Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Мир

В Азии нет Мандел

«Expert Online» 2017
AP/TASS

После масштабных митингов мусульман у посольства Мьянмы в Москве эта страна юго-восточной Азии оказалась неожиданно близка простым россиянам. А все потому, что тамошние власти решили устроить геноцид тем, кого считают нелегальными мигрантами. 

Вам тут не место

Провинция Аракан (официально она называется Ракхайн, но мир знает ее скорее как Аракан) находится на западе Мьянмы (которая раньше называлась Бирмой, и до сих пор так называется в некоторых странах), возле границы с Бангладеш. В Аракане живут представители двух общностей – ракхайнцы (или араканцы), а также мусульмане-рохинджа. Точнее, последние не живут, а скорее существуют. У абсолютного большинства рохинджа нет гражданства, и они не могут свободно перемещаться по стране (точнее, даже выходить за пределы своих поселений).

Вина за это лежит на правительстве Мьянмы, которое считает рохинджа «бенгальцами» (хоть рохинджа и живут в Аракане уже на протяжении многих веков, но большую их часть все-таки в XIX веке завезли британцы из Бенгалии в качестве рабочей силы). Поэтому, по мнению властей, эти люди являются не гражданами страны по праву рождения, а нелегальными мигрантами, которые должны самодепортироваться назад в Бенгалию (нынешний Бангладеш). Причем самодепортироваться как можно быстрее, дабы не смущать умы «настоящих» бирманцев и не занимать территории, на шельфе которых предположительно находятся значительные месторождения углеводородов.

При таком отношении неудивительно, что властные институты при помощи буддистских националистов всячески пытаются стимулировать рохинджа к самодепортации – например, регулярным массовым насилием, сжиганием деревень, убийствами и просто бытовой дискриминацией. Возможно, рохинджа в такой ситуации и покинули бы страну, однако «родной» Бангладеш их принимать не хочет и даже не может – хотя бы потому, что является одной из самых бедных и перенаселенных стран мира (в государстве, по площади равному Вологодской области, живет почти 170 миллионов человек). Лагеря беженцев там переполнены. Поэтому хоть части рохинджа удалось покинуть страну и уехать либо в Бангладеш, либо в другие страны, но, по разным оценкам, до миллиона человек все-таки оставалось выживать на территории Мьянмы. И, конечно, же, сопротивляться.

Дали повод

Самой известной их военизированной группировкой является Армия спасения рохинжа Аракана (или ARSA). Власти считают ее частью мирового исламского террористического интернационала. Формальные основания для этого есть. Взять хотя бы то, что лидер группировки прибыл из Пакистана (известной страны-спонсора терроризма), а на пути на историческую Родину заглянул в Саудовскую Аравию (крупнейшую страну-спонсор терроризма), где служил имамом. Кроме того, ARSA действительно занимается террористической деятельностью, нападая на полицейские и военные посты. Однако в самой группировке уверяют, что никакие они не джихадисты. Объясняют, что у них этническая повестка, не имеющая ничего общего с глобальным джихадом, и их нужно рассматривать скорее как одну из многих вооруженных группировок в Мьянме.

Требования ARSA действительно носят, в общем-то, политический и правовой характер. «Наш статус как этнической группы в Мьянме должен быть восстановлен, - говорит их представитель. – До тех пор, пока наши требования не будут выполнены, сопротивление продолжится. И если эти требования не будут выполняться, то они перейдут на новый уровень».

Впрочем, уже возможно и не перейдут – вместо того, чтобы договариваться и воевать, власти решили сделать последнее серьезное усилие по убеждению «рохинджа» в необходимости самодепортации.

Повод для этого дали сами боевики из ARSA. 25 августа они провели серию атак на десятки военных и полицейских постов. Конечно, в ARSA уверяют, что лишь предприняли превентивную самозащиту – якобы военные намеревались нанести массированный удар по базам группировки в регионе. Однако армия воспользовалась этими нападениями как раз для своего оправдания своего массированного удара. Причем не только по базам. Спутниковые снимки показывают значительное количество разрушенных или сожженных деревень рохинджа. По официальным данным, в ходе действий полиции и вооруженных сил погибло четыре сотни бойцов ARSA. По неофициальным – сотни гражданских. Их попросту вынуждают покинуть свои дома и бежать из страны – либо убивают на месте. Судя по всему, армия отличает террористов от гражданских лишь по принципу пола и возраста. «Тех, кто бежал, можно разделить на две группы: бежавших террористов, а также женщин и детей». И это говорит не представитель возмущенной общественности, а спикер правительства.

 

Самодепортация по-бирмански

 

Боевики ARSA понимают, что своими силами остановить эти чистки (которые уже отчасти напоминают геноцид) они не в состоянии. Поэтому апеллируют к мировому сообществу (ведь, благодаря эффективной работе пиарщиков рохинджа с западными СМИ и правозащитниками, мир все-таки не считает их частью глобальной джихадистской сети).

«Мы ищем справедливости, и надеемся на политическое давление со стороны международного сообщества. Находясь на грани геноцида, мы должны защищать наше гражданское население», - говорит представитель ARSA.

Мировое сообщество, конечно, отвечает громким возмущением. В странах с мусульманским населением (включая Россию) прошли масштабные митинги, власти отдельных государств громко озаботились судьбой притесняемых рохинджа. Реджеп Эрдоган (позиционирующий себя как главный защитник мусульман в мире) продавил руководство Мьянмы и добился того, что Турция отправит местным рохинджа гуманитарную помощь. По словам пресс-секретаря президента Ибрагима Калына, помощь в виде продовольствия, одежды и медикаментов будет доставляться военными вертолетами.

Другие мировые акторы призывают не только помогать беженцам, но и решать проблему. Генсек ООН Антониу Гутьерреш требует от бирманских властей немедленно предоставить рохинджа гражданство и иные права, которые есть у остальных мигрантов. И требование это направлено не военным (с которыми, в общем-то, разговаривать бесполезно), а человеку, на которую Запад возлагал колоссальные надежды в плане возвращения Мьянмы в клуб приличных стран – госсоветнику (т.е. руководителю) страны Аун Сан Су Чжи. Лауреат нобелевской премии и известная правозащитница, она полтора десятка лет провела под домашним арестом при власти хунты. Да, Аун Сан Су Чжи говорила, что в стране страдают и мусульмане, и буддисты, и что ситуация стала следствием «многолетнего диктаторского правления, живя под которым люди не учатся доверять друг другу» - однако военные сдали свои полномочия и теперь она глава государства.

Сами рохинджа готовы разговаривать с ней, и даже в какой-то степени обеляют ее, утверждая, что не царица плохая, а окружение такое.  «У нее нет надежных источников информации, она заперта между армией и представителями народа Ракхайн из правящей Национальной лиги за Демократию. С моральной точки зрения она просто обязана приехать в Аракан и все увидеть своими глазами», - говорят представители ARSA.

Однако сама Аун Сан Су Чжи пока не выражает готовность ни увидеть, ни договариваться. Она называет действия ARSA «спланированной попыткой подорвать усилия тех, кто хочет построить мир и гармонию в штате Ракхайн», а самих рохинджа продолжает именовать бенгальскими террористами. И в ее действиях есть логика. Да, международное сообщество недовольно. Да, CNN уже озаглавила свою статью о Мьянме словами «взлет и падение азиатского Манделы». Да, правозащитники и сторонники концепции «демократия решает все проблемы» разочарованы. Однако проблема  рохинджа решается – естественно, не цивилизованным способом, а таким, которое устраивает бирманские власти. По данным ООН, за последние две недели в Бангладеш прибыло еще 120 с лишним тысяч рохинджа. Примерно по 15 тысяч бежит из страны каждый день. Самодепортация продолжается.




    Реклама



    Реклама