Накормить девять миллиардов

Наука и технологии
Москва, 05.12.2011
«Обзоры стран» №11 (58)
Растущие потребности населения и меняющиеся климатические условия становятся вызовом для современного агропрома. Только качественное увеличение производительности сельского хозяйства может помочь не скатиться в мальтузианскую ловушку

Фото: East News

Население Земли, согласно прогнозу, к 2050 году должно стабилизироваться на уровне 9 млрд человек. В то же время в ближайшие 40 лет нас станет больше сразу на 2 млрд. В ноябре этого года население Земли превысило 7 млрд человек, это на 1 млрд больше, чем в 2000-м, на 3 млрд больше, чем в 1975-м и почти на 6 млрд больше, чем в 1900 году. Такими темпами следующую миллиардную отметку человечество должно взять менее чем через десять лет, а значит, спрос на продовольствие будет драматически расти.

Чтобы ответить на этот вызов, еще архаичное во многих местах сельское хозяйство должно превратиться в передний край хайтека. Лидирующее положение Германии в разработке сельскохозяйственных инноваций делает ее одним из центров планирования новой «зеленой» революции.

Бег от мальтузианского кошмара

Рост населения при сокращении ресурсов долгие годы казался человечеству главной причиной войн и социальных потрясений. Концепция, получившая названия мальтузианства (по имени британского экономиста и демографа Томаса Мальтуса), объясняла социальные и политические катаклизмы превышением динамики роста населения над ростом производства сельскохозяйственной продукции. Когда разрыв достигал критических показателей, общества, согласно Мальтусу, скатывались в войны и революции, население уничтожало само себя и сокращалось, и в мире восстанавливалось равновесие. Мальтузианское проклятье, казалось, ставило четкие пределы возможностям роста населения. Тем не менее последние полвека, за которые население Земли увеличилось почти вдвое и не собирается на этом останавливаться, показывают: человечество, похоже, способно удерживать производство продуктов питания на уровне, по крайней мере соответствующем, а возможно, и превышающем динамику роста населения.

В самом деле, глобальное соотношение роста населения и динамики развития сельскохозяйственной продукции выглядит весьма утешительно. По данным Всемирной сельскохозяйственной организации, с начала 1960-х индекс производительности сельского хозяйства, показывающий рост агропромышленного производства в пересчете на душу населения, вырос на 28%. Иными словами, сельскохозяйственное производство в мире растет быстрее, чем население планеты. Однако статистика эта лукава. Запас в 28% не стоит считать гарантией спасения человечества от голода. Во-первых, эти цифры затрагивают все сельское хозяйство в целом, не разделяя сельское хозяйство для нужд производства продуктов питания и для нужд промышленности, от производства хлопка до выращивания рапса для производства биодизеля. Во-вторых, данный индекс показывает рост сельскохозяйственного производства во всем мире. А этот рост крайне неравномерен. В то время как в развитых странах за последние десятки лет произошла так называемая вторая сельскохозяйственная революция, ознаменовавшаяся скачком агропроизводства на сотни процентов, в развивающихся странах рост сельскохозяйственного производства часто отстает от роста населения.

Фермеры голодные и фермеры сытые

Последние полвека в мире наблюдается парадоксальная ситуация: если еще в начале прошлого столетия специализация страны на производстве сельского хозяйства была несомненным признаком ее технологической отсталости и бедности, то сегодня по производству сельскохозяйственной продукции страны разделились на две категории. Богатые и развитые страны являются лидерами по объемам производства, имея при этом лишь незначительную часть населения, занятую в сельскохозяйственных работах. Бедные же страны занимают в сельском хозяйстве значительную долю населения, но отличаются крайне низкими показателями сельскохозяйственного производства. Фактически современный мир характеризуется тем, что контроль над эффективным сельскохозяйственным производством сосредоточен именно в развитых странах.

Собственно, качественный скачок в развитии сельского хозяйства в развитых странах произошел лишь во второй половине ХХ века. По данным Немецкого союза фермеров, в 1900 году в сельском хозяйстве было занято около 38% работающего населения, один фермер производил достаточно продуктов для питания четырех человек. Схожая ситуация сохранялась всю первую половину века. Даже к 1950 году, несмотря на некоторую механизацию труда, этот показатель вырос лишь ограниченно, один фермер стал способен прокормить 17 человек. Зато за следующие полвека немецкий агропром совершил невероятный скачок: в 1980 году один фермер мог прокормить 47 человек, а в 2000-м — уже 127. В 2008 году один немецкий фермер производил количество еды, достаточное для питания 137 человек. Таким образом, производительность фермера выросла с 1900 года в 34 раза. Речь идет о росте производительности по всем отраслям сельскохозяйственного производства. Если сто лет назад немецкая корова давала в среднем 2,1 тонны молока в год, то сегодня она дает 6,8 тонны (и это не предел — экспериментальные голландские фермы вплотную приближаются к показателю 10 тонн от коровы в год). Сто лет назад один гектар немецкой пашни давал 185 тонн пшеницы, сегодня же он дает 778 тонн. Аналогичная ситуация наблюдается и с другими сельскохозяйственными продуктами: например, производство картофеля за сто лет выросло в Германии с 1300 до 4410 тонн с гектара.

Именно качественное повышение производительности сельского хозяйства и есть самое главное в динамике его роста. Увеличение объема произведенных продуктов питания достигается не за счет экстенсивного роста (разработка новых посевных площадей, увеличение поголовья скота и так далее), а за счет кардинального улучшения технологии, позволяющей снимать с одного квадратного метра пашни гораздо больше зерна или плодов, а от одной коровы получать гораздо больше молока. Многие западные компании серьезно работают над способами повышения урожайности, в частности подразделение немецкого концерна Bayer CropScience. В их арсенале есть разные подходы: селекция, генетическая модификация растений и большая линейка средств защиты растений от вредителей, болезней и сорняков.

Сектором сельского хозяйства, в котором активно применяются генно-модифицированные растения, является, помимо производства кормов, выращивание растений для переработки в промышленности. Два года назад немецкий технологический концерн BASF получил от Евросоюза разрешение на выращивание в Европе генно-модифицированного картофеля Amflora. Этот сорт предназначен исключительно для промышленной переработки — благодаря невероятно высокому содержанию крахмала он позволяет производить недостижимый ранее объем крахмала с единицы площади.

Но ГМ-растения пока имеют очень ограниченную сферу применения и небольшой набор качеств, а все засухоустойчивые и более урожайные их сорта пока не вышли из лабораторий, так что повышение урожайности культур в первую очередь напрямую связано с правильным применением средств защиты растений. Одно из инновационных направлений развития сельского хозяйства сегодня состоит именно в постоянной работе ученых над разработкой новых, более совершенных способов борьбы с вредителями, сорняками и болезнями растений. Проблема в том, что болезни растений видоизменяются, у вредителей и сорняков развивается устойчивость к ранее применяемым средствам, к тому же изменение климата вносит свою лепту, приводя к миграции вредителей в такие области, где прежде их не было.

Пример фантастически эффективного использования имеющихся ресурсов — Голландия. Страна, занимающая площадь 41 тыс. квадратных километров (это меньше, чем Московская область) и отвоевавшая значительную часть своих сельскохозяйственных угодий у моря, производит сельхозтоваров на 55 млрд евро в год. Это второй в мире показатель объемов сельскохозяйственного производства после США. При этом в сельском хозяйстве в Голландии занято лишь 4% трудоспособного населения.

Такое повышение производительности сельского хозяйства связано с кардинальным пересмотром принципов агропромышленности. Современная европейская или американская ферма — это в гораздо большей степени сельскохозяйственная фабрика с масштабным использованием средств механизации, современных химикатов, а также промышленного посевного материала, нежели типичная крохотная семейная азиатская или африканская ферма.

Проблема мясоедов

Между тем даже рост производительности сельского хозяйства на определенных рынках не всегда может означать облегчение положения бедняков в этом регионе. Дело в том, что за последние два десятка лет население сразу нескольких густонаселенных стран распробовало вкус мяса. В первую очередь речь идет о миллиардном Китае, где с 1995-го по 2009 год потребление свинины выросло с 17 до 20 кг в год в городе и с 10 до 14 кг в деревне, а птицы — с 4 до 11 кг в городе и с 2 до 4 кг в деревне. Еще больше выросло в Китае потребление молока — с 4 кг в городе и 0,6 кг в деревне до 15 и 3,6 кг соответственно. Многократный рост потребления белковой пищи означает гигантский рост спроса на зерновые, ведь для производства одного килограмма мяса необходимо от 2 до 15 кг зерновых в зависимости от типа птицы или рогатого скота. Стремительно переходящий на мясную пищу Китай означает для мирового рынка одно: производство кукурузы и пшеницы должно резко увеличиться, и без применения новых технологий (от удобрений и пестицидов до новых кормовых сортов) тут не обойтись.

Однако площади, занятые под производство зерновых, уже не могут быть увеличены, а иногда они даже сокращаются из-за эрозии и отъема земель под промышленное производство (в Китае, например). Такая негативная динамика часто сочетается и с обеднением уже имеющихся посевных площадей. Так, за последние сто лет плодородие почв в Азии сократилось на 76%, в Африке — на 74%. Между тем именно эти регионы характеризуются наибольшей динамикой роста населения, и именно им потребуется максимально повысить производительность своего сельского хозяйства. Поэтому здесь будет серьезно расти спрос на новые удобрения.

То, насколько важно для регионов Азии и Африки качественно улучшить показатели производительности сельского хозяйства, показывает успешный пример Бразилии. С 2000-го по 2005 год объем экспорта сельхозпродукции Бразилии вырос с 15 млрд до 40 млрд долларов. Практически не увеличив объемы посевных площадей (в 2000 году они занимали 40 млн га, в 2010 году их стало 50 млн га), Бразилия с 2000-го по 2010 год почти удвоила объемы производства зерна (с 80 млн до 145 млн тонн). Все это было достигнуто исключительно за счет использования современных сельскохозяйственных технологий. Именно в новых технологиях, а не в распашке новых площадей и не в увеличении количества занятого в сельском хозяйстве населения и лежит залог сытого будущего человечества.

Берлин

У партнеров

    Реклама