и более низкому качеству услуг для клиентов. Если платформой будет управлять ЦБ, то платеж станет очередной госуслугой. Если же ЦБ отдаст управление и создание этой платформы коммерческим игрокам или одному коммерческому игроку, то может возникнуть альтернативный сценарий, который приведёт к созданию коммерциализируемой единой платёжной платформы.

Но роль ЦБ здесь ограничивается законодательной и регулирующей функцией, при знает Егор Кривошея. В третьем сценарии, если участники рынка не договорятся до единого видения платформы и, что более важно, рынок не выработает единого варианта развития всей безналичной экономики, а ЦБ не выровняет все инициативы на рынке безналичных платежей в единую стратегию, возможен сбой. В этой ситуации платежи перестанут работать в том виде, котором мы знаем их. При обсуждении подобных инициатив крайне необходимо понимание всех альтернатив будущего, чтобы проекты были во благо обществу, а не во вред.




    Реклама



    Реклама