Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Мир

Кто правит Сирией

«Expert Online» 2018
ТАСС Автор: Валерий Шарифулин

В результате военного конфликта в Сирии претерпела изменения сложная структура «внутреннего круга» президента Башара Асада, но не сама система управления, которой неизбежно предстоит глубокая реформа. Статья публикуется в рамках партнертства в Российским советом по международным делам (РСМД)

Тремя столпами сирийского правящего режима с момента прихода к власти 1971 году Хафеза Асада и по настоящее время остаются партия БААС, алавитское меньшинство и армия.  Нынешняя сирийская элита формировалась вокруг этих трех основ.  Верхушку её пирамиды составляет «внутренний круг» — узкая группа наиболее доверенных главе государства лиц.  Их влияние на принятие решений обусловлено не столько занимаемыми должностями, сколько членством в семье Асадов или иными особыми отношениями с ней. В этом близком окружении были и остаются свои группировки, которые также могли конкурировать между собой.

Военный конфликт в Сирии изменил структуру «внутреннего круга». В частности, на принятие решений стали оказывать влияние деятели, возвысившиеся в ходе гражданской войны. В свою очередь, иные представители окружения Башара Асада были вынуждены бежать из страны и фактически перейти в лагерь оппозиции

 

Перешедшие в лагерь оппозиции

 

В частности, это относится к влиятельному черкесскому клану Тласов. Его возглавлял бывший (1972–2004 гг.) министр обороны Мустафа Тлас (умер в 2017 г.) — один из ближайших соратников Хафеза Асада. Именно Мустафе Тласу Башар Асад был во многом обязан приходом к власти, когда после смерти Хафеза Асада часть сирийской элиты выступила за передачу власти Махеру — брату Башара.

Семья Тласов смогла стать второй по влиянию в Сирии семьей после самих Асадов, не уступая по значимости родственникам матери Башара Асада из клана Махлюфов. Сын Мустафы Тласа, Фирас, — один из крупнейших сирийских магнатов, имевших интересы во многих сферах сирийской экономики. Он обладал вторым по величине состоянием в САР. Его опережал лишь Рами Махлюф — двоюродный брат Башара Асада.

Мустафа и Фирас Тласы покинули Сирию в 2011 г. и перешли на сторону оппозиции. Фирас Тлас впоследствии финансировал подразделения повстанцев «Бригады Фарука», которые действовали в родном для семьи Тласов регионе аль-Растан в Хомсе. Вслед за Фирасом в эмиграцию последовал и его младший брат, Манаф Тлас, который занимал должность командира 105-й бригады (по другим данным, 104-й) Республиканской гвардии. После того как он перебрался в Иорданию, он пытался начать там формирование оппозиционной Сирийской национальной армии, которая должна была прийти на смену ССА. Однако этот проект закончился неудачей. 

Членом «внутреннего круга» семьи Асадов, бежавших из САР после начала революционных событий, был также еще один бывший (2009 – 2011 гг.) министр обороны Али Хабиб Махмуд. В отличие от семьи Тласов, суннитов, Хабиб Махмуд являлся алавитом. Его можно считать наиболее высокопоставленным представителем алавитского меньшинства, заявившем о поддержке сирийской революции. На первом этапе он руководил подавлением восстания, и против него даже были введены санкции.  Но после того как Али Хабиб Махмуд был снят с поста, он установил связи с повстанцами и покинул страну.

Есть основания предполагать, что бегство из страны семьи Тласов и Али Хабиба Махмуда было связано не с их поддержкой оппозиции как таковой, а с расстановкой сил в окружении сирийского лидера. Родственники Башара Асада нашли повод избавиться от влиятельных конкурентов из «внутреннего круга», обвинив их как в симпатиях и связях с повстанцами, так и в неспособности подавить восстание. В такой ситуации Тласам и Махмуду ничего более не оставалось, как перейти в лагерь противников режима.

Представители семьи Тласов и Хабиб Махмуд теоретически имеют шансы на возвращение к активному участию в политической жизни Сирии. Все будет зависеть от хода и направленности мирного процесса в этой стране.  Они считаются приемлемыми фигурами как для оппозиции, так и для части аппарата БААС. Если речь зайдет о формировании правительства национального согласия, то Тласы могли бы получить в нем «портфели», а при определенных обстоятельствах — даже возглавить его.

 

Фактор взрыва 18 июля 2012 года

 

Еще одним важным событием, изменившим расстановку сил во «внутреннем круге» режима, стал взрыв 18 июля 2012 года в штаб-квартире совета национальной безопасности в Дамаске, за который на себя взяла ответственность группировка «Лива аль-Ислам». В этой диверсионной акции погибло несколько влиятельных представителей близкого окружения семьи Асадов. Наиболее значимой фигурой среди них, имевшей большой вес в принятии решений баасистским руководством САР, был зять сирийского президента — Асеф Шаукат, муж Бушры Асад.

Отношения Асефа Шауката с некоторыми членами семьи Асадов были достаточно сложными. С одной стороны, он считался близким доверенным лицом Башара Асада с момента его возвращения из Лондона, после гибели его брата Басиля. С другой стороны, Шаукат находился в конфликте с младшим братом Башара — Махером. По некоторым данным, в 1999 году Махер Асад стрелял в Асефа и ранил его в живот. Тем не менее именно триумвират Асефа Шауката, Башара и Махера Асадов называли вершиной пирамиды «внутреннего круга».  Шаукат занимал и высокие официальные должности в руководстве страны. В частности, он был главой военной разведки (2005–2010 гг.), заместителем начальника штаба САА (2010–2011 гг.), а с апреля 2011 г. и до момента гибели — начальником штаба САА.

 

Махер Асад и Рами Махлюф — на вершине пирамиды

 

Бегство из страны семьи Тласов и гибель Асефа Шауката вывели на ведущие роли в ближайшем окружении Башара Асада его родного младшего брата — Махера Асада и двоюродного брата Рами Махлюфа. Им стало принадлежать решающее слово в принятии решений, несмотря на то, что они не имеют каких-либо ключевых постов в правительстве САР.

Махер Асад в настоящий момент рассматривается как второй по значимости человек в САР после президента страны. Он курирует Республиканскую гвардию и де-факто является командующим 4-й танковой дивизией (официально был в должности командующего 42-й бригады этой дивизии, а на должности командира дивизии значился генерал-майор Мохаммад Дирхам). Эти элитные подразделения отвечают за охрану правительственных объектов и оборону столицы.

Кроме командных должностей и места в ЦК партии БААС, Махер Асад также является и финансовым магнатом. По некоторым данным, Махер Асад смог заработать до миллиарда долларов за счет поставок продовольствия для режима Садама Хусейна в Ираке, а затем еще больше увеличить свое состояние после финансовых манипуляций с банкротством ливанского банка Al-Madina. Более того, к сфере его финансовых интересов относили сеть гостиниц «Шератон» в Сирии, а также некоторые СМИ, например Cham Press и т. д. Таким образом, помимо преданных себе частей 4-й дивизии и Республиканской гвардии, Махер Асад имеет еще и экономическую составляющую собственного влияния.

У Махера Асада достаточно непростые отношения со вторым влиятельным лицом в нынешнем окружении сирийского президента и собственным двоюродным братом Реми Махлюфом. Их отношения могут быть партнерскими в определенных сферах. В частности, известно об их совместных довоенных бизнес-проектах в Ливане и ОАЭ. Однако в иных сферах они скорее могут выступать как конкуренты.

Важным деловым партнером, представляющим интересы Махера Асада в бизнес-сообществе, считается Мохаммад Хамшо. Он участвует в финансировании различных проправительственных СМИ, например холдинга Addounia, владеет собственной компанией Hamsho International Group, имеет доли в Middle East Marketing и Syria International for Artistic Production, а также в холдинге Al-Sham. Мохаммад Хамшо также является связующим звеном между бизнес-структурами Махера Асада и Рами Махлюфа.

В целом Махер Асад — довольно самостоятельная фигура. Он может открыто выражать свое несогласие с теми или иными решениями Башара Асада и способен навязать собственную линию. Именно Махера Асада можно считать главным сторонником «партии войны» в Дамаске. Он же называется в числе главных проводников интересов Ирана в сирийском руководстве. Отмечались связи Махера Асада с иранскими спецслужбами. В частности, известно о его инициативах по привлечению иранских военных специалистов еще в самом начале внутреннего конфликта. Кроме того, именно в подразделениях, подконтрольных Махеру Асаду, формируются филиалы шиитских военизированных структур. Так, в рамках 4-й дивизии создается шиитский батальон «Сейф аль-Махди».

Его контакты с Ираном также в свое время стали основой для распространяемых прооппозиционными источниками слухов о якобы имевших место конфликтах между ним и Башаром Асадом.  Так, в 2016 году начали появляться сообщения о снятии Махера Асада с командования 42-й бригады и переводе на второразрядную должность в генеральный штаб с повышением звания до генерала-майора. Это объяснялось ссорой между братьями, результатом которой становилась «почетная ссылка» Махера Асада. Затем, уже в январе 2017 года Махера Асада обвиняли в попытке военного мятежа против Башара Асада при поддержке иранцев. Это якобы было связано с его несогласием с линией сирийского руководства на присоединение к мирному процессу и переговорам с оппозицией.  Однако уже летом 2017 года Махер Асад был замечен во главе все той же 4-й дивизии в ходе операций на Юге Сирии, в провинции Дераа.

Тем не менее, муссирование подобных слухов о возможном конфликте между братьями Асадами действительно отражает определенные опасения по поводу того, что если мирный процесс дойдет до той точки, когда речь будет идти о необходимости передачи власти правительству «национального согласия», сторонники жесткой линии и консервативного крыла партии БААС, связанного с Ираном, смогут сделать ставку именно на Махера Асада. Он обладает необходимым влиянием в силовых структурах, располагает также серьезной финансовой основой, а самое главное — готовностью пойти на любые жертвы для достижения цели, что он уже ни раз демонстрировал, в том числе жестоко расправляясь с мирными протестами в ходе первой фазы сирийской революции.

Следующим по значимости и влиянию в Сирии после Махера Асада лицом является Рами Махлюф. Рами Махлюф вместе с сирийским президентом и его братом Махером Асадом входит в триумвират наиболее влиятельных людей Сирии и является богатейшим магнатом в стране. Его состояние оценивается в 6 млрд долл. Рами Махлюф — совладелец крупнейшего в Сирии сотового оператора SyriaTel и корпорации Cham Holding.  Cham Holding контролировала наиболее прибыльные направления в сфере услуг в Сирии, включая гостиничный бизнес, сети ресторанов, туристические компании, а также авиакомпанию Syrian Pearl Airlines. Кроме того, Рами Махлюф — крупный акционер ряда банков, таких как International Islamic Bank of Syria, Al Baraka Bank, International Bank of Qatar, Cham Bank и Bank of Jordan in Syria. Как стало известно, семья Махлюфов имеет тесные связи с британским бизнесом. В частности, их капитал присутствует в британской нефтедобывающей компании Gulfsands Petroleum. В сфере интересов Рами Махлюфа находятся СМИ, к их числу относятся Al-Watan, Ninar, Dünya TV и Promedia. В целом, по некоторым данным, Рами Махлюф контролирует до 60% сирийской экономики.

Используя свои связи, влияние и возможности, Рами Махлюф, несмотря на наложенные на него самого санкции, выполняет важную миссию для семьи Асадов и иных представителей правящей верхушки САР, которая заключается в поиске путей обхода этих ограничений. С этой целью им были использованы три сирийские компании, близкие к правительству, — Maxima Middle East Trading, Morgan Additives Manufacturing и Pangates International и панамская юридическая фирма Mossack Fonseca для создания теневых компаний на Сейшельских островах. Для решения этих же задач Рами Махлюф привлекает и подконтрольные ему восточно-европейские компании — польскую DOM Development Holding и румынскую Rock Holding.

 

Ассоциация «Аль-Бустан»

 

Важный элемент «империи Махлюфа» — ассоциация «Аль-Бустан», созданная им в качестве благотворительного фонда, который должен был решать гуманитарные вопросы, возникающие в ходе гражданской войны в Сирии. Известно, что эта ассоциация получала платежи от ЮНИСЕФ в размере 267933 долл. В реальности «Аль-Бустан» превратилась в главный источник финансирования различных военизированных формирований так называемых шабиха, не связанных с официальными силовыми структурами САР. По сути, через «Аль-Бустан» Рами Махлюф создает собственные, подконтрольные лишь ему частные военные компании. К наиболее известным формированиям, связанным с «Аль-Бустан», следует отнести «Дир аль-Ватан» («Щиты Родины») или спецподразделения «Фухуд Хомс» («Леопарды Хомса»). Через финансирование этих структур, связанных также с разведкой ВВС, Рами Махлюф, вероятно, смог обеспечить и собственные позиции в этой сирийской спецслужбе. Таким образом, Рами Махлюф в условиях гражданской войны в Сирии смог обзавестись всеми необходимыми атрибутами собственного влияния, прежде всего финансовым могуществом и собственными военизированными формированиями.

Рами Махлюфа можно скорее отнести к сторонникам мирного процесса, так как он заинтересован в разблокировании собственных зарубежных активов и снятии с себя санкций, что может быть возможно только с учетом вклада самого Махлюфа в сирийское мирное урегулирование. Он уже подавал по этому поводу иски в суды Швейцарии. С другой стороны, ясно, что его финансовое благополучие всецело будет зависеть и от сохранения нынешнего режима у власти.

Отец «Пустынных соколов»

Среди сирийских деятелей, которые смогли укрепить собственные позиции в ходе внутреннего конфликта и заручиться влиянием на принятие решений сирийским руководством, следует выделить и Аймана Джабера.

Он является нефтяным магнатом, имевшим контроль и обеспечивавшим добычу нефти и газа на большинстве находящихся на территориях, занятых силами режима, месторождений и фактически обладавший монополией на их поставки правительству. Кроме того, Айман Джабер возглавляет сирийский совет по металлургии, является акционером ряда структур совместно с Рами Махлюфом и иными сирийскими олигархами. Для охраны месторождений используются многочисленные, подконтрольные Айману Джаберу частные военные компании. Некоторые из них превращены в элитные штурмовые подразделения. Это, например, «Пустынные соколы» («Сукур аль-Сахра») и «Морские коммандос». Ими руководили братья Аймана Джабера — Мохаммед, который имеет также собственный бизнес в России, и Ибрагим. В определенный момент самостоятельность этих группировок стала чрезмерной. В частности, летом 2017 г. «Пустынные соколы» задержали и отказались пропустить правительственный кортеж в контролируемую ими зону. Это привело к аресту Ибрагима Джабера. «Пустынные соколы» были переподчинены 5-ому добровольческому штурмовому корпусу, где они вошли в состав также финансируемых Айманом Джабером «Морских коммандос».

Еще один влиятельный сирийский нефтяной магнат, приближенный к руководству страны — Джордж Хасвани, владелец компании HESCO. Он финансируют подразделения «Дир аль-Каламун» («Щиты Каламуна»), входящие в состав 3-й дивизии САА. Он также связан с российским бизнесом и имеет деловые контакты с «ОАО Стройтрансгаз» и «Газпромом». По некоторым данным, у него есть и российское гражданство.

 

«Старая гвардия» и спецслужбы

 

Определенное влияние на принятие политических решений в САР по-прежнему продолжают оказывать представители так называемой старой гвардии, связанной еще с Хафезом Асадом, а также спецслужб. В частности, влиятельным «патриархом» сирийской политической сцены является 77-летний министр иностранных дел САР Валид аль-Муаллем, который в последние годы президентства Хафеза Асада был послом Сирии в Соединенных Штатах.

Среди руководителей многочисленных структур госбезопасности выделяется бывший начальник Главного управления безопасности (ГУБ) — Али Мамлюк. Он сохранил позиции в этой спецслужбе и после того, как в 2012 году стал руководителем «Регионального бюро безопасности партии БААС» («Бюро национальной безопасности Сирии») — органа, курирующего работу всего «разведсообщества» САР. По данным ряда источников, он является опытным политиком, который удачно лавирует между Россией и Ираном, находя поддержку собственным инициативам как в Москве, так и Тегеране. Кроме того, это тот человек из сирийского руководства, с которым готовы работать и арабские монархии Персидского залива, а также Турция. Именно Али Мамлюку даются весьма деликатные поручения для проведения закрытых переговоров с внешними противниками режима. Они считают фигуру главы сирийских спецслужб, который, кроме всего, также является суннитом, «рукопожатной».  В частности, Али Мамлюк в 2015 г. посещал Саудовскую Аравию.

 

Элементы матриархата

 

Говоря о тех, кто имеет влияние на принятие решений в САР, нельзя не упомянуть и женский фактор. Безусловно, значимую роль в удержании равновесия в семье Асадов и сглаживании противоречий между братьями Башаром и Махером играла их мать, Аниса Махлюф. Как отмечают некоторые наблюдатели, отношения между братьями стали накаляться именно после смерти их матери в начале 2016 года.

Президент Башар Асад (второй справа) и его супруга Асма на избирательном участке в центральной библиотеке имени Аль-Асада 14 апреля 2016 tass_15253360.jpg ТАСС Автор: Валерий Шарифулин
Президент Башар Асад (второй справа) и его супруга Асма на избирательном участке в центральной библиотеке имени Аль-Асада 14 апреля 2016
ТАСС Автор: Валерий Шарифулин

Асма Асад — супруга президента страны, также имела определенное влияние, степень которого, однако, остается неясной. В то же время известны многочисленные неправительственные организации и фонды, учредителем которых являлась Асма Асад. Через эти структуры проводились в том числе и средства международных организаций, которые шли на поддержку жертвам конфликта в Сирии, несмотря на наложенные на Асму Асад санкции.  В свою очередь, еще одна влиятельная женщина семьи Асадов — Бушра, вдова Асефа Шауката, также сохраняет определенную степень влияния и имеет связи делового характера с Рами Махлюфом.

 

Трансформация политической архитектуры?

 

В настоящее время все основные угрозы от правящего в Сирии режима отведены. Однако следует учитывать, что достичь этого удалось благодаря исключительно внешнему вмешательству. Главную роль в сохранении у власти семьи Асадов и ее ближайшего окружения сыграли Россия и Иран. Без их участия в конфликте, скорее всего, итог военного противостояния закончился бы не в пользу режима.

В то же время если режим выиграл войну, то он еще не выиграл мир. Все проблемы, которые привели к революционной ситуации в стране, в ходе войны только усугубились. Так, небывалых высот достиг уровень коррупции и сосредоточения капиталов в узком кругу лиц. Если в Сирии не будут проведены глубинные реформы, которые затронут основу нынешней системы, страну ждет коллапс и новый виток эскалации.

Вместе с тем пока у семьи Асадов находится административный ресурс, никакие реальные реформы в стране не представляются возможными. Речь разве что может идти о неких полумерах и имитации преобразований. Поэтому целесообразно и в дальнейшем опираться на положения резолюции СБ ООН 2254, в частности, касательно необходимости формирования «нового» органа исполнительной власти.

Представляется, что наиболее приемлемым вариантом могло бы стать преобразование страны в парламентскую республику с лишением главы государства значительной части полномочий и административного ресурса. В любом случае без полноценного вовлечения сирийской оппозиции, в том числе вооруженной, в процесс преобразований будет сложно добиться позитивных сдвигов ввиду отсутствия тех факторов, которые могли бы стимулировать Дамаск к проведению реальных, а не показательных реформ.

Восточная Гута. Последние новости: Как Россия и США размежевались в Сирии

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама