Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Большой климатический бизнес

«Expert Online» 2017
whitehouse.gov

Мировой переполох, вызванный решением Дональда Трампа выйти из Парижского соглашения по климату, вызван не только заботой об экологии, но и тем влиянием, который приобрели «экоденьги», стремящиеся занять место нефтедолларов и еще более традиционных денег, которые приносит уголь. Демарш одного из гуру зеленых технологий, Илона Маска, объявившего о выходе из советов при президенте США, это также не только следование идеалам, но и лояльность инвесторам, финансирующим проекты в альтернативной энергетике. Для России экологический скандал в мировых верхах расширит свободу маневра

Буря мглою небо кроет

Сообщая об угрозе бизнесмена Илона Маска покинуть два деловых совета при президенте США, если тот объявит о выходе из Парижского климатического соглашения, портал Breitbart News сразу же отметил, что это «соглашение косвенно субсидирует несколько бизнес-проектов Маска стоимостью в миллиард долларов». Тут также надо сразу заметить, что этим изданием до назначения главным политстратегом Белого дома руководил Стив Беннон, влиянию которого и приписывают выход США из соглашения.

Уже утром в пятницу по московскому времени стало известно, что обе угрозы исполнились: Трамп объявил о выходе США из Парижского соглашения (его надо или пересмотреть, или подписать совсем новое, сказал он), а известный бизнесмен — из упомянутых советов. Реакция мировой знаменитости была одним из первых порывов бури эмоций и заявлений, разразившейся на еще более высоких уровнях мировой атмосферы.

В ответ на решение, которое президент США мотивировал тем, что выполняя соглашение, его страна потеряет к 2025 году миллионы рабочих мест и часть «американских богатств», которые окажутся перераспределены в пользу других стран, лидеры из этих стран начали высказывать свое недовольство. Конечно, обидно стало Анн Идальго, мэру Парижа, титульному городу соглашения: «Я призываю Трампа отменить это драматическое решение», ведь «изменение климата представляет собой реальную угрозу для будущего планеты», цитирует ТАСС ее слова.

О том, что «пересмотра соглашения по климату быть не может», говорится в совместном сообщении лидеров ФРГ, Франции и Италии. В заявлении Еврокомиссии выражено глубокое сожаление о решении США со стороны Евросоюза. Обеспокоено правительство Бразилии. Разочарован премьер-министр Канады. «Государственной изменой по отношению к Матери-Земле» назвал выход США из соглашения по климату президент Боливии Эво Моралес.

Недовольны голландцы, австралийцы, перуанцы, аргентинцы, финны, англичане. Разочарован представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик. Пожалуй, на нашей памяти такого единодушного, по крайней мере на первый взгляд, негодования в мире не вызывало ни одно решение лидера какой-либо страны. 

В России, впрочем, это событие было воспринято достаточно спокойно. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, а также советник президента Андрей Белоусов высказались в том смысле, что без США соглашение практически работать не будет и что, по словам Пескова, «альтернатив ему нет».

Вслед за этим в своем выступлении на ПМЭФ-2017 президент Владимир Путин сказал: «Насколько мне известно — я, правда, не знаком с самим текстом заявления президента Трампа — он сказал, что хотел бы либо пересмотреть эти соглашения, либо подписать какое-то новое соглашение. Он ведь не отказывается от того, чтобы работать над этой проблемой». Президент России напомнил, что Россия пока не ратифицировала Парижское соглашение. Он перечислил также целый ряд весьма сложных вопросов, которые США необходимо решать в его рамках. Ранее, на Арктическом саммите в марте Владимир Путин дал понять , что предпочитает не антропогенное, а естественное объяснение причин глобального потепления, которое фиксируется с 30-х годов, и что противостоять ему мы не можем, но приспосабливаться, безусловно, должны.

«Средства исчисляются триллионами»

Еще 30 апреля Дональд Трамп заявил: "Мы заплатили миллиарды долларов за Парижское соглашение по климату, тогда как Китай, Россия и Индия не заплатили ничего и получают выгоды от этого. Мы больше не будем позволять другим странам получать преимущества за счет нас, потому что теперь Америка будет первой". Парижское соглашение обязало США сократить выбросы парниковых газов на 26-28% к 2025 году по сравнению с уровнем 2005 года. Услышав заявление Трампа, Барак Обама выразил бурное негодование против такого обращения с тем, что называют краеугольным камнем его экологического наследия.

Соглашение по борьбе с изменениями климата, сокращенно называемое КС-21, подготовлено в Париже в 2015 году и заключено в апреле 2016 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, будучи подписано на тот момент более чем 170 странами. Это соглашение задает условия для стран по использованию экологически чистой энергии и поэтапному отказу от ископаемого топлива. Оно заменило Киотский протокол 1997 года, принятый в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Конгресс США в свое время отказался его ратифицировать.

Новое соглашение носит менее обязывающий характер, чем этот протокол, который все равно плохо исполнялся. Подписавшие КС-21 страны берут на себя добровольные обязательства. Правда, взяв, их сложно отбросить, что и продемонстрировано в эти дни бурной реакцией на выход США. Кстати, Киотский протокол во многом обессмысливало именно неучастие в нем американцев. Теперь в том же бессмысленном положении рискуют оказаться бенефициары Парижского соглашения. Кто это?

Особенность КС-21 в том, что в определенном смысле это крупная сделка, едва ли не главный участник которой — Всемирный банк, где сделали на климат ставку. «Группа Всемирного банка обязалась увеличить в течение следующих пяти лет долю средств своего портфеля, выделяемых на климатическое финансирование, с нынешнего 21 процента до 28 процентов», — заявил ВБ.

Группа Всемирного банка разработала специальную программу действий — «План по оказанию странам помощи в выполнении обязательств 21-й Парижской конференции сторон». У этого плана нешуточный масштаб: «оказать помощь развивающимся странам в увеличении производства возобновляемой энергии на 30 гигаватт» (что очень немало для ВИЭ) уже к 2020 году, с охватом 40 стран и «мобилизацией» 25 млрд частных инвестиций. Особое внимание уделено Африке, куда в рамках т. н. «климатического бизнес-плана» группой ВБ вкладывается 5.7 млрд долл.

А всего в мире, «с учетом финансовых средств, предоставляемых другими партнерами, и сопутствующего финансирования из средств частного сектора, к 2020 году совокупный объем такого финансирования может достичь 29 млрд долл. США», говорится в материалах банка. Но это только начало: «Средства, необходимые для перехода к низкоуглеродной и устойчивой экономике, исчисляются не миллиардами, а триллионами», сказано там же.

И даже это еще не предел мечтаний. В целом, речь идет об «экологизации финансового сектора» и, между прочим, государственных бюджетов. А также об «обеспечении политической стабильности» и «сильных институтов», чтобы поднять климатические инвестиции «на порядок», то есть, в итоге, об очередном предлоге для глобального влияния на локальную политику.

Дональд Трамп кстати, выступая 1 июня на лужайке у Белого дома, тоже назвал Парижское соглашение сделкой, но сказал, что это — «плохая сделка для Америки».

Не дать стране угля

Предусмотренная КС-21 борьба за «удержание роста средней температуры на планете намного ниже 2°C до 2100 года» подразумевает не только инвестиции, но и врагов. Главные из них «углеводородное загрязнение», а также угольная генерация электроэнергии сама по себе, априори признаваемая вредной без оговорок по поводу того, насколько экологичны используемые сегодня ее технологии. А они, по мнению представителей отрасли, если говорить про Россию, радикально улучшены по сравнению с тем временем, когда действительно шли кислотные дожди. А Всемирный банк, напомним, финансировал, без преувеличения, варварское закрытие в России угольных шахт.

Данный вопрос, говорит ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко, уходит корнями в 1980 год. Оттуда, с саммита «Группы семи» в Венеции идет «венецианская инициатива» по отказу от теплоэлектростанций, работающих на угле, а затем — и в целом от ТЭЦ. Начинание активно поддерживала Маргарет Тетчер с ее политикой, направленной против шахтеров. А Соединенные Штаты тогда к запретам не присоединились.

Однако много позже, при Бараке Обаме, в американской политике данная линия тоже начала брать верх. Трамп, говорит Алексей Фененко, представляет то крыло, которое в свою очередь представляет интересы ТЭЦ и угля в американской экономике. Уголь — это дешевое топливо, использование которого дает выгоды США. Одна из основ борьбы вокруг проблем климата, по мнению аналитика, это интересы группы стран, отказавшихся от угля и ТЭЦ, которым теперь активно хочется «додавить» США, Китай и Россию, продолжающих его добывать и использовать.

Для Евросоюза то, что сейчас происходит, это очень болезненно и чревато внутренними трудностями, замечает он. Там боятся, что если США выйдут и сохранят угольную промышленность, то внутри ЕС может появиться группа стран, которая тоже не захочет продолжать «антиугольную» политику. Тут можно назвать и Великобританию, хоть она уже покидает Евросоюз, и Бельгию, чьи горняки были когда-то очень известны, и Польшу.

Что касается позиции России, то, как полагает Алексей Фененко: «Мы присоединились в расчете на быстрый крах этого соглашения, так как мы страна, сохранившая уголь и все те технологии, применение которых оно стремится ограничить».

В целом же речь идет о еще более широком плане замены ископаемых топлив на новые источники энергии. Впрочем, заявленные Россией в рамках Парижского соглашения планы по сокращению выбросов парниковых газов (их должна обнародовать каждая присоединившаяся страна), отнюдь не обременительны. РФ ориентируется на показатель в 70–75 процентов выбросов 1990 года к 2030 году, «при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов». Экологи (с сожалением) отмечают, что этот показатель и так достигнут уже сегодня, так что выбросам просто не надо давать больше расти, что не так сложно при современных технологиях. А если все же случится бурное развитие промышленности, а технологии несколько отстанут, то тут и можно будет сослаться на оговорку про леса — «максимально возможным» образом» учтя их поглощающие способности.

Трамп, Маск, Америка

А вот американцам не позавидуешь. Они-то взяли на себя реальные обязательства по сокращению. И часть истеблишмента восстала как против этого, так и, очевидно, против попыток проводить внутреннюю экономическую политику путем взятия на себя внешних обязательств. Там этого очень не любят.

Как пишет Breitbart News, Трамп находится под огромным давлением своих сторонников и многих бизнес-групп, стремящихся свернуть начинание президента Барака Обамы, который обещал сокращение выбросов в США на четверть к 2025 году за счет налогообложения природного топлива, а также путем предоставления субсидий на использование солнечной энергии.

Люди из традиционной энергетики не хотят, чтобы им повысили налоги и направили полученные средства тому же Маску, который строит на средства проекта Buffalo Billion, принадлежащего штату Нью-Йорк, фабрику солнечных батарей в городе Буффало. По решению правительства штата во главе с губернатором-демократом Эндрю Куомо, Buffalo Billion выделил на это 750 млн долларов. Здесь иронизируют по поводу того, что места это не самые солнечные. При этом, как пишет Indicator.Ru, при росте выручки на 79%, до 508,9 миллиона долларов, Solar City закончила три квартала 2016 года с чистым убытком в 758,7 миллиона долларов.

По более ранним подсчетам газеты Los Angeles Times, разного рода бюджетная помощь бизнесу Маска (гранты, субсидии, специальные права, налоговые льготы и вычеты) составила примерно 5 млрд долларов, включая $1,3 млрд государственных субсидий аккумуляторному заводу в Неваде, федеральные льготы SolarCity на $1,5 млрд и квоты на загрязнение атмосферы на сумму 500 млн долл., которые получила право продать Tesla.

Все это делает его, по мнению Breitbart News, активным защитником роста «налогов на выбросы углерода». Но это же, вероятно, побуждало его, будучи даже идеологическим противником Трампа, оставаться в президентских советах под предлогом возможности позитивно влиять на политику. Как говорил он сам: «чем больше голосов президент слышит, тем лучше. Просто атакуя его, ничего не добьешся. Знаете ли вы хоть об одном случае, когда Трамп уступил протестам или медиа-атакам? Лучше, когда есть открытые каналы связи».

Компаниям Илона Маска крайне нужны хорошие отношения с правительством. Сообщая о решении бизнесмена выйти из советов при президенте, СNN упоминает контракт SpaceX с НАСА на 1,6 млрд долларов. Подана заявка на контракт, предметом которого являются почти 4,5 тысяч телекоммуникационных спутников.

 «Избранный президент делает упор на производство в США так же, как и мы. Здесь мы строим крупнейшую фабрику в мире, создавая рабочие места в США», — говорил Илон Маск в интервью в январе, в ответ на критику в свой адрес, со стороны противников Трампа, за сотрудничество с ним.

И все же он присоединился к «протестам и атакам». Помимо демонстрации принципиальной позиции, демарш бизнесмена может иметь вынужденный характер. Как реакция на выход из соглашения по климату, происходит консолидация противников Трампа: инвесторов из «экологического финансового сектора» (как Goldman Sachs, по данным The Huffington Post) и оппозиции ему как в конгрессе, так и в правительственных учреждениях, так что, скорее всего, Илону Маску теперь стало важнее продемонстрировать свою лояльность именно им.

Что касается собственно решения Трампа, то его трактуют как помощь не только угольной и нефтяной отраслям, но и американским обрабатывающим отраслям промышленности за счет сохранения доступа к наиболее дешевой энергии от сжигания угля, нефти и природного газа. Это важно для промышленных штатов Среднего Запада, чьи избиратели помогли кандидату в президенты Дональду Трампу победить кандидата демократов 8 ноября 2016 года. Но повредит его поддержке там, где сосредоточены новые низкоуглеродистые отрасли, в том числе на Западе и Юго-Западе США. Баланс пока непонятен, к тому же процесс выхода из соглашения может затянуться.

В отсутствии очевидных и сильных источников экономического роста, экологические инвестиции, безусловно, представляют большой интерес для очень многих субъектов по всему миру. Они действительно способны улучшать если не климат, то природную среду. Если бы они решающим образом перевесили военные заказы в качестве источников прибылей гигантских корпораций, им бы цены не было. В то же время американцы сыграли, сейчас, пожалуй, на руку России, которой мало радости от перспектив «углеводородного налога». А глобальная интрига вокруг экологии с непривычным для нашего времени сильным скрежетом сняла кожухи с пружин большой политики и механизмов движения больших денег.




    Реклама

    Секрет успеха производственной системы технониколь: вебинар с Сергеем Колесниковым

    Вебинар-интервью от журнала «Эксперт» с Сергеем Колесниковым, президентом корпорации ТехноНИКОЛЬ, где производительность труда в 8 РАЗ ВЫШЕ, чем средняя по стране


    Реклама