Все началось с аптеки

Рынки
Москва, 18.03.2013
«Обзоры стран» №2 (62)
О работе Teva в России «Эксперту» рассказал директор по внешним связям представительства компании в России и СНГ Константин Дубинин

Какое место занимает Teva на мировом фармацевтическом рынке?

— Teva — компания, совершившая прорыв на международном фармрынке. Два десятка лет назад она стала делать и поставлять по всему миру воспроизведенные лекарственные средства, или дженерики, изготовленные по самым высоким стандартам качества. Компания доказала, что дженерики могут быть такими же эффективными, как оригинальные лекарственные средства, при этом они гораздо доступнее. Благодаря этому больше пациентов смогли получить качественные лекарства.

Сегодня наша компания — мировой лидер в области производства дженериков и по объемам продаж входит в топ-15 мировых фармпредприятий. Компания имеет подразделения в 60 странах мира, где предлагает лекарственные препараты на основе тысячи с лишним активных действующих веществ. Учитывая различные дозировки, формы выпуска, размеры упаковки и так далее, мы реализуем около 55 тысяч единиц различной продукции. Это 71 миллиард таблеток и капсул в год, которые выпускаются более чем на 70 производственных площадках. Все они сертифицированы в соответствии с последними международными требованиями.

Как создавалась Teva?

— Трудно себе представить, но эта глобальная корпорация начиналась в далеком 1901 году как простая аптека в Иерусалиме. Она продавала лекарства, сделанные в Европе и привезенные в Иерусалим на ослах и верблюдах: средства от малярии, воспалительных заболеваний. Тогда на всю Палестину было четыре больницы и 30 врачей. В 1930-х годах к власти в Германии пришли нацисты, и в Палестину эмигрировало много образованных евреев — фармацевтов, инженеров, врачей. Были основаны заводы, в том числе завод Teva. В годы Второй мировой, когда Палестина была отрезана от Европы, только они снабжали регион лекарствами. В середине 1970-х Teva объединила большую часть израильских фармацевтических заводов под крышей одной компании. Со временем она превратилась в крупнейшую компанию в экономике Израиля и по сей день сохраняет этот почетный статус. В 2012 году наш оборот превысил 20 миллиардов долларов.

Какова структура вашего ассортимента?

— У нас сбалансированная бизнес-модель: помимо дженериков мы создаем и инновационные препараты. Там представлено не очень много молекул, однако они входят в число мировых бестселлеров. Так, мы лидируем в области лечения рассеянного склероза. Teva также выпускает широкий ассортимент безрецептурных препаратов и брендированных дженериков.

Одно из наших перспективных направлений — исследование новых возможностей в применении уже известного средства. Это может относиться к расширению области применения лекарств на новые терапевтические показания. Это могут быть новые комбинации известных действующих веществ и новые формы доставки лекарств в организм. Мы считаем, что именно Teva способна реализовать это направление, потому что ее научно-исследовательское подразделение представляет собой уникальное сочетание знаний в области как инновационных, так и дженериковых научных разработок.

Знак качества

— Teva — мировой лидер на рынке дженериков. Расскажите, пожалуйста, что такое брендированные дженерики и чем они отличаются от обычных?

— Дженерики — это препараты, имеющие такое же действующее вещество, как и первоначальное, патентованное средство. В целом ряде случаев дженерики должны быть брендированными. В частности, когда речь идет о препаратах, уникальных для данного конкретного рынка. Кроме того, брендировать нужно дженерики с улучшенными свойствами.

Наконец, брендировать дженерики необходимо, если нет гарантий единого и высокого стандарта качества на рынке. Сегодня таким стандартом является GMP (Good Manufacturing Practice — Надлежащая производственная практика). Однако не все страны ввели обязательное соответствие стандарту представленных на их рынке лекарственных средств. Например, в России GMP начнет действовать лишь с 2014 года. А врачу уже сейчас нужно иметь предсказуемость качества, и если он рекомендует брендированные дженерики, то знает, чем будет лечиться его пациент.

Именно поэтому сегодня брендированные дженерики составляют более 80 процентов всех дженериков, продаваемых на российском рынке. Впрочем, даже при выводе небрендированных препаратов мы всегда в название лекарства добавляем слово «Teva», что для пациентов и врачей является свидетельством высокого качества. Во всем мире признан факт, что Teva уделяет вопросам качества первостепенное значение — у нас в области его обеспечения занято почти шесть тысяч сотрудников.

Есть ли у Teva ноу-хау в работе с врачами и фармацевтами?

— У нас с врачами и фармацевтами общая цель — здоровье пациента. Нацеленность на качественное и доступное здравоохранение делает нас с медицинским сообществом партнерами.

Одно из наших преимуществ в том, что мы тщательно относимся к подбору и обучению сотрудников. Система вводного обучения дает гарантию, что наш представитель является экспертом в медицинских вопросах, знает свойства продуктов, способен ответить на все вопросы, может узнать дополнительную информацию о побочных эффектах от врачей и передать ее в головную организацию. Многие наши руководители начинали карьеру с должности медицинского представителя, поэтому мы прекрасно знаем, что хотят получить от нас врачи. Видя компетентность наших сотрудников, врачи воспринимают нас в первую очередь как коллег, которые делятся знаниями и помогают лечить людей.

Еще одно наше преимущество — так называемый зонтичный подход к набору продуктов. Например, есть болезнь Альцгеймера, которая лечится тремя препаратами. Они производятся разными компаниями, и каждая из них на семинарах и конференциях для врачей делает упор на свое средство, предоставляя, по сути дела, однобокую информацию. Однако мы производим все три препарата, и, участвуя в наших образовательных проектах, врач может быть уверен, что получит полную и объективную информацию о достоинствах и недостатках всех методов лечения болезни. У нас есть зонтичные пакеты в области бронхиальной астмы, лечения эпилепсии, болезни Паркинсона. В ближайшее время мы намерены предложить такой же пакет в области лечения гинекологических заболеваний.

У вас есть совместное предприятие с Procter & Gamble. Чем оно занимается? В чем польза от этого сотрудничества?

— Предприятие занимается продвижением безрецептурных препаратов на рынках, находящихся за пределами США. В этом году состоялись успешные запуски препаратов в России, Польше, Венгрии и Чехии. Наше сотрудничество — это синергия. Teva является экспертом в области фармацевтического рынка, а P&G обладает совершенным знанием потребительского рынка. У P&G есть отличные безрецептурные препараты, опыт в создании успешной рекламы — сейчас снять телевизионный ролик, который привлечет внимание людей, крайне сложно. А наши сильные стороны — умение выводить препараты на рынок, производственные и логистические возможности как одного из ведущих поставщиков лекарств в мире. В общем, нам есть что предложить друг другу. В результате мы можем дать потребителю необходимые ему лекарства.

Прийти надо вовремя

Как давно вы работаете в России?

— В России Teva работает с 1995 года. Бурный рост продаж начался с 2000-х — так, с 2004 года продажи увеличились почти в 150 раз. Естественно, рекордный показатель достигнут как в результате органического роста, так и за счет слияний и поглощений. В 2006 году была приобретена IVAX, в 2008-м — Barr Pharmaceuticals (в Европе она представлена дочерней компанией Pliva. — «Эксперт»). Если говорить только об органическом росте, то в 2011–2012 годах мы росли примерно на 20 процентов в год, и это было быстрее рынка. По данным IMS, в 2012 году мы оказались на третьем месте среди всех фармацевтических компаний, работающих в России, — российский рынок входит в число важнейших для Teva.

Наши успехи связаны с качеством продукции, с успешной бизнес-моделью, а еще с тем, что мы вовремя пришли. Ведь российский рынок стал перспективным и развивающимся только в последние десять лет. В 1990-е многие компании не торопились на него выходить, присматривались. Мы же изначально увидели потенциал рынка, сделали упор на предложение доступных препаратов — и добились успеха.

В каких терапевтических областях представлены ваши лекарства на российском рынке?

— Прежде всего это препараты, которые являются ключевыми для Teva на глобальном уровне, а именно средства для лечения болезней центральной нервной системы и мозга: как я уже говорил, мы помогаем бороться с таким тяжелыми заболеваниями, как рассеянный склероз, болезни Альцгеймера и Паркинсона, эпилепсия и шизофрения. Другие важные терапевтические области — респираторные заболевания, онкология, гинекология. Кроме того, на российский рынок мы поставляем антибиотики, средства для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы, лекарства для мужского здоровья, безрецептурные препараты.

Многие говорят, что для успеха на российском рынке компании обязательно должны провести локализацию производства. Планируете ли вы что-то подобное?

— Мы не планируем, а уже строим завод. У нас было 30 потенциальных мест для строительства, и мы выбрали Ярославль. Причем в отличие от ряда других компаний, работающих в России, землю под заводом мы не арендовали, а приобрели в собственность, и это демонстрирует наш серьезный подход к бизнесу в стране.

Это будет завод, который мы рассматриваем как часть единой глобальной системы производства и поставок компании Teva. Качество продукции будет соответствовать самым высоким международным стандартам надлежащей производственной практики. Продукция завода сможет поставляться в любую страну мира.

В первом полугодии 2014 года мы рассчитываем получить на заводе пробную партию, а коммерческое производство начнется в конце 2014-го — начале 2015 года. Проектная мощность первой очереди составит миллиард таблеток в год.

Местные власти приветствовали наше начинание и оказывают нам необходимую поддержку — ведь завод создаст в Ярославле несколько сотен основных рабочих мест для квалифицированного персонала и еще до тысячи рабочих мест для представителей смежных областей, таких как логистика, сфера услуг.

Вы говорите только о производстве таблеток?

— Препараты для инъекций — это стерильное производство, для их создания необходимы другие условия и технологии. На более долгосрочную перспективу мы рассматриваем строительство на заводе второй очереди, которая позволит расширить ассортимент и объем выпускаемой продукции.

В целом Teva в течение ближайших семи лет планирует вложить в производство и НИОКР в России 300 миллионов долларов.

У партнеров

    Реклама