Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Российские регионы больше не банкроты

«Expert Online» 2017
Марина Круглякова/ТАСС

На Госсовете в Ульяновске Владимир Путин принял решение о крупномасштабной финансовой помощи регионам, имеющим высокую долговую нагрузку.

Своевременное решение

Как заявил на прошедшем в Ульяновске в минувшую пятницу Госсовете президент России Владимир Путин, российские регионы освободят от долговой ямы путем реструктуризации долгов на исключительно льготных условиях. У регионов останется, таким образом, почти полтриллиона рублей.

«С 1 января 2018 года мы запускаем программу реструктуризации накопленных бюджетных кредитов, рассчитанную на семь лет. Причём в первые два года действия программы — максимально льготные условия: регионам нужно будет выплачивать всего 5% долга ежегодно. У субъектов таким образом высвобождаются деньги, появляются дополнительные ресурсы для решения социально-экономических задач, для решения задач, связанных с созданием новых рабочих мест, для повышения уровня жизни граждан», — передает портал Вести.Россия слова Владимира Путина на Госсовете в Ульяновске.

Президент отметил, что в 50 регионах долг превышает половину собственных доходов, а в восьми регионах он выше, чем собственные доходы, и назвал это «абсолютно критическим уровнем». В некоторых субъектах брали с налогоплательщиков то, что они должны заплатить в следующем и даже в последующих годах — а на следующий год как жить? — удивился глава государства, назвав такой способ ведения хозяйства, совсем мягко говоря, сказать, спорным.

Это показывает, насколько мера, предпринятая Владимиром Путиным, будет ощутима не только для властей регионов, но и для бизнеса, с которого, собственно и берутся вперед эти налоги. Обычные граждане ощутят на себе все последствия принятого решения, когда в регионах с высокой долговой нагрузкой, паче чаяния, вновь начнут строиться школы с поликлиниками и дороги.

У нас официально не принято связывать те или иные действия властей с выборами, но в любом случае, время для такого экстраординарного шага за полгода с небольшим до президентским выборов выбрано политически удачно. Делать этот шаг было, как выясняется, необходимо. То, что основным вопросом Госсовета был транспортный (развитие пассажирских перевозок), только подчеркнуло чрезвычайность принимаемых по совсем другому вопросу мер. Впрочем, транспортную обеспеченность регионов они, безусловно, тоже улучшат.

Разберемся!

Губернатор успешной Калужской области отметил, что для него это Анатолий Артамонов 15,7 млрд рублей высвобождаемых ресурсов. Другие губернаторы наперебой перечисляли, на что пойдут средства: на создание новых больниц, поликлиник, детских садов, новой инженерной, транспортной инфраструктуры.

Путин несколько охладил их пыл, сказав, что нужно отдельно разбираться с вопросом: «Зачем было занимать деньги под огромные ставки у коммерческих банков? Раньше ссылались на то, что Минфин не дает, а занимать у госбанков якобы дорого».

«Так ли это? Всегда ли это обосновано? С руководством Сбербанка говорили, оно приняло решение снизить ставку по коммерческим кредитам. Не все обращаются за этим снижением, возникает вопрос: а почему? Может быть, выгодно кому-то из руководителей регионов платить высокую ставку? Кому это выгодно? Зачем они это делают? Я внимательно посмотрю на эти примеры» — пригрозил президент.

Но тут же спрятал кнут и вытащил еще один пряник, попросив министра финансов не создавать для регионов сложностей, которые тот, по сведениям Владимира Путина, уже приготовил. Программа реструктуризации бюджетных кредитов будет принята в ближайшие несколько дней.

Платежи уже никого не красят

Долг Мордовии составляет 176% доходов ее бюджета, говорит аналитик «Алор Брокер» Кирилла Яковенко. Очевидно, что самостоятельно ни Мордовия, ни другие датируемые регионы справиться с долговой проблемой не могут и не смогут. «Предложенная президентом схема, на мой взгляд, выглядит уместной и полезной как минимум для решения этой проблемы. Единственный вопрос — это вопрос реализации любой хорошей и полезной идеи, но тут все упирается в чиновника», отметил он.

Но может быть, стоило обанкротить хронических должников? На долги, сформированные в результате эмиссии бондов, находящихся в свободном обращении, приходится порядка четверти от всего объема долгов, поясняет Кирилл Яковенко, еще четверть — долги перед коммерческими (государственными) банками, половина — это долги перед федеральным центром. Формальное банкротство какого-либо региона, дефолт, не стало бы решением проблемы с точки зрения государства.

Главная «боль» положения регионов заключается в том, говорит он, что чем выше долг субъекта, тем чаще он его рефинансирует через займы у федерального центра, чтобы ему же и отдать. В результате сформировался цикл обращения бюджетных средств, которые никак не участвуют в реализации приоритетных программ на федеральном и региональном уровне, и это порочный круг, говорит аналитик. Государственный долг регионов по итогам первого полугодия 2017 года составил  2,2 трлн рублей, а по итогам всего докризисного 2013 года - 1,7 трлн.

Интересно, продолжает Кирилл Яковенко, что средний уровень долговой нагрузки субъектов сейчас не превышает 36,4% доходов регионов, что является очень хорошими показателями. Но страна у нас большая и пёстрая: к началу 2017 года долги 25 регионов превысили 85% дохода, а у восьми из них — 100%. Ак концу года таких регионов должно было стать уже 20%. Причем активно занимать стали даже те, кто ранее его сокращал. К примеру, в прошлом году долговое бремя Камчатский край сократил долг на 33,7%, а в первом полугодии текущего увеличил на 45,2%.

Меньшее зло разрослось до большего

Дефицит бюджетов регионов – традиционная и очень острая проблема, признает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. В последние годы в условиях кризиса резко сократились поступления налоговых и иных доходов в территориальные бюджеты из-за снижения объёмов экономики. Расходы же неуклонно повышаются, прежде всего, в связи с инфляцией.

Превращению долгов регионов в «пирамиду» способствуют чрезвычайно высокие ставки по кредитам, прежде всего банковским, с коммерческими процентами. В первом полугодии 2017 г. 31,6% госдолга регионов, по данным Минфина, составляли именно банковские кредиты. Их доля резко подрастала в кризисном 2014 году, она поднялась тогда до 44,6% (по сравнению с 35,1% в 2012 году). Необходимость в таких привлечениях от банков, как и обоснованность расходов регионов, нужно рассматривать для каждого конкретного случая. Коррупционные мотивы со стороны руководства регионов, сговоры с коммерческими банками вполне возможны.

Но верно и то, говорит Марк Гойхман, что в условиях остроты дефицита федерального бюджета, получить от него дешёвые кредиты территориям было затруднительно. Бюджетные кредиты составляли 31,9% задолженности регионов в 2012 года. А в 2014 г. их удельный вес сократился до 30,8%. И лишь при постепенной последующей стабилизации доля заимствований из Центра повышалась до 40,3% в 2016 г. и 45,9% в первой половине 2017 года.

Банковские кредиты в значительной степени замещались бюджетными. По принципу «из двух зол выбирают меньшее». Но теперь и это «меньшее зло» разрастается до такой степени, что местные бюджеты не в состоянии расплатиться по долгам перед центром. Поэтому реструктуризация, отсрочка погашения снижает остроту проблемы, заключает Марк Гойхман. Но, с другой стороны, при развитии таких послаблений есть опасность иждивенческих настроений, уменьшения ответственности за качественное использование заимствований.




    Реклама



    Реклама