Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

России предстоит победить США в войне. Торговой

«Expert Online» 2017

Аналитики пока осторожны в оценках возможностей противодействия Россией новым санкциям, названными премьер-министром «полноценной торговой войной». Отмечая роль в нем нефтегазового лобби США, они сходятся в том, что война эта объявлена не только нам, но и европейцам.

Идет война торговая

Президентом США Дональдом Трампом 2 августа подписан «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций», который в отношении России предусматривает усиление санкционного режима в финансовом и нефтегазовом секторах. Это сокращение сроков кредитования попавших под санкции российских банков и энерокомпаний, а также, что наиболее существенно — угроза покарать всех, кто сделает сколько-нибудь крупные инвестиции в российские экспортные трубопроводы.

Посчитав, что конгресс вторгся в его конституционные полномочия, Трамп обещал делать только то, что не противоречит интересам американского бизнеса и европейских союзников. Но в том-то и дело, что в вопросах газовых поставок интересы тех и других радикально расходятся. И это дало основания премьер-министру Дмитрию Медведеву заявить вечером в среду«Во-первых, надежде на улучшение наших отношений с новой американской администрацией – конец. Во-вторых, России объявлена полноценная торговая война».

Газпрому предстоит найти инвестиции

Если говорить о проблемах «Северного потока 2», полагает партнер практики «Промышленность» Консалтинговой группы «НЭО Центр» Александр Ракша, проект все же сохраняет право на жизнь — во всяком случае, ряд административных барьеров в вопросах законодательства ЕС в области энергобезопасности он прошел практически без потерь. Он получил необходимое одобрение со стороны стран, по чьей территории он будет проходить, и на текущей момент санкции США вредят ему только в вопросах финансирования и строительства инфраструктурного обеспечения. Но не будем лукавить — у Газпрома достаточно затратная инвестиционная программа на ближайшие годы, она имеет разную географию и холдинг рассчитывал, что инвестирование от европейских партнеров будет проходить в штатном порядке.

На текущий момент для строительства первого этапа потока, по известным данным, европейские партнеры успели перевести на счет единственного оператора СП-2 лишь 1 млрд евро, а недостает еще 3,75 млрд евро, напоминает аналитик. Под новыми санкциями, фактически, оказались компании-партнеры Газпрома в лице Engie, OMV, Shell, Uniper, Wintershall. Они должны найти способ обойти запреты законным путем, но на данный момент, считает Александр Ракша, их просто нет.

Правда, мы не знаем  — успели ли компании за короткое время июля сделать необходимые финансовые операции? Если наблюдать за поведением российской стороны, то угроз для СП-2 нет. Это может говорить о том, что компания сможет найти деньги внутри страны, либо же со стороны Востока, например, как только пошла речь о последствиях новых санкций, делегация Газпрома посещала Китай, где речь шла о возможном оказании помощи госбанка Китая в поддержке европейского газового проекта.

Несмотря на то что Европа тоже формально поддержала санкции США и настроена против России, большая часть западных стран уже не раз подчеркивала, что сами санкции наносят вред бизнес интересам европейцев: например они фактически ограничивают возможность работать с Россией немецких промышленных гигантов, и это уже выглядит не как санкции, а как попытка наказать Германию за чрезмерную поддержку «Северного потока 2», отмечает Александр Ракша.

У нефтегазового лобби не оставалось выхода

Это первые санкции в отношении не непосредственно России, российских компаний и российских граждан, а в отношении торговых партнеров России как на западе, так и на востоке. Первое, что бросается в глаза — это введение ограничений на участие иностранных компаний в нефтегазовых проектах, в которых от 33% принадлежит России. Кроме того, предполагается, что санкции могут быть введены в отношении компаний и лиц, вложивших в развитие российских трубопроводных сетей более 5 млн долларов в год или 1 млн долларов единовременно. Запрещается предоставлять технологии, участвовать в строительстве, развитии и модернизации российских же турбопроводных систем, включая действующие. 

То есть фактически Вашингтон налагает ограничения не на поставщика газа, а на его получателей, будь то страны ЕС в связи с развитием Северного Потока, Турция и страны юга Европы в связи со строительством Турецкого потока, Китай, страны Азии и, возможно Индия, в связи с развитием Силы Сибири. Фактически подписание документа означает, что Вашингтон узурпировал право решать, у кого весь мир должен закупать нефть и газ. Собственно, несложно догадаться, что именно собственные интересы США и защищают, а закон о санкциях на самом деле не имеет ничего общего с конфликтом на Украине и является продуктом работы нефтегазового лобби в Сенате США.  Сейчас США активно развивают экспорт СПГ в Азии и в Европе. 

Аналитик отмечает, что, к сожалению для этого лобби, Европа не горит желанием оплачивать создание флота танкеров, инфраструктуры для регазификации и перевалке — с учетом того, что в конечном итоге американский газ обойдется ей значительно дороже российского трубопроводного.

И вот вам суровая реальность, говорит он: объемы добычи нефти и газа в США растут рекордными темпами, а крупнейшие потребители Европы вместо того, чтобы развивать морские порты для приема танкеров, развивают российские газопроводы. Видимо, чрезмерная несговорчивость ЕС в конечном итоге не оставила выбора нефтегазовому сектору США, и был профинансирован законпроект, в соответствии с которым Европу и Азию просто лишили права выбора.

Совершенно новая ситуация

«Еще раз повторюсь, что новые санкции направлены не столько против России, сколько против крупнейших импортеров российских нефти и газа. В этой связи будет очень интересно наблюдать за реакцией европейских политиков, которым, по сути, указали на их место, ну а что до Трампа, то он по сути  в очередной раз проиграл истеблишменту, потеряв значительную часть власти», — делает вывод Кирилл Яковенко.

Он также отметил как огромную разницу с прежним положением дел то обстоятельство, что впервые с начала открытого геополитического противостояния Вашингтона и Москвы санкции закреплены на уровне закона, а не указов (еxecutive orders) президента США, которые он мог и отменить всего одним росчерком пера. Это по сути автоматически пролонгирует их на ближайшие 10-20 лет вне зависимости от судьбы украинского конфликта, с которым они увязаны.

Отметим, что о долгосрочности санкций, которые «просуществуют дольше поправки Джексона-Веника» (ограничивала торговлю с СССР, а позднее РФ с 1974 по 2012 год), премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил сразу после подписания Трампом нового санкционного закона. Этим законом, напомним еще раз, как считает российский премьер, нашей стране объявлена «полноценная торговая война», но «мы справимся».




    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама