Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Мир

Путин и Трамп в Дананге собираются решить судьбу мира

«Expert Online» 2017
Роман Пименов/Интерпресс/ТАСС

По всей видимости, во Вьетнаме пройдет вторая встреча между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. На повестке переговоров три наиболее проблемные, но в то же время самые конструктивные темы российско-американских отношений: Северная Корея, Сирия и Украина.

Как Трампу прорваться к Путину

10-11 ноября во Вьетнамском Дананге состоится очередной саммит Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Как обычно, прибывшие лидеры государств используют площадку саммита для того, чтобы за кулисами обсудить друг с другом двусторонние отношения. И, судя по всему, самой важной из этих встреч будут переговоры между российским президентом Владимиром Путиным и его американским визави Дональдом Трампом. И Москва, и Вашингтон уже подтвердили их проведение.

Мало кто из экспертов будет спорить с тем, что между США и Россией накопилось огромное количество проблем и недомолвок, которые требуют решений на высшем уровне. Обычно в этом случае организуется двусторонний саммит с широкой повесткой (или даже пакетной сделкой), на котором лидеры обсуждают пути выхода из конфликта. Однако на сегодняшний день организация такого саммита невозможна — просто потому, что американская сторона не готова к нему по внутриполитическим причинам.

А вот встреча на полях какого-либо мероприятия – совершенно другое дело. Никакого предварительного пафоса, никаких глобальных пакетных сделок — лидеры просто выкроили часок в графике для того, чтобы обсудить дела скорбные. «Трампу важно встретиться с Путиным, так как он исходит не из антироссийской паранойи, а из логики реальной политики. Чем и отличается от конгресса», — считает российский сенатор Игорь Пушков. B этом плане важно, чтобы именно обсудили, а не перекинулись словами. По словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, у Путина и Трампа много тем для обсуждения, поэтому хотелось бы, «чтобы оба президента нашли возможность для более-менее продолжительного общения». И среди этих тем обе стороны называют две основные — КНДР и Сирия. 

Придавим вместе?

Северокорейская тематика, на первый взгляд, важна для всего мира – судя по риторике сторон, на Корейском полуострове вот-вот полыхнет ядерная война. Однако на деле все не так печально. Ястребиные планы Трампа не находят поддержки даже в стане американских союзников. Оно и понятно. Япония и Южная Корея разделяют беспокойство американского лидера относительно северокорейского ракетно-ядерного оружия, а также относительно появившихся у КНДР возможностей поразить территорию США, но не хотят начала войны, в которой они будут основными пострадавшими. Поэтому Токио и Сеул предлагают в «силовом пакете» ограничиваться лишь секционным давлением.

В итоге получается, что США в корейском вопросе оказываются в некой изоляции, и ищут выход из такой ситуации через сотрудничество с Россией. По словам Дмитрия Пескова, сейчас никакого сотрудничества нет, «только обмен мнениями эпизодически», а Трамп прямым текстом заявил, что ему «нужна помощь Путина по Северной Корее». Однако вопрос в том, что США понимают под «помощью»? Судя по всему, исполнение наложенных санкций и усиление давления на КНДР. «Российская сторона так пока и не сделала приоритетными шаги, направленные на прекращение определённых действий Северной Кореи», — заявила лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелози.

Москва, конечно, готова помочь с давлением. «Эпизодический обмен мнениями» уже привел к тому, что Россия (как и Китай) поддержали проект американской резолюции в СБ ООН о введении новых санкций против КНДР. Однако эти санкции рассматривались Москвой скорее как отрезвление зарвавшегося северокорейского руководства, а не как выход из кризиса. Выходом же, по мнению Кремля, является нормальный, человеческий и уважительный переговорный процесс с КНДР, а также упор на развитие гуманитарного и экономического сотрудничества.

На такой вариант США пока не готовы. Вашингтон хочет говорить с Кимом лишь о полном демонтаже северокорейской ракетно-ядерной программы, но об этом не хочет говорить сам Ким. Однако готовы другие. Так, Сеул очень надеется увидеть северокорейскую делегацию на зимней олимпиаде в Пхенчхане, которая стартует 9 февраля 2018 года. «Мы вместе с МОК будем до последнего делать все возможное для того, чтобы северокорейская делегация прибыла на игры», — заявил корреспонденту «Эксперта» президент Южной Кореи Мун Чже Ин. Так что, если уж Россия с кем-то и будет сотрудничать в деле решения северокорейской проблемы, так это с теми, кто хочет эту проблему по-настоящему решать.

Выходим по-разному

Что же касается сирийской тематики, то в ней уже заинтересованы обе стороны. России нужно с победой завершить сирийскую кампанию. Причем с победой не только военной (ИГ практически разгромлено, и 9 ноября группировка потеряла последний подконтрольный ей населенный пункт — Абу Кемаль) но и политической. Поэтому урегулирование ситуации в Сирии, по словам Пескова, «нужно выводить на качественно новый уровень», — то есть, инициировать успешный переговорный процесс между всеми договороспособными сторонами гражданского конфликта.

Однако Кремль (который, собственно, и отвечает за этот процесс) не сможет его продвигать до того, пока не найдет понимание с внешними спонсорами сирийской оппозиции. С Турцией это понимание достигнуто, с КСА частично тоже, и остались только американцы, которые крышуют небольшие банды боевиков, а также отряды курдской оппозиции. Кремль хочет, чтобы Штаты не саботировали политический процесс, усадили свои банды за стол переговоров, а также убедили курдов (захвативших по договоренности с ИГ значительные территории за Ефратом) поумерить амбиции.

Соединенным Штатам же нужно хоть как-то завершить свою сирийскую кампанию. Конечно, Трамп назовет победой взятие Ракки, но о реальной победе тут говорить сложно — Башар Асад остался во главе Сирии, Иран сохранил за собой доминирующее влияние на эту страну, а в союзниках у США из «местных» оказались лишь токсичные для всех курды. Начать операцию против которых чешутся руки и у Ирана, и у Сирии, и у Турции. И далеко не факт, что США в случае начала этой операции готовы будут воевать за своих партнеров — иракских-то курдов они слили. Поэтому американцам не до жиру, им хотя бы выйти с сохранением лица. И с прагматичной точки зрения оптимальным выходом для США будет тактический компромисс с Москвой примерно на тех же условиях, о которых пытается договориться Нетаньяху (где Кремлю не вставляют палки в колеса, в обмен на что Кремль гарантирует учет интересов противоположной стороны в ходе политического завершения сирийской гражданской войны). Вопрос в том, готов ли будет прагматик-Трамп на такой компромисс, особенно с учетом его антииранских настроений? Время покажет. 

Правильные миротворцы?

Наконец, Путин и Трамп обсудят более и близкую для РФ (во всех отношениях) тему — многострадальную Украину. Да, в Кремле не говорят о том, что киевский вопрос станет частью повестки, однако а) об этом сказал Трамп и б) в преддверие заседания ООН по формату миротворческой операции на Донбассе лидерам государств есть, что обсудить. Москва пытается убедить США поддержать свой вариант резолюции о миротворческой миссии с узким мандатом, подразумевающим лишь охрану миссии ОБСЕ.

На американских посредников здесь надежды немного – и спецпредставитель Трампа Курт Волкер, и ответственный за Украину в Госдепе Уэсс Митчелл придерживаются достаточно ястребиных взглядов (последний вообще сравнил Россию с «реваншистским Карфагеном»). Поэтому им, в принципе, по душе украинский вариант резолюции, подразумевающий ввод в Донбасс не миротворцев, а иностранного оккупационного корпуса. Задачей которого будет силовое разоружение ополченцев и захват контроля над границей, после чего Киев может реализовать хорватский сценарий.

Загвоздка лишь в том, что Кремль на такой вариант категорически не согласен. Владимир Путин прямым текстом заявил о том, что хорватский сценарий на Донбассе не пройдет, а российские официальные лица пояснили, что внесенный американцами киевский вариант резолюции будет воспринят как провокация и немедленно заблокирован. В выигрыше от этого останется Порошенко и русофобы, но отнюдь не Трамп. Ему нужно не допустить военной эскалации на Донбассе, дабы не влезать в конфликт с Москвой из-за того, что украинскому лидеру (к которому Трамп испытывает большую личную неприязнь) захочется повоевать на Донбассе. Правда, достичь компромисса будет непросто — американский президент прибывает на встречу с колоссальным политическим балластом в виде продолжающегося расследования «русского дела», который мешает ему подписать и тем более реализовать какие-то публичные договоренности с Путиным по Украине. Поэтому эксперты возлагают основные надежды именно на негласные договоренности, которые (если они будут достигнуты) проявят себя не сразу, а в течение нескольких месяцев.




    Реклама

    как Enterprise Content Management управляет всем

    Более четверти века российские организации стремятся перевести свои рабочие процессы в цифровой формат и оперировать данными и электронными документами.

    Интервью Губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина

    Впервые за последние несколько лет бюджет ЯНАО на 2018-2020 года сверстан бездефицитным. 20 ноября читайте интервью Дмитрия Кобылкина


    Реклама