Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Чеболям прочат закат

«Expert Online» 2017
AP/TASS Автор: Lee Jin-man

Успешная экономика преступников

В столице Южной Кореи закончился очень громкий судебный процесс, продлившийся шесть месяцев. Вице-президент Samsung Electronics Co. и фактический глава Samsung Ли Чжэ Ен признан виновным в коррупции, растратах и лжесвидетельстве. Суд, который можно считать своего рода продолжением еще более громкого процесса – над предыдущим президентом Южной Кореи Пак Кын Хе, счел обвинения доказанными и 49-летний Ли получил 25 августа пять лет тюрьмы.

Ли Чжэ Ен пополнил длинный список директоров и топ-менеджеров крупнейших южнокорейских компаний, нарушивших закон. Он пошел по стопам отца, отошедшего от дел в 2014 году после сердечного приступа президента Samsung Ли Кун Хи. В 2008 г. за уклонение от уплаты налогов Ли старший получил три года условно, но затем был помилован президентом Ли Мён Баком. А еще 12 годами ранее он был приговорен, тоже условно, к двум годам тюремного заключения за подкуп тогдашнего президента Ро Дэе У, но тоже помилован.

В черном списке, кроме Samsung, и другие крупнейшие промышленные конгломераты страны: Hyundai, SK, Hanwha и другие. В прошлом нарушившим закон топ-менеджерам крупнейших компаний на полуострове часто выносились оправдательные приговоры. Сейчас южные корейцы ждут перемен от новой президентской администрации.

Новый глава государства Мун Чже Ин пришел в мае этого года к власти, в немалой степени, благодаря обещаниям покончить с доминированием чеболей. Приговор Ли показал, что новый президент, по крайней мере, в начале своего правления, намерен выполнять данные перед президентскими выборами обещания.

Семейная история

Превращение Южной Кореи из отсталого государства в пятого экспортера планеты и четвертую экономику Азии неразрывно связано с так называемыми чеболями, в переводе с корейского означающими «богатый клан». Чеболы — общепризнанные «киты» корейского экономического чуда. Сейчас в Южной Корее 45 компаний, которые соответствуют традиционному определению чеболей. На первую их десятку приходится 27% всех промышленных активов страны. А крупнейший среди них — Samsung, 15-я компания планеты по капитализации.

Считается, что у истоков появления чеболей, состоящих из множества компаний и находящихся под контролем одной семьи, стоят схожие по структуре и идеологии семейные японские компании — дзайбацу, доминировавшие в экономике Японии до окончания Второй мировой войны, когда они были разогнаны американской оккупационной администрацией. Вскоре после захвата власти в Южной Корее в результате военного переворота в 1963 году Пак Чон Хи, кстати, отец Пак Кын Хе, начал создавать так называемый «направляемый капитализма». Его суть в пестовании специально отобранных правительством компаний, которые получали поддержку от государства и выигрывали тендеры на крупнейшие проекты.

Отличительной чертой чеболей является их активное участие и в политической жизни страны. В 1988 году, к примеру, Чон Мон Юн, президент Hyundai Heavy Industries, прошел в парламент. Выбирались в парламент и члены других чеболов. Hyundai, кстати, сыграл значительную роль в потеплении отношений с КНДР. Правда, сделал это с нарушением законов.

Корейцы долго мирились с засильем в жизни юга полуострова крупных компаний и их тесными связями с правительством, но сейчас, похоже, их терпение лопнуло. Наступил момент смены экономической модели развития страны.

Душители стартапов

В отличие от предыдущего поколения руководителей чеболей, которые почти всегда попадали под амнистии, Ли Чжэ Ену скорее всего придется по-настоящему ответить по закону. Едва ли народ простит президенту Муну помилование Ли после прошлогодних демонстраций протестов, в которых участвовали сотни тысяч южных корейцев.

Призывы к отставке президента Пак Кын Хе плавно переросли тогда в гнев на крупнейшие компании. Если последней каплей, переполнившей чашу терпения жителей Кореи, стал коррупционный скандал, в котором оказалась замешана президент страны, то предпоследними можно считать банкротство в прошлом году транспортного гиганта Hanjin Shipping и следствие против главы торговой компании Lotte и его трех старших детей.

Никто не спорит, что чеболи помогли Южной Корее стать одной из наиболее развитых стран планеты. Однако критики считают, что такая модель экономики устарела и не годится для XXI века. Простым корейцам не нравится огромная концентрация богатств в руках нескольких десятков семей и то, что они душат мелкий бизнес и стартапы.

Под прицелом

Общественность больше не намерена не замечать, как раньше, тесные связи между властью и чеболями. Регуляторы и инвесторы призывают распутать сложную систему собственности в «богатых кланах». Суд над Син Дон Бимом из Lotte станет еще одной проверкой президента Муна и его администрации на прочность и покажет, насколько искренни они в намерении сменить бизнес-модель южнокорейской экономики.

Проводником президентской реформы экономической модели считается глава антимонопольного регулятора — Комиссии по честной торговле Кореи - Ким Сан Чжо, прозванный «снайпером по чеболям». Он ведет сейчас переговоры с Чун Мун Ку, главой южнокорейской компании Hyundai Motor Group об изменении структуры собственности. Именно перекрестное владение акциями лежит в основе модели чеболей.

Но Мун Чжэ Ину взялся за очень трудное дело. Кстати, он не первый южнокорейский лидер, который пытается реформировать чеболи. Попытка одного из его предшественников, либерала Но Му Хена, руководившего Южной Кореей в 2003-2008 гг., закончилась провалом.

И это не удивительно. Ни одной стране не удавалось существенно ограничить влияние своей крупной буржуазии без революций или проигрыша крупных захватнических войн. Но эпоха социальных революций, скорее всего, вообще в прошлом, а война с КНДР если и случится, то будет носить совсем другой характер. Она правда, может разрушить промышленный потенциал Республики Корея в принципе, но это уже другая тема. Пока же в мире идет концентрация капитала. Однако у южных корейцев есть шанс оградить деятельность чеболей более узкими законными рамками.




    Реклама



    Реклама