Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Мир

Большие проблемы гигантского проекта

«Expert Online» 2017
Zuma\TASS

Новость о проблемах с финансированием проекта «Один пояс и один путь» (OBOR)  за считанные часы до открытия саммита, озвучило гонконгское издание South China Morning Post (SMCP). Как заявил вице-директор People’s Bank of China, главного банка Поднебесной, И Ган, Пекин ищет поддержку у международных кредиторов для того, чтобы закрыть большую дыру в смете проекта. В интервью правительственному изданию «Жэньминь Жибао» он подчеркнул настоятельную необходимость получения финансовой помощи.

Что такое «Один пояс и один путь», толком никто не знает из-за расплывчатости. Скорее всего, даже в Пекине, где его и придумали. Известно только, что это один из самых грандиозных проектов за всю историю человечества. Статистически его можно, например, охарактеризовать примерно следующим образом: 6-7 десятков стран-участниц с населением 4,4 млрд человек, на долю которых приходится 40% мирового ВВП.

Ничего особенно удивительного в финансовых проблемах OBOR, конечно, нет. Напротив, они скорее ожидаемы, если вспомнить масштабы проекта и то обстоятельство, что КНР сейчас переживает не самые лучшие времена в экономике, связанные с замедлением темпов ее развития. Конечно, никакой сметы проекта нет, хотя предполагается, что речь идет о нескольких триллионах долларов. О масштабах финансирования можно отчасти судить по анализу Азиатского банка развития (ADB): к 2030 году только азиатским странам, которые составляют большинство участников OBOR, для более-менее нормального функционирования потребуются 26 трлн долларов! Конечно, только незначительная часть этих астрономических денег пойдет на проекты, связанные с OBOR, но эти и ряд других, не менее впечатляющих цифр красноречиво говорят о масштабности затеянного президентом Си Цзиньпином предприятия.

«Большинство проектов финансируются китайскими финансовыми организациями сообщил SMCP Пань Гуанвэй, вице-председатель Ассоциации китайских банков (CBA).- Государственные банки энергично работают над проектом, но активность коммерческих банков оставляет желать лучшего».

Агентство Xinhua утверждает, что после первого объявления товарищем Си в сентябре 2013 году об OBOR в университете в Казахстане, Пекин вложил в него более 50 млрд долларов. По мнению большинства аналитиков, убедить крупных кредиторов раскошелиться на грандиозный проект, коммерческая состоятельность многих субпроектов которого вызывает вполне обоснованные сомнения, будет нелегко. Скорее всего, считает Хун Хао, главный аналитик финансовой компании Bocom International, для финансирования OBOR Пекину придется выпускать долгосрочные облигации и другие ценные бумаги. Однако директор Центра глобализации Китая Ван Хуэйяо полагает, что осуществление проекта «Один пояс и один путь» без международных финансовых институтов едва ли возможно.

«Китай нуждается в создании международного пула, в который войдут мировые финансовые институты и фонды, например, фонды развития из богатых ближневосточных стран и стран Юго-Восточной Азии»,- уверен он.

Конечно, никто не спорит, что КНР – сейчас одна из немногих стран на планете, которая тратит много денег на инфраструктурные проекты, но с другой стороны, даже такой стране, как Поднебесная, имеющей свыше 3 трлн долларов валютных резервов, в одиночку в финансовом плане проект «Один пояс и один путь» не потянуть. Credit Suisse Group AG заявила в мае, что Пекин сможет в течение пяти лет вложить в субпроекты OBOR в 62 странах более полутриллиона долларов.

Три крупнейших китайских банка развития, инвестиционный фонд Silk Road Fund и созданный Пекином Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB) в прошлом году раскошелились на проекты за пределами Китая, имеющие отношение к OBOR, в общей сложности, по данным Bloomberg, на 39 млрд долларов. Это почти на 50% больше, чем потрачено в 2014 году.

Соглашаясь с существованием серьезных проблем, большинство финансистов однако считают, что еще не все потеряно. Помощь финансового мира получить можно, считает, например, профессор финансов пекинского университета Ренмин Чжао Сицзюнь, но для этого необходимо объяснить финансистам проект в подробностях и деталях, что Пекин делать не торопится.

Следует помнить и то, что далеко не все международные проекты Пекина и раньше оказывались финансово состоятельными и приносили прибыль. Если же вспомнить, что речь идет о десятках слаборазвитых азиатских и африканских стран в том числе и с нестабильной политической обстановкой и что деятельность китайских компаний в прошлом неоднократно вызывали протесты местного населения и проблемы с правительствами, то не приходится удивляться в осторожности инвесторов, которые зачастую сначала обещают многомиллиардные инвестиции, а потом начинают разбираться и приходят к выводу, что это слишком рискованно. Руководство шести крупнейших китайских госкорпораций, которые могут не только заработать на OBOR десятки миллиардов долларов, но и с таким же успехом их потерять на прошлой неделе попытались успокоить общественность и заявили, что риски, конечно, существуют, но они вполне приемлемые.

В полезности гигантского проекта мало кто сомневается, но финансовые препятствия все равно возникают. В первую очередь они связаны с замедлением экономического развития самой Поднебесной, в результате чего он уже не может тратить десятки миллиардов с такой же легкостью, как еще каких-то несколько лет назад. В прошлом году валютные резервы КНР сократились почти на 6%. После того, как юань стал резервной валютой, немалые средства приходится тратить на его защиту и поддержку.

Для Китая и его нынешнего лидера  «Один пояс и один путь» означает очень много как с политической точки зрения, так и с экономической. Если коротко, то можно сказать, что в случае его успешного осуществления Китай станет первой державой планеты, а китайские лидер – самым влиятельным человеком на Земле.

«Сейчас Китай обладает не только ресурсами, что по-прежнему является ключевым условием, но и видением будущего, и желанием, и стратегией продвигать свое влияние за границы»,- рассказал агентству AP афганский посол в Пекине Янан Мосазай.

Ван Ивэй, директор Института международных отношений при университете Ренмин, большой специалист по OBOR, написавший о нем уже три книги, считает, что проект является наглядным доказательством глубоких изменений, произошедших за последние годы в отношениях Поднебесной с остальным миром: «Китай перешел из разряда участников процесса глобализации в лидеры. Это Глобализация 2.0».




    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама