Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Россия наращивает экспорт

«Expert Online» 2017
Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

Как заявил глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Петр Фрадков в Уфе, где прошла сессия Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) "Регионы России: новые точки роста. Инвестиции в реальный сектор", российский экспорт уверенно растет, причем на сегодняшний день 60% экспорта из страны - это несырьевые товары. 

"Сейчас мы выходим на показатели, достаточно уникальные для нашей страны, когда 60% экспорта из страны - это несырьевой экспорт", - сказал он на пленарном заседании. При этом он констатировал, что для большинства компаний рынки сбыта приходится искать в ручном режиме. Поэтому, считает Фрадков, надо уметь работать не только от предложения, но и от спроса.

Между тем, по данным Федеральной таможенной службы (ФТС), экспорт из РФ за январь-март 2017 года составил $83,8 млрд и по сравнению с тем же периодом прошлого года увеличился на 35,2%. При этом основой российского экспорта в страны дальнего зарубежья традиционно являлись топливно-энергетические товары, удельный вес которых в товарной структуре экспорта в эти страны составил 67,6% (в январе-марте 2016 года – 61,4%). По сравнению с январем-мартом 2016 года стоимостный объем топливно-энергетических товаров возрос на 50,8%, а физический – на 4,3%. 

В общем стоимостном объеме экспорта в страны дальнего зарубежья доля металлов и изделий из них в январе-марте 2017 года составила 10,2% по сравнению с 9,7% годом ранее. Стоимостный объем экспорта этих товаров вызрос по сравнению с январем-мартом 2016 года на 44,4%, а физический – на 2,1%. Доля экспорта продукции химической промышленности снизилась до 5,3% с 7,3% годом ранее. Доля экспорта машин и оборудования в январе-марте 2017 года сократилась до 4,2% с 5,3% в первом квартале прошлого года. Доля экспорта продовольственных товаров и сырья для их производства в товарной структуре экспорта составила 4,6% по сравнению с 5,5% годом ранее. Стоимостные и физические объемы поставок этих товаров возросли на 15,7% и на 4,1% соответственно. 

Тем временем, глава РЭЦ считает, что "возможностей ведения экспортной деятельности, создания экспортоориентированных производств инструментария вполне достаточно", при этом не исключил возможности его корректировки для большей эффективности. Фрадков убежден, что система господдержки в России развития экспорта является "одной из самых развитых систем в международной практике". Барьерами по выводу продукции на экспорт на те или иные рынки являются таможенные ограничения, а также вопросы, связанные с сертификацией.

Президент и правительство в течение многих лет заявляют о необходимости увеличения доли несырьевого экспорта, особенно за счет высокотехнологичного экспорта, напоминает Галина Бельтюкова, заместитель главы отдела по связям с госорганами Grayling. В последние пару лет были разработаны конкретные инструменты поддержки: создан Российский экспортный центр для содействия российским экспортерам, обсуждаются или приняты документы, упрощающие налоговые и таможенные вопросы, разрабатывается логотип единого торгового бренда «Made in Russia» и т.д. 

Но основной вопрос – смогут ли принимаемые меры действительно привести к росту доли высокотехнологичного экспорта? Пока это вызывает сомнения, считает эксперт. Хотя в некоторых высокотехнологичных отраслях Россия имеет сильные позиции (космическая, атомная промышленность, ОПК, ПО…), в целом спрос на российскую продукцию за рубежом не очень большой, и бренд Made in Russia такое отношение не переломит; чтобы изменить ситуацию, компаниям-потенциальным экспортерам и властям надо либо ориентироваться на спрос (а не на имеющееся предложение), либо создавать уникальное предложение на новых, еще не заполненных рынках. 

На это, в частности, направлены программы Национальной технологической инициативы, но реальные результаты мы увидим лет через 5-10 минимум, полагает эксперт. Еще одно важное направление – это расширение высокотехнологичного экспорта в рамках Евразийского экономического союза, и возможно, для повышения узнаваемости и уважения бренду несырьевых товаров «Made in Russia» надо начать на этом уровне.

«Если честно, мне не совсем понятно, откуда взялась озвученная господином Фрадковым цифра, – комментирует новость генеральный директор ИК «Форум» Роман Паршин. – Показатель выглядит малореализуемым с учетом структуры российского экспорта, тем более с учетом конъюнктуры сырьевого рынка». Для начала, считает эксперт, надо разобраться и начнем с терминологии. К сырьевой экспорт от несырьевого отличается в первую очередь степенью участия акторов экономической деятельности (предприятий) в формирование основных характеристик реализуемых на внешних рынках товаров.

Традиционно к сырьевым товарам относят полезные ископаемые (для России это в первую очередь газ и нефть), зерновые, масличные культуры, древесина, производственные отходы (лом, древесные отходы и, например, жом, который Россия так же активно экспортирует). К несырьевой составляющей экспорта относится практически вся продукция предприятий: черные и цветные металлы и изделия из них, машины, аппаратура, техника, химия, удобрения, драгоценные камни (например, алмазы Алросы), медикаменты, продукты питания… 

За первый квартал 2017 года, на важнейшие для России категории несырьевых товаров пришлось: на металлургию - 10,2%, химия -5,3%, машиностроение - 4,2%, продовольственные товары - 4,6%. Почти по всем перечисленным категориям удельный вес в структуре экспорта в течение первого квартала снижался, за исключением металлов. При этом удельный вес товаров топливно-энергетического сектора в структуре экспорта за год (по сравнению с первым кварталом 2016) вырос с 61,4% до 67,6%, что в принципе вполне нормально, зато стоимостный объем подскочил сразу на 50%.

Грубо говоря, за год в связи со стабилизацией ситуации на внешних сырьевых рынках доходы от продажи нефти и газа выросли, что позволило топливно-энергетическому сырьевому экспорту существенно увеличить долю в структуре экспорта, констатирует эксперт. «И, если честно, я не совсем понимаю, каким образом, при условии, что на нефть и газ приходится свыше 67,5%, несырьевая составляющая может занимать еще 60%», – говорит Роман Паршин. Возможно, предполагает он, господин Фрадков оперировал другими данными, но в любом случае за первый квартал доля сырьевой составляющей в структуре экспорта могла упасть только по причине опережающего роста объемов несырьевого экспорта, а по важнейшим для страны категориям такого роста не наблюдалось.




    Реклама



    Реклама