Механизм экономического подъема

Москва, 29.10.2007
«Обзоры стран» №6 (20)
В начале наступившего века Германия испытывала серьезнейшие проблемы социального и экономического характера. В 2003 году правительством ФРГ была принята программа «Повестка дня-2010». Немцы начали действовать решительно и уже добились немалых успехов

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Федеративной Республики Германия в России

Период 2001–2005 годов оказался трудным для социально-экономической системы Германии. Средние темпы годового прироста валового внутреннего продукта (ВВП) составили чуть более половины процента, а в целом за пять лет по отношению к уровню 2000 года экономика страны выросла всего на 2,9% в сопоставимых ценах. Уровень безработицы — 12,2% в 2005 году — стал рекордным за последние 55 лет.

Крупные, да и средние компании все больше средств направляли за рубеж: прямые германские инвестиции в другие страны в 2005 году составили почти 45 млрд евро, тогда как иностранные в Германии — лишь 29 млрд. А общий чистый вывоз капитала из Германии в 2005 году приблизился к 120-миллиардной отметке.

Если добавить к этому сложности с государственными финансами (растущий государственный долг, достигший к концу 2005 года 1,44 трлн евро, или почти 68% ВВП, превышение установленного Маастрихтским договором трехпроцентного потолка для бюджетного дефицита, проблемы с финансированием фондов социального страхования, особенно пенсионного фонда), то картина рисуется нерадостная.

Единственным светлым моментом оказалась экспортная активность германских компаний (хотя она в какой-то мере была оборотной стороной низкого внутреннего спроса). В 2005 году Германия стала мировым рекордсменом по экспорту товаров, и она твердо удерживает первенство.

Повестка длинного дня

Разумеется, федеральное правительство принимало меры, чтобы переломить ситуацию. Была утверждена программа под названием «Повестка дня-2010». При этом власти отказались от стимулирования экономики с помощью государственных антициклических программ и субсидирования отраслей. Ставка была на комплекс реформ, призванных сделать предпринимательский климат более благоприятным, финансовые изъятия из частного сектора — менее обременительными как для предприятий, так и для домашних хозяйств. Еще в 2001–2002 годах началось реформирование пенсионного страхования и налоговой системы с понижением ставок подоходного и корпорационного налогов. Одновременно началась борьба за оздоровление государственных финансов, в частности путем снижения государственных субсидий. Но заметных сдвигов не наблюдалось, и возникало подозрение, что придать динамичность германской экономике уже не удастся.

Тем более неожиданным и приятным оказался существенный экономический рост 2006 года. Это был настоящий подарок для сформированной в конце 2005-го «большой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ во главе с канцлером Ангелой Меркель. Хотя годом позже, осенью 2006-го, большинство наблюдателей высказывали мнение, что это кратковременный всплеск, без фундамента для устойчивого роста. Однако есть все признаки того, что германская экономика вышла из стагнационной фазы и при благоприятных условиях (к которым относятся хорошая конъюнктура на мировом рынке и разумная, то есть направленная на продолжение реформ, политика правительства) перейдет в стадию среднесрочного экономического подъема.

2006 год стал для Германии одним из лучших в социально-экономическом отношении за последние 15 лет. Впервые за этот период весьма позитивную динамику продемонстрировали все компоненты роста. ВВП страны в сопоставимых ценах увеличился в 2006 году на 2,9%. В начале 2007-го рост не только не замедлился, но, напротив, ускорился и составил в первом квартале 3,3%, а во втором — 2,5%.

Как и прежде, этому способствовала ускоренная работа основного мотора германского хозяйства — экспорта, выросшего в текущих ценах на 14%. Он в свою очередь реагировал на более быстрое, чем ожидалось, развитие мировой экономики: выше прогнозируемых оказались темпы роста и в США, и в Китае, и в Латинской Америке, и, наконец, в России.

Не отставал от экспорта и импорт (явное свидетельство высокого внутреннего спроса). Рекордным стало положительное внешнеторговое сальдо, превысившее 162 млрд евро. Из 15 стран — основных внешнеторговых партнеров Германии 11 входят в ЕС, оставшуюся четверку образуют США, Китай, Швейцария и Россия. Но если экспорт во Францию увеличился в 2006 году на 8,9, а в США — на 12,6%, то в Китай — на 29,6 и в Россию — на 35,3% (германский импорт из России также вырос более чем на 35%, а из Китая — на 19,4%). Россия в 2006 году заняла 8-е место среди германских импортеров и 12-е — по экспорту из Германии.

Ожидаемо увеличилось личное потребление граждан (а оно составляет 58% всего используемого ВВП) — на 0,8%. Причины кроются в растущей занятости и, следовательно, увеличивающихся доходах работников. Кроме того, сказались психологические факторы: усталость от длительного периода «замороженной» потребительской активности, а также намерение купить нужные товары до ожидавшегося подорожания из-за повышения с 1 января 2007 года ставки НДС с 16 до 19%.

Деньги любят движение

В последнее время все чаще говорили об инвестиционной непривлекательности Германии, о перманентном бегстве капитала из страны и т. п. Но стоило германской экономике немного оживиться, как инвесторы тут же принялись вкладывать в нее деньги.

В целом валовые капиталовложения увеличились за 2006 год на 5,6% — это самые высокие показатели в стране за последние 15 лет. Последний раз заметный рост инвестиций (на 3%) наблюдался в 2000 году, а в 2001–2004 годах они устойчиво сокращались. Поэтому даже при нынешнем значительном увеличении абсолютный объем капиталовложений в 2007 году может лишь достигнуть уровня 2000-го. Правда, инвестиции в машины и оборудование росли и раньше, поэтому их семипроцентный рост в 2006 году не вызвал удивления. Зато увеличение строительных инвестиций более чем на 4% стало небольшой сенсацией.

Строительство уже давно считается ахиллесовой пятой германской экономики. Строительные инвестиции, поднявшись на гребне объединения в 1991–1994 годах на 20,5%, за следующее десятилетие рухнули на 24,2%. И теперь — неожиданный подъем! Одинаково активно капиталовложения делались в прошлом году и в жилищное, и в промышленное строительство. Скорее всего, речь может идти о нормализации ситуации в строительной отрасли: относительный и абсолютный уровень инвестиций и занятости в строительстве в начале 1990-х годов оказался сверхизбыточным, а теперь страна вернулась к стандартным показателям, характерным и для других развитых государств ЕС.

Таким образом, уже не только экспорт является локомотивом германской экономики. Даже кризисные сферы, как, например, строительство, вдруг начали расти.

Цифры и люди

Если в 2002–2005 годах дефицит консолидированного бюджета страны превышал 3%, а в 2003-м даже достиг 4%, то в 2006-м он составил всего 1,6%. За последние три года «государственную квоту» (отношение государственных расходов к номинальному ВВП) удалось снизить на три процентных пункта, с 48,5 до 45,6%, — был почти достигнут уровень, планировавшийся предыдущим правительством. Для Германии это один из самых значимых финансовых показателей.

Заметным следствием экономического роста стало и снижение безработицы, принявшей в Германии в последние полтора десятилетия хронический характер. Каких только мер не придумывали для решения проблемы предшествующие кабинеты! А правительство Меркель, ничего не изобретая и не внедряя, может теперь отнести к своим заслугам и существенное снижение безработицы. Конечно, только в 2006–2007 годах проявились результаты политики на рынке труда кабинета Герхарда Шредера — от стимулирования самозанятости до заметного сокращения финансовой поддержки безработных. Но они не дали бы такого эффекта, если бы в стране не изменились предпринимательские ожидания. Вероятно, тенденция сохранения высокой безработицы переломлена. Численность зарегистрированных безработных сократилась с 4,86 млн в 2005 году до 4,47 млн в 2006-м, а в 2007-м — до 3,69 млн в июне и 3,54 млн в сентябре (доля безработных среди экономически активного населения поэтапно снижалась с 11,7 до 8,4%). Есть прогресс в сокращении безработицы и на востоке страны, но там ситуация остается крайне сложной: хотя сейчас уровень безработицы уже не 17,3%, как в прошлом году, а «всего» 14,1%, до нормализации еще далеко. Хуже всего, что из восточных земель в западные переезжают люди активные, стремящиеся к большим достижениям, а остающиеся усугубляют застойную ситуацию с безработицей.

Снижение безработицы представляется в Германии символом возрождения социального рыночного хозяйства. Впрочем, других крупных социальных успехов у нынешнего правительства пока не обнаруживается. Более того, в этой сфере возникает новая напряженность: после нескольких лет сдержанности социальных партнеров в отношении роста зарплаты тарифные переговоры 2006–2007 годов отличает явная неуступчивость и даже конфронтационность. Готовность к компромиссам в условиях экономической стагнации была выше, чем в условиях подъема.

В не очень благополучном 2005 году часовая зарплата рабочих в обрабатывающей промышленности Германии увеличилась на 1,3%, тогда как в успешном 2006-м — всего на 0,9%, а в строительстве даже снизилась на 0,8%. Месячное жалование служащих в производственной сфере и ряде секторов услуг также выросло в 2006-м меньше, чем годом ранее. Заметно сокращается и доля вознаграждения за труд в национальном доходе: еще в 2000 году она превышала 72%, а в 2006-м упала до 65,6% (соответственно, выросла доля доходов от капитала и собственности). В Германии (как и в ЕС в целом) усиливается дифференциация доходов и рост относительной бедности (особенно детской бедности). Так что у профсоюзов появились весомые основания требовать «поделиться» и повысить зарплату в большей пропорции, чем растет официальная инфляция.

Таким образом, на пути экономического подъема в Германии много рисков — как внешних, так и внутренних. Внешние риски, которые обусловлены негативными процессами на мировых кредитных и финансовых рынках, способными затормозить рост мировой экономики, в состоянии существенно замедлить экспортную экспансию германских компаний, и без того обремененных резко подорожавшим евро. Внутренние риски сопряжены даже не столько с возросшей активностью профсоюзов, требующих существенного увеличения заработной платы, сколько с отсутствием единства внутри правящей коалиции (и даже внутри входящих в нее партий) относительно продолжения социально-экономических реформ. Впрочем, давление глобализации и демографических проблем заставит правительство не только придерживаться намеченного курса, но и пойти на углубление реформ.

В стратегическом плане шансы на устойчивый рост экономики Германии зависят от того, насколько страна сможет усилить инновационную составляющую экономического развития. Такие преобразования в экономике ведущего партнера России будут весьма благоприятны и для нас, если мы действительно желаем вступить на инновационный путь развития. Кооперационные связи с технологически мощными германскими компаниями дадут для модернизации российской экономики гораздо больше, чем дальнейшее наращивание однобоких товарных потоков.

У партнеров

    «Обзоры стран»
    №6 (20) 29 октября 2007
    N06 (20) 29 октября
    Содержание:
    Siemens интересует не только энергетика

    Концерн Siemens, которому 1 октября исполнилось 160 лет, гордится тем, что 154 года он работает в России. Телеграф и первый трамвай, электрическое освещение, Днепрогэс, Московский метрополитен, линия связи Москва-Хабаровск — эти и другие проекты в России и СССР связаны с именем Siemens

    Реклама