Ветер кризиса дует в наши паруса

Наука и бизнес
Москва, 17.06.2013
«Обзоры стран» №4 (64)
О ситуации в банковском секторе Европы и России «Эксперту» рассказал генеральный директор ING Commercial Banking в России Люк Траенс

Какие реформы банковского сектора были предприняты в Европе, в частности в ING, после кризиса?

— После того как банки по всему миру получили беспрецедентную по своему характеру помощь от своих правительств, регулирование и надзор стали жестче, а требования к достаточности капитала возросли. Нормативные положения «Базель III» ввели высокие стандарты банковской ликвидности, капитала и качества. В то же время конкуренция в банковском секторе выросла, поскольку на рынке появились новые игроки, ранее банковским бизнесом не занимавшиеся. Электронные платежи с помощью квазибанковских систем в интернете, поиск финансирования в социальных сетях, экспансия розничных потребителей в направлении банковского бизнеса создали новые вызовы для международных банковских институтов.

Конкуренция, в свою очередь, увеличивает давление на размер банковской маржи, прибыльность и нормы достаточности капитала. Банкам нужно играть на опережение, чтобы предоставлять наилучшие продукты (так сейчас поступает ING). Это требует дополнительных затрат, что достигается сокращением количества продуктов, предлагаемых банком, оптимизацией персонала и пересмотром стратегий развития в том или ином регионе.

Все это ставит перед нами крайне серьезные вызовы, но одновременно является и очень позитивным моментом для нашего дальнейшего развития. Мы действительно думаем над тем, кем мы хотим быть, и это возвращает нас к истокам деятельности нашей компании; основная задача для нас — поддержание экономики путем предоставления поддержки нашим клиентам.

Можно ли все это назвать новыми правилами игры?

— Да, и именно здесь проявляются ограничения, которые есть сейчас на европейском рынке. Отнюдь не все банки готовы к выполнению нормативов «Базель III». Некоторые из них уже значительно продвинулись в этом направлении, и наш банк входит в эту группу. Однако некоторые используют иной подход в своей деятельности, основанный на принципе «поживем — увидим». Конечно, нормативы «Базель III» оказывают на банки большое давление. Но, повторюсь, я верю в то, что принятие более строгих норм действительно имеет смысл. Тем не менее, если вы соревнуетесь с соперником, который играет не по правилам, для вас это соревнование превращается в достаточно сложную задачу. Соблюдение правил честной игры в нашем бизнесе имеет существенное значение.

Как достать сахар из пирога

Весь мир буквально одержим мыслями о втором экономическом кризисе. А каково ваше мнение? Ударит ли кризис еще раз?

— Я думаю, что мы сейчас переживаем его вторую волну. Просто в России вы этого не видите. Дела здесь сегодня складываются исключительно благоприятным образом. У вас наблюдается трех-четырехпроцентный рост ВВП. Если вы посмотрите на уровень задолженности госкомпаний и физических лиц, ситуация будет выглядеть вполне здоровой с экономической точки зрения. А вот вся остальная Европа испытывает глубокий кризис. Прежде всего там имел место кризис ликвидности, превратившийся в экономический кризис. Так что сейчас главная проблема во многих странах Европы — утрата потребительского доверия. Это, в свою очередь, приводит к тому, что никто не заинтересован в инвестировании и никто не хочет что-либо покупать. В результате рост экономики в целом замедлился.

В подобной ситуации в игру вступает государство, пытаясь стимулировать экономический рост. Но проблема в том, что правительствам ряда стран ранее уже пришлось вмешаться в экономику для оказания помощи банкам и спасения рынков недвижимости, как это было, например, в Испании. В результате размер долгов многих правительств уже стал значительным, так что теперь у них едва ли осталось пространство для маневра и стимулирования экономики. Это своеобразная ловушка. Вы хотите что-то предпринять, но не можете. Государству необходимо сокращать свои расходы, но потребитель инвестировать не желает. Совместите все это в одно целое, и вы получите фундаментальный кризис — его вторую волну в Западной Европе.

Какова ваша оценка ситуации в Греции?

— Все европейские инвесторы, которые имели греческие облигации, должны были сократить свои потери. Так что сейчас они платят за это. Население Греции тоже за это платит, причем существенно больше.

Я думаю, что Греция переживает очень болезненный процесс, но, что позитивно на текущий момент, мы действительно видим, что процесс идет. Сейчас, я думаю, существует общее понимание, что Греция должна остаться в Евросоюзе, Европа этого хочет. По-моему, все пришли к выводу, что последствия выхода Греции из ЕС обойдутся значительно дороже и в долгосрочной перспективе окажутся еще более болезненными как для самой Греции, так и для Евросоюза в целом.

Получается, что, поскольку выход Греции из ЕС связан с еще большими затратами, фактически выбора нет?

— Знаете, все это напоминает мне процесс выпекания пирога. Вот вы испекли пирог и вдруг решили получить обратно целыми яйца, сахар и так далее. Как, по-вашему, возможно это или нет?

Трудно, но многообещающе

Каковы позиции группы ING на рынке восточноевропейских государств, в частности в России?

— Мы работаем здесь на протяжении двадцати лет. И сейчас, по данным агентства Bloomberg, ING заняла первое место в России по объемам и количеству организованных синдицированных кредитов. Кроме того, мы входим в число пяти крупнейших маркетмейкеров валютного рынка и пяти крупнейших иностранных компаний, оказывающих услуги в финансовой сфере на международном уровне.

Если говорить о рынках стран Центральной и Восточной Европы, какой из них представляется наиболее важным для ING?

— Они все одинаково важны для нас. Я бы упомянул Россию и Польшу, поскольку и там, и там в сфере оказания корпоративных услуг мы особенно успешны. Однако мы рассматриваем все подразделения банка, которые функционируют в этом регионе, как неотъемлемую часть для реализации стратегических планов ING.

А что вы можете сказать о среде, в которой сегодня работают российские банки?

— Прежде всего необходимо отметить некоторые макроэкономические особенности. Темпы роста ВВП в этом году снижаются, и больше всего беспокоит то, что ослабевает потребление, внутренний спрос. В банковском секторе, если посмотреть на ситуацию с кредитованием, можно выделить две тенденции. Розничное кредитование растет весьма быстрыми темпами, на уровне 40–45 процентов. Ситуация же в корпоративном сегменте хуже: здесь темпы роста ниже, и они заметно замедляются. Одна из причин этого в том, что все больше российских компаний привлекают средства на долговом рынке: объемы выпуска рублевых и еврооблигаций весьма сильно растут.

Что касается фондирования банков, то темпы роста активов не совпадают с темпом роста депозитов, и все большему и большему числу банков приходится обращаться за средствами в Центральный банк. Денежные средства, взятые банками у ЦБ России, составляют примерно пять процентов от общей суммы их пассивов, а это много.

В общем, банковский сектор сейчас должен решить целый ряд сложных проблем, которые могут быть разделены на три группы. В дополнение к текущим экономическим трудностям банки, как я уже отмечал, сталкиваются с серьезными репутационными проблемами и более жесткими нормативными требованиями. Крайне важным для банков становится вопрос соблюдения нормативных требований, а те из них, кто эти требования игнорирует, наталкиваются на огромные штрафы.

Регуляторы вводят более строгий надзор внутри финансового сектора. В дополнение к новым банковским стандартам «Базель III», о которых мы уже говорили, следует упомянуть Четвертую директиву о требованиях к капиталу Европейской комиссии (CRD IV) и американский Закон о налогообложении вкладов за рубежом (FATCA), который обязывает иностранные банки сообщать Налоговому управлению США информацию о вкладах, открытых у них американцами.

Если посмотреть, сколько времени и усилий банк вроде ING уже сейчас тратит на выполнение требований «Базель III», будет справедливо сказать, что российским банкам нужно пройти еще очень долгий путь в этом направлении. Но Россия здесь не в уникальной ситуации, все больше стран просят дать их банкам дополнительное время, чтобы те могли в полной мере подготовиться к выполнению норм «Базель III». Российским банкам также приходится разбираться, как следовать требованиям США и новым национальным правилам. Здесь они ждут разъяснений от ЦБР и российских регуляторов.

Как эта ситуация в целом влияет на российские банки?

— Их маржа снижается, поскольку спрос в лучшем случае не меняется, а в худшем — сокращается. У некоторых банков будут проблемы с расширением баланса, поскольку капитал не растет такими же темпами, как активы. Проблема усугубляется дивидендной политикой ряда банков.

Одна из удивительных вещей на российском рынке — здесь практически не существует рынка структурных депозитов. Это объясняется фактическим отсутствием реальных институциональных инвесторов, таких как пенсионные фонды, страховые компании. Я полагаю, что реформа пенсионной системы — один из самых серьезных вызовов, стоящих сегодня перед российским правительством.

Для меня очевидно, что риск-менеджмент будет становиться все более важным элементом в работе российских банков. Банки, которые смогут эффективно его применять, завоюют рынок. Специалист по риску и защитит банк, и создаст больше возможностей для использования риска в интересах банка и клиента.

Вы упомянули о том, что Европа переживает кризис. Ожидаете ли вы, что этот кризис поразит Россию? Вы уже сказали, что Россия растет, банковский рынок растет. Следует ли нам ожидать здесь второй волны кризиса?

— Знаете, на эту тему есть очень хороший доклад, подготовленный агентством Moody’s. Они просчитали последствия влияния кризиса в еврозоне на эту часть мира. Они объединили страны Центральной и Восточной Европы и страны СНГ в три категории. Первая группа: страны — члены ЕС из числа государств Центральной и Восточной Европы, не входящие в еврозону. Вторая группа: страны, находящиеся в процессе присоединения к ЕС, из числа государств Центральной и Восточной Европы. Третья группа: страны — члены СНГ, часто называемые восточными соседями ЕС. Россия входит в третью группу, и эта третья группа должна быть меньше всего затронута кризисом. Стоит также отметить, что у России есть огромные государственные финансовые резервы.

Так что если вы рассмотрите и совместите оба этих фактора, ситуация для России выглядит не так уж плохо.               

У партнеров

    Реклама