Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Мир

Зеленый хайтек

2013

Технологическое сотрудничество с голландскими компаниями может резко повысить эффективность российского сельского хозяйства и стать основой для его выхода на качественно новый уровень

«Мы второй в мире экспортер по объему сельскохозяйственных товаров после США», — Эдвин Фалерхофен, руководитель департамента продаж логистической компании Valstar, с удовлетворением смотрит в окно офиса на отъезжающие грузовики с логотипом компании на борту. Нидерланды, площадь которых составляет 41 тыс. кв. км (это меньше Московской области), продает по всему миру сельскохозяйственной продукции на 55 млрд евро. Лишь 8% этого объема составляет самый дорогой и компактный товар — цветы и их рассада, в том числе луковицы тюльпанов; остальной экспорт — это классическая сельхозпродукция.

Активный экспорт сельскохозяйственных продуктов из Нидерландов был бы невозможен без отлаженной логистической системы, и компании наподобие Valstar, чей оборот составляет 250 млн евро, являются важной частью сельскохозяйственного доминирования Нидерландов. Развитие сети проникновения на растущие рынки — одно из главных направлений деятельности Valstar. «Мы активно работаем в Великобритании, Германии и других европейских странах. Конечно, последние несколько лет мы активны и в России. Россия — очень интересный рынок. В России потребляется куда больше сельскохозяйственных продуктов, чем выращивается. То есть это большой рынок для европейских логистических компаний. И при этом в Россию можно отлично поставлять товары на грузовиках, что существенно удешевляет процесс. Но, конечно, надо понимать, что Россия не единый рынок. Есть отдельный рынок Москвы, Петербурга, других крупных городов — и рынки регионов», — говорит г-н Фалерхофен.

Фильтры для ягод

Масштаб закупок сельхозпродукции Россией требует существенного развития технологий транспортировки, говорят в Valstar. «Проблема не в том, чтобы привезти товар, а в том, чтобы привезти его свежим. Мы инвестируем деньги и опыт именно в этот аспект транспортировки. Например, мы разработали специальные упаковки для перевозки ягод. Эти упаковки демпфируют тряску и при этом наполнены газом, чтобы ягоды не перезревали. Кроме того, мы знаем, как перевозить разные наборы овощей и фруктов. Потому что некоторые заказчики хотят, чтобы мы привезли, например, определенный объем цитрусовых и еще груз томатов. Но везти эти два товара в одном обычном грузовике нельзя, потому что цитрусовые выделяют при хранении этилен, а он плохо сказывается на сохранности томатов. Поэтому мы либо привозим их разными грузовиками, либо везем на специальных грузовиках, оснащенных системой вентиляции с фильтрами. Именно на таких технологических ноу-хау основывается наше преимущество», — рассказывает г-н Фалерхофен.

Впрочем, главным направлением развития логистики в России представители Valstar считают доставку товаров от местных производителей в местные магазины. «Доставка местных товаров местным покупателям — это самый перспективный тренд, он становится все более важным. Российское правительство официально заявляло, что собирается сократить до 50 процентов долю импорта продовольствия в страну, остальное должно будет производиться в России. Разумеется, эти цифры могут быть подкорректированы, но в итоге в любом случае более логично растить помидоры под Москвой, а не везти за тысячи километров. Это отвечает и нашей концепции логистики. Вообще, логистические системы сделали невероятный скачок за последние тридцать лет. Мы все реже и реже свозим купленные товары на центральные склады, чтобы потом грузить их на транспорт и отправлять покупателям, и все чаще везем товар напрямую от производителя к потребителю», — говорит представитель Valstar.

Больше из меньшего

Технологический скачок последних тридцати лет, о котором говорят представители логистической отрасли, затронул далеко не только транспортные технологии. Производители сельскохозяйственной продукции смогли с помощью новых технологий кардинально увеличить производство и овощей, и продуктов животного происхождения. Молочные фермы Нидерландов являются мировыми лидерами по надоям — с одной коровы здесь в среднем получают 8 тонн молока в год, на экспериментальных фермах уже пробит уровень в 10 тонн. При этом еще тридцать лет назад считалось, что предел для одной коровы — 4–5 тонн молока в год. Такой скачок был достигнут оптимизацией кормления коров, а также очень большим вниманием к вопросам гигиены: выяснилось, что в значительной степени падение удоев вызвано плохим самочувствием коров, в том числе воспалениями копыт — животным трудно идти к кормушке, в результате они недоедают и дают меньше молока.

Не менее значительные результаты были достигнуты и в области повышения эффективности тепличного сельского хозяйства. «В 1960-е в наиболее эффективных тепличных хозяйствах производство томатов составляло в среднем около 25 килограммов с квадратного метра теплицы. Сегодня мы производим около 65 килограммов с квадратного метра, при этом тратим меньше воды. К 2020 году возможно производство до 100 килограммов с квадратного метра при еще меньшем расходе ресурсов. Это концепция “производить больше из меньшего”», — говорит Ирина Безлепкина, проектный менеджер союза Greenport Holland International (GHI). Союз GHI объединяет компании, работающие в самых разных отраслях тепличного сектора: от исследовательских центров до поставщиков оборудования или готовых теплиц. В союз входят также банки, логистические компании, экспортеры сельхозпродукции, маркетинговые и другие компании. Совместными усилиями компании, входящие в этот союз, разрабатывают, например, технико-экономические обоснования новых проектов, осуществляют торговые миссии, принимают делегации из иностранных государств, ведут переговоры об открытии демоцентров и центров знаний. Нам удалось встретиться с отдельными представителями GHI.

Благодаря компьютерам управление теплицей становится более прозрачным 018_expert_99.jpg
Благодаря компьютерам управление теплицей становится более прозрачным

«В сельскохозяйственном секторе каждый зависит от каждого, компании образуют очень тесно переплетенные структуры. Поэтому нам важно вести международную деятельность вместе», — говорит Мариус Паккер, менеджер компании DLV Plant, ответственный за работу с Россией. DLV Plant — один из участников союза GHI и одна из крупнейших в Нидерландах консалтинговых компаний в области сельского хозяйства. Еще недавно она была частью министерства сельского хозяйства, но была выделена в самостоятельный частный бизнес, чтобы иметь лучший контакт с фермерами. Сегодня DLV Plant, оборот которой составляет более 17 млн евро, имеет представительства в Бельгии, Великобритании, Дании, на Ближнем Востоке и в Центральной Америке, а также в России.

Консультант с грязными руками

«Российский рынок очень важен для нас. Мы уже имеем около десяти клиентов в России, наш оборот в стране составляет от 1,5 до 2 миллионов евро в год, однако куда важнее перспектива развития рынка», — продолжает г-н Паккер. По словам менеджера DLV Plant, российский сельскохозяйственный сектор принципиально отличается от европейского, поскольку переживает период стремительного роста интереса к нему и объема инвестиций. После того как сельское хозяйство было объявлено одной из приоритетных отраслей развития российской экономики, в отрасль стали вкладывать все больше, однако многие инвесторы ранее имели дело с совершенно другими отраслями: добычей полезных ископаемых, металлопроизводством и так далее. Именно поэтому консультационные услуги здесь так важны.

«Компании приходят к нам и говорят: мы хотим построить теплицы суммарной площадью 200 гектаров. Однако стоит нам рассчитать, сколько газа потребуется для отопления этих площадей, как они сразу откатываются в своих планах до 50 гектаров», — улыбается Мариус Паккер. По словам представителей DLV Plant, работа консультантов в России в первую очередь начинается с попыток трансформирования малоэффективных управленческих моделей. «Российские агрономы часто не похожи на голландских — если в Нидерландах руководители теплиц или растениеводческих хозяйств привыкли сами копаться в земле и здесь никого не пугают грязные руки, то в России агроном часто видит свою задачу только в том, чтобы давать указания. Вторая большая проблема — языковой разрыв между руководством ферм и работниками, которыми часто становятся мигранты из Узбекистана и других стран Центральной Азии, плохо говорящие по-русски. Они, кстати, нередко боятся сообщать руководству, что в каком-то отделении теплицы растения поражены той или иной болезнью, поскольку думают, что их за это накажут. В результате болезнь распространяется дальше и наносит куда больший ущерб», — говорит Михиль тен Дюс, проектный советник DLV Plant.

Профессора Роба Мейера не оторвать от помидоров 019_expert_99_1.jpg
Профессора Роба Мейера не оторвать от помидоров

По наблюдениям DLV Plant, работающей в России с 1998 года, все больше российских инвесторов обращаются к голландским советникам за консультациями — в первую очередь потому, что объем работы в сельскохозяйственном секторе увеличивается, а задачи становятся более сложными. «Когда мы консультируем компанию, например, по строительству теплиц, мы видим, что до 80 процентов вопросов — стандартные, но 20 процентов — это решение индивидуальных проблем. Сложность заключается в том, что инвесторы, пришедшие из других отраслей, часто рассчитывают на быструю прибыль. Но в сельском хозяйстве не бывает быстрых прибылей. Даже если учесть российские субсидии, отдача от строительства тепличного комплекса может начаться не раньше чем через три-пять лет. А без субсидий этот срок увеличивается до семи-десяти лет. Кроме того, надо понимать, что работа с сельским хозяйством — это работа с живой природой, а не с металлом или нефтью. И здесь очень многое также зависит от меняющихся, в том числе сезонных, предпочтений потребителей: например, в России летом никто не хочет покупать длинные тепличные огурцы, все хотят маленькие короткие, а это совершенно другое тепличное производство. Ну и, наконец, некоторая мода есть и среди производителей. Несколько лет назад все хотели выращивать розы. Потом компании массово переключились на огурцы. Каждый хотел выращивать огурцы. Думаю, дальше пойдет бум салата, паприки и производства готовых расфасовок», — говорит Михиль тен Дюс.

Компьютер для агронома

Российское направление — одно из важнейших для экспансии нидерландских компаний, говорят в Greenport Holland International. «В рамках продвижения голландских товаров за рубежом у нас создано четыре региональных кластера: Россия и СНГ, Индия, Китай и Южная Африка. Это четыре региона, принадлежащих к странам БРИКС, и по каждому из них нидерландские компании могут получить консультацию и обменяться опытом друг с другом», — перечисляет Ирина Безлепкина из GHI. Один из крупных игроков на рынке экспорта сельскохозяйственных технологий — компания Hoogendoorn, специализирующаяся на производстве компьютеров для автоматизации управления теплицами. Первый в мире сельскохозяйственный тепличный компьютер был создан в Hoogendoorn еще в 1974 году, и с тех пор компания с представительствами в 70 странах мира и оборотом в 150 млн евро активно работает в области автоматизации управления теплицами.

 019_expert_99_2.jpg

«Компьютер показывает вещи, которые не может заметить даже самый опытный глаз: от колебаний концентрации углекислого газа до параметров изменения температуры, истории применения удобрений, интенсивности полива и так далее. В среднем применение компьютеров может сократить расходы на персонал на 20–30 процентов», — говорит Роберт ван Донк, ответственный за работу в России менеджер компании Hoogendoorn. В России Hoogendoorn уже реализовала полтора десятка проектов и нацелена на еще более активное продвижение в стране. «Вы не можете сегодня эффективно управлять теплицей без компьютера, вы просто будете впустую тратить и воду, и энергию, и удобрения», — говорит г-н ван Донк. Для продвижения на рынке России Hoogendoorn сотрудничает с компанией «Курскпромтеплица», производящей промышленные теплицы, и поставляет компьютеры с русифицированным интерфейсом, что важно для операторов в провинции. В среднем цена тепличного компьютера может колебаться от 4–5 тыс. долларов в случае самого простого контроллера полива до 20–100 тыс. долларов, если речь идет о сложной системе, отслеживающей массу параметров и самостоятельно принимающей решения об управлении процессами орошения, подкормки, вентилирования и прочими.

Дизайн для антуриумов

Крупные теплицы, укомплектованных хайтек-начинкой, — одна из визитных карточек нидерландских производителей. Представители компании Van der Hoeven с гордостью показывают гигантскую — площадью 12 га — теплицу, построенную исключительно для выращивания антуриумов, экзотических цветов самых разных окрасок. «Мы долго думали, как построить такого гиганта, но у заказчика была идея сделать теплицу по образцу британского парка Kew Gardens. В этом стиле мы и построили теплицу. Здесь же располагается и штаб-квартира компании», — говорит директор Van der Hoeven Питер Спаанс.

Гигантская теплица, построенная по заказу компании Anthura, контролирующей более 60% мирового рынка горшечных антуриумов, представляет собой систему, полностью управляемую компьютером. Бесконечные помещения, заполненные поддонами с антуриумами, можно видеть через стекло основного операционного зала, но людей в зоне выращивания растений нет. Автоматическая система переносит поддоны с антуриумами на конвейеры и доставляет их в единый операционный зал, где автоматические механизмы поливают цветы и обрабатывают их удобрениями. На экранах операционных компьютеров в основном зале (его площадь — еще 2 га) видно, какой поддон и когда получал полив, как обстоит дело с удобрениями и какие поддоны готовы к отправке.

Удаление людей из собственно теплиц помогает сэкономить на площади и оптимизировать процесс. В итоге теплица становится больше похожа на высокотехнологичную фабрику, с гордостью говорят в Van der Hoeven, построившей теплицу. «Китайцы сейчас активно пытаются копировать наши решения и строить что-то подобное, но у них ничего не получается», — с удовлетворением резюмирует Питер Спаанс.

Однако если цветочный гигант Anthura мог позволить себе создание уникальной дизайнерской теплицы, то производители поменьше ориентируются на более традиционный обмен опытом. В техническом инкубаторе DemoKwekerij, основанном двенадцать лет назад, десятки операторов теплиц и производителей оборудования обсуждают возможности небольших практических улучшений сельскохозяйственных технологий. «У нас в Нидерландах в порядке вещей, когда один фермер, придумавший, как улучшить технологию, делится ею с соседями. Каждый понимает, что в итоге выигрывает вся отрасль, и это укрепляет позиции голландского сельского хозяйства», — говорит Пит ван Адрихем, основатель DemoKwekerij. На территории инкубатора стоят теплицы с овощами («Здесь у нас и студенты работают, пробуют разные идеи», — поясняет ван Адрихем) и расставлены столики, как в кафе, чтобы зашедшие фермеры могли спокойно сесть и обсудить свои насущные проблемы. Технологические улучшения могут быть совсем простыми: например, специальные тонкие арки из проволоки, помогающие огурцам лучше виться, или проложенные между рядами растений рельсы из труб: по рельсам ездят технологические тележки, помогающие работникам теплиц перевозить оборудование. «Когда вы смотрите на то или иное улучшение, вы думаете: ну это же так просто, почему до этого раньше не додумались? Но в том-то и дело, что многие улучшения очевидны тем, кто постоянно работает в теплице, поэтому они и обмениваются идеями и реализуют их», — говорит г-н ван Адрихем. «Кроме того, в последние годы резко меняется и масштаб работы в теплицах. Если еще десять лет назад типичная теплица с помидорами имела площадь 30 тысяч квадратных метров, то сегодня нередки теплицы площадью 200 тысяч квадратных метров, и это заставляет искать все новые и новые технологические улучшения, о которых раньше и не задумывались», — добавляет основатель DemoKwekerij.

Теплица по науке

Современное производство и управление теплицами, представляющее собой высокотехнологичный сектор, сочетающий использование новых материалов, применение сложных компьютерных систем управления и постоянное обучение персонала, требует постоянного обращения к научной экспертизе и к тестовым площадкам. Это означает, что в современном сельском хозяйстве появились ниши для компаний, которые оперируют тестовыми теплицами, ставя опыты по заказу внешних сельскохозяйственных компаний и отрабатывая те или иные решения. Одной из таких компаний, проверяющей на своей территории внешние идеи, является голландская GreenQ. Предприятие с оборотом 4,5 млн евро, дающее работу полусотне человек, — одна из важнейших голландских тестовых тепличных площадок.

В компании GreenQ проверяют влияние разных типов источников света на плодоношение томатов 020_expert_99_1.jpg
В компании GreenQ проверяют влияние разных типов источников света на плодоношение томатов

«Мы отрабатываем самые разные идеи — тестируем модели использования воды, проверяем, как то или иное освещение влияет на урожайность, исследуем разные варианты внесения удобрений. Многие инвесторы имеют деньги, чтобы построить теплицу, но лишь немногие знают, что стоит за тепличной технологией. Поэтому мы продаем не товар, а знания о том, как его использовать», — говорит Йиллес Худкнехт, руководитель консалтингового направления GreenQ. На территории компании размещены десятки теплиц, каждая из которых служит лабораторией для отработки тех или иных технических решений. «Вот здесь, например, мы тестируем разные способы использования светодиодных ламп различного спектра компании Philips, также входящей в союз GHI, чтобы понять, какое сочетание спектров лучше всего влияет на урожайность томатов», — поясняет г-н Худкнехт. Вход в каждую теплицу закрыт специальными занавесами, внутри помещений необходимо носить одноразовую стерильную одежду, шапочки и перчатки, а обувь дезинфицируется специальным раствором. «Мы должны соблюдать стерильность, чтобы наши эксперименты были максимально точными, а перенос болезней и вредителей — невозможным», — говорит Йиллес Худкнехт.

Важность научной экспертизы в развитии тепличного бизнеса подчеркивают и в расположенном неподалеку от GreenQ отделения защищенного грунта известного университета Wageningen. Этот исследовательский центр растениеводства, являющийся одним из филиалов университета, расположенных по всей стране, занимается в том числе разработкой новых технологий, способных найти применение в тепличном хозяйстве. В центре разработки тепличных технологий работает около сотни сотрудников. Финансирование центра осуществляется следующим образом: треть дает государство, еще треть — сельскохозяйственный частный сектор, а оставшуюся треть бюджета центр наполняет сам, выполняя заказы внешних компаний. «Мы не продаем теплицы, но мы консультируем компании, которые хотят их купить. Мы подсказываем им, на что надо обратить внимание, — рассказывает “Эксперту” глава департамента здоровья растений исследовательского центра растениеводства Wageningen Роб Мейер. — В первую очередь, конечно, мы смотрим на климат, в котором будет установлена теплица. Например, в Китае лето гораздо жарче, чем в Голландии, а зима гораздо холоднее, соответственно, теплица должна это учитывать. Или возьмите Саудовскую Аравию. Там сейчас активно строятся теплицы, но климат такой, что львиную долю энергии надо тратить на их охлаждение. Поэтому идеальное решение — возведение теплиц, закрытых от солнца. В Испании вы тратите на обычную теплицу 50 литров воды для производства килограмма томатов, в Нидерландах — 15 литров, а в закрытой теплице в Саудовской Аравии потратите только 8 литров. Разумеется, будут выше другие расходы, например на строительство теплицы или на ее содержание, но в стране, где приоритетно сохранение воды, это будет правильным решением».

Шмель на продажу

Оборот тепличного исследовательского центра Wageningen составляет 14 млн евро в год, проект дизайна теплицы стоит около 15 тыс. евро. По словам Роба Мейера, самая большая проблема, с которой сталкиваются операторы теплиц, — борьба с заболеваниями растений. «Современные нормы безопасности и ограничения на применение химикатов приводят к тому, что фермерам приходится быть очень аккуратными в борьбе с болезнями. Как бы вы ни защищали теплицу, рано или поздно в нее попадет бактерия или вредное насекомое. И тут вам нужно будет понять, как именно бороться с болезнью или с вредителями», — говорит г-н Мейер.

Именно на борьбе с вредителями в условиях нежелательности применения инсектицидов специализируется нидерландская семейная компания Koppert Biological Systems. Основанная в 1960-е, компания возникла благодаря «удачному» заболеванию ее основателя. Фермер Ян Копперт страдал от аллергии на инсектицид, активно использовавшийся в борьбе с паутинным клещом. Чтобы продолжать работать в своей теплице, Копперт занялся поиском альтернативных возможностей борьбы с вредителями и довольно скоро открыл для себя мир насекомых-хищников, а также насекомых, паразитирующих на вредителях. Сегодня Koppert Biological Systems — самая большая в мире компания, предлагающая услуги биологического противодействия вредителям, с оборотом 120 млн евро.

 020_expert_99_2.jpg

«Мы несомненный мировой лидер в своей отрасли. Наш оборот больше, чем у трех наших крупнейших конкурентов вместе взятых. В России мы переживаем стремительный рост. С 2011 по 2012 год наш оборот удесятерился. В 2013 году мы намерены превзойти уровень 1 миллион евро», — рассказывает «Эксперту» Борис Резников, отвечающий в Koppert Biological Systems за российское направление. «Мы делаем ставку на естественную борьбу с болезнями и вредителями. Основатели и владельцы Koppert — люди, имеющие очень четкие религиозные представления о мире, о том, что нельзя грубо вмешиваться в естественный баланс вещей. Поэтому все наши продукты — это уже имеющиеся в природе живые организмы. Например, для борьбы с грибковым поражением корней растений мы применяем продукт Trianum, споры грибка Trichoderma harzianum. Споры вносятся в почву несколько раз, начиная с высадки растений, и в итоге они создают вокруг корней растения защитную пленку, не давая вредным грибкам поражать корни. Очень популярный продукт — хищный клещ Amblyseius swirskii, он поражает яйца и личинки трипсов — одного из главных вредителей растений. Надо понимать, что использование насекомых для борьбы с насекомыми в итоге куда эффективнее, чем применение химикатов. Каждая обработка химикатами — это шок для растений, и по статистике она дает сокращение урожая на один процент. Если вы посчитаете, сколько раз за сезон растения опрыскиваются химикатами, вы получите приблизительный объем потерь урожая. Например, в странах бывшего СССР переход от химической обработки растений в теплицах к применению биологических решений дает от 20 до 40 процентов прироста урожая», — говорит г-н Резников.

Кроме насекомых и грибков, предназначенных для защиты растений, Koppert Biological Systems активно работает в области выращивания шмелей, необходимых для опыления растений в закрытых теплицах. «В нашем центре в Словакии мы разводим шмелиных королев и выращиваем шмелей. Каждый год мы производим миллион шмелиных семьей. Эти насекомые выращиваются в абсолютно стерильных условиях, они не несут на себе никаких бактерий. Поэтому их можно применять в теплицах, не боясь, что растения могут получить какое-то заболевание, как это бывает при контакте растений с насекомыми с улицы», — говорит г-н Резников. По словам представителя Koppert, сегодня объем российского рынка составляет около 20 тыс. шмелиных семьей в год, однако по мере увеличения количества теплиц и технологического роста сельского хозяйства в России рынок может резко увеличиться.

Утрехт — Зутермер — Блейсвайк — Пельдайк — Хонселерсдайк

«Обзоры стран» №4 (64)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама