Большая газовая игра

Москва, 25.09.2006
«Обзоры стран» №4 (9)
Активизация российско-германского партнерства в газовой отрасли не только укрепит позиции двух стран на рынке топлива, но и позволит изменить энергетическую карту Европы

Одним из ключевых трендов последних лет на европейском энергетическом рынке стала интенсификация сотрудничества между Россией и Германией в газовой сфере. Немецкие компании являются крупнейшими зарубежными акционерами строительства Северо-Европейского газопровода (СЕГ), они же первыми из западных предприятий получили доступ к добыче российского газа (в обмен на свои газораспределительные активы в Германии), наконец, именно немецкие фирмы закупают наибольший объем российского газа как для собственных нужд, так и для потребителей из других стран Западной Европы.

С чем связана столь тесная российско-германская «энергетическая дружба»? Идет ли речь о некоем энергетическом пакте между двумя государствами, который в будущем может определить структуру обеспечения стран Евросоюза российскими энергоносителями?

Ключевой партнер

На долю Германии сегодня приходится почти четверть российского газового экспорта. В 2005 году из 156 млрд кубометров газа сюда было поставлено 36 млрд — больше, чем в любую другую европейскую державу (см. график). Для Германии в свою очередь «Газпром» также является крупнейшим поставщиком этого вида топлива, «закрывая» своим продуктом до 40% немецкого импорта.

Поставки российского газа в Германию осуществляются на основе долгосрочных контрактов в рамках действующих с середины 1970-х годов соглашений между компанией Ruhrgas AG и правительством СССР. В мае 1998-го большинство этих соглашений было продлено до 2020 года (уже с участием российского правительства), а в августе 2006-го — до 2035 года. Кроме того, российский газ поставляется по контрактам с Verbundnetz Gas AG (VNG) и Wintershall AG (дочерняя структура BASF). Причем в нынешнем году долгосрочные контракты на поставку газа Wintershall AG были продлены до 2030 года (см. таблицу 1).

Столь тесное сотрудничество ОАО «Газпром» одновременно с тремя ведущими компаниями отрасли объясняется уникальной для Европы спецификой газового бизнеса в Германии, где рынок четко поделен по географическому принципу. Verbundnetz Gas контролирует сектор восточных федеральных земель (территория бывшей ГДР), Wintershall — центральные земли и часть юга страны, E.ON Ruhrgas — ее север, запад и юг.

Взаимодействие с немецкими партнерами имеет для «Газпрома» ключевое значение еще и с точки зрения обеспечения надежности европейского транзита. По территории Германии осуществляется транспортировка топлива из России во Францию, Швейцарию, Италию, на совокупную долю которых вместе с Германией приходится порядка 45% поставок российского газа в Европу. В Германии же расположены два основных пункта, где происходит передача собственности западноевропейским потребителям: Waidhaus на чешско-немецкой границе и Wildenranna на австрийско-немецкой границе, а также два пункта перекачки российского газа в газотранспортную систему Восточной Германии, связанную с газопроводами Южной Европы. Это Sayda на чешско-немецкой границе и пункт вблизи Франкфурта-на-Одере (немецко-польская граница).

Однако в последние годы партнерство России и Германии в газовой сфере вышло далеко за рамки традиционных отношений поставщика и потребителя. Либерализация европейского газового рынка и регулярно возникающие проблемы с транзитом российского газа через Украину заставили «Газпром» расширить сотрудничество с немецкими компаниями в сфере транспортировки и хранения газа, а также его реализации конечным потребителям в Европе. Немецкие компании в свою очередь проявили заинтересованность в совместных проектах по транспортировке газа и разработке российских газовых месторождений.

Новые контуры

Перечень совместных газовых проектов двух стран показывает, что и Россия, и Германия активно расширяют взаимодействие во всех звеньях газового бизнеса, включая добычу, транспортировку и подземное хранение, а также реализацию газа конечным потребителям (см. таблицу 2).

Благодаря этому Россия получила возможность использования немецких технологий добычи низконапорного газа, запасы которого у нас оцениваются на уровне 5 трлн кубометров. Кроме того, российско-немецкое СП Wingas владеет крупнейшим в Западной Европе подземным хранилищем газа «Реден» с активным объемом 4 млрд кубометров, куда ежегодно закачивается до 0,7 млрд кубов российского газа для надежности поставок в пиковые периоды потребления топлива в Германии и соседних с ней странах. Через Wingas «Газпром» с 2007 года может получить доступ и на рынок Великобритании, поскольку это СП уже законтрактовало 2 млрд кубометров газа в год в новом газопроводе Bacton-Balgzand Leiding (BBL), по которому топливо будет поставляться из Голландии в Великобританию.

Знаковым событием российско-немецкого газового сотрудничества стало подписанное год назад соглашение о совместном строительстве Северо-Европейского газопровода в обход основных стран - транзитеров российского газа — Украины, Белоруссии и Польши. Благодаря этой артерии Россия сможет напрямую поставлять углеводородное топливо в наиболее платежеспособные европейские страны, а Германия укрепит свои позиции ключевого газораспределительного центра всей Западной Европы. Однако этот шаг оказался только первым на пути к изменению расстановки сил на европейском газовом рынке.

Уже в течение 2006 года «Газпром» и немецкие компании-участники строительства СЕГ подписали соглашения о долевом участии в разработке Южно-Русского месторождения, которое должно стать основной ресурсной базой для нового газопровода. В итоге немецкие компании получили прямой доступ к добыче газа, предназначенного для Германии, а «Газпром» расширил свои возможности по участию в сбыте российского газа конечным потребителям в Германии. По сути, партнеры финансово привязали себя ко всем стадиям проекта СЕГ, включая ресурсное наполнение «трубы» и реализацию транспортируемого по ней газа конечным потребителям, повысив тем самым взаимную заинтересованность в успешной реализации проекта. Однако значение подписанных документов следует рассматривать не только применительно к Северо-Европейскому газопроводу, но и ко всему спектру российско-немецкого газового сотрудничества.

Достигнутые договоренности по СЕГ и Южно-Русскому месторождению фактически определили северный вектор российской газовой экспансии в страны Западной Европы, но они же подготовили почву и для южного направления очередной российской «газовой атаки». На фоне громких соглашений «Газпрома», BASF и E.ON Ruhrgas практически незамеченным остался подписанный в июне 2006 года договор «Газпрома» с контролируемой E.ON Ruhrgas венгерской компанией MOL Group о создании на территории Венгрии — ключевого газотранспортного узла на юге Европы — новых транснациональных газотранспортных мощностей и системы подземного хранения газа. Этот документ дает «Газпрому» реальную возможность начать строительство так называемого Южно-Европейского газопровода, который обеспечит страны Южной Европы газом в обход Украины — через Турцию и «Голубой поток». Венгрия в этом проекте должна стать ключевым распределительным центром российского газа на южном направлении. Можно предположить, что именно это соглашение оказалось «пропуском» для E.ON Ruhrgas к Южно-Русскому месторождению.

Таким образом, получается, что углубление газового партнерства РФ и Германии постепенно меняет расстановку сил в Европе в пользу российского газа, который имеет все шансы в долгосрочной перспективе остаться ключевым энергоносителем практически для всей Европы. Германия же получает уникальные возможности по перераспределению газовых потоков из России по Западной Европе. А значит, уже сегодня просматриваются контуры новой энергетической карты Старого Света, где России и Германии отведена ключевая роль в газоснабжении континента.

Основные совместные газовые проекты России и Германии
Структура поставок российского газа немецким компаниям в 2005 году

У партнеров

    «Обзоры стран»
    №4 (9) 25 сентября 2006
    N04 (09) 25 сентября
    Содержание:
    Терапевты и хирурги

    Проблема оздоровления государственных финансов оказалась твердым орешком для правительства «большой коалиции». Ему приходится учитывать подчас противоречивые интересы предпринимателей, граждан, федеральных земель и даже всего Евросоюза

    Реклама