Валютная лихорадка

Москва, 04.12.2006

И все-таки оно случилось. Заботливо опекаемая игроками на Forex отметка 1,30 доллара за евро, остававшаяся неприступной с начала 2005-го, повержена. Событие произошло в пятницу 24 ноября, как говорится, под шумок. Дело в том, что американские и японские инвесторы накануне в торгах не участвовали по причине праздников в их родных странах. Забавно, но после возвращения трейдеров за свои терминалы падение еще более активизировалось. В понедельник 27 ноября за один евро давали уже 1,315 доллара, чего не наблюдалось уже на протяжении двадцати с лишним месяцев. По мнению участников рынка, предпосылок к подобному развитию событий вроде бы не было. Все развивалось на первый взгляд спокойно и прозаично. Евро в течение практически всего ноября торговался в диапазоне 1,27–1,285 доллара, демонстрируя неярко выраженную повышательную динамику. Перелом наступил 22 ноября, когда доллар снизился в ходе торгов чуть больше, чем обычно, и соотношение изменилось до 1,29 доллара за евро. Последующие сессии лишь усилили превосходство европейской валюты над американской. Таким образом, за ноябрь доллар потерял к евро почти 4%.

Теперь о причинах. Формально события на валютном рынке стали следствием нездоровых тенденций в американской экономике и периодического выхода слабых статистических данных. Правда, эти факторы давят на рынок уже достаточно давно. Истинным катализатором наблюдаемой реакции, если угодно, своеобразным детонатором выступили заявления представителей финансовых властей Китая о возможной диверсификации накопленных страной валютных резервов в условиях нестабильности доллара, для чего уже есть четкий план. Действительно, триллионные запасы «азиатского тигра» и сотни миллиардов долларов, осевшие в закромах его соседей по региону, теперь представляют реальную угрозу для экономики США и их валюты. Зрелище обещает быть интересным.

Российский валютный рынок ожидали потрясения посерьезнее. Нет, за месяц потери доллара к рублю в процентном соотношении составили вдвое меньше. Все дело в достигнутых цифрах. Доллар на ММВБ 27 ноября торговался в районе 26,35 рубля — уровня конца 1999 года. Впору в очередной раз вспомнить прогноз полугодовой давности от аналитиков одной известной инвесткомпании. Тогда подобная цифра казалась нереальной, а ведь угадали. Мы не в первый раз обращаемся к истории, апеллируя к показателям семилетней давности, которых ныне достигла американская валюта к рублю, или рубль к американской валюте — кому как нравится. Видимо, долго еще придется возвращаться, рапортуя о новых достижениях, именно в 1999 год, поскольку тогда доллар опускался в цене до 21 рубля. Противоположным образом вели себя ЗВР Банка России. Свою лепту внесли не столько привычные уже интервенции ЦБ на рынке. Деньги текут в страну рекой, причем они имеют не только «нефтегазосырьевое», но и инвестиционное происхождение, а соответственно, возросло положительное сальдо притока-оттока валюты. Эти факторы позволили Центробанку вновь нарастить резервы до рекордного уровня 278,9 млрд долларов (данные на 17 ноября), впервые с лета превысив предыдущий рекорд, установленный до выплат Парижскому клубу 23 миллиардов.

Неопределенность и едва заметный «бычий» тренд господствовали в ноябре на нефтяном рынке. Большую часть месяца котировки на лондонской ICE Futures колебались в районе 59 долларов за баррель сырья сорта Brent. Магическая отметка 60 долларов, ставшая едва ли не последним рубежом обороны игроков на повышение, была бита трижды за обозреваемый период — 9, 21 и 27 ноября. Лишь в первом случае рост цен мог стать серьезной заявкой на дальнейшее восхождение. Напомним, что тогда за баррель нефти давали 61,3 доллара. Однако все повышения, как правило, имели эпизодический конъюнктурный характер и отыгрывали ту или иную новость. Это косвенно подтверждает тот факт, что в последующие сессии должной поддержки ценовые всплески не получили. Рынок гадал: хватит ли у участников ОПЕК воли и сил для реального сокращения квот на добычу в запланированном объеме? Каждый раз, когда котировки опускались ниже 59 долларов (ноябрьский минимум — 57,8 доллара), подобные разговоры возобновлялись, а на горизонте возникал какой-нибудь новый спикер, представляющий интересы экспортеров. В конце концов создалось впечатление, что игроки просто привыкли к постоянным угрозам и больше не воспринимают их всерьез. Падение цен в начале месяца аналитики объясняли также ростом коммерческих запасов нефти в США при увядающей активности американской экономики.

Пикирующий доллар обусловил повышенный спрос на драгметаллы, несмотря на снижение нефтяных цен. В ноябре инвесторы вновь нашли себе «защитный актив», на этот раз им стало золото. После падения котировок последнего намного ниже 600 долларов за тройскую унцию (месяцем ранее) возобновление покупок действительно было логичным шагом. Рост оказался впечатляющим: с 27 октября по 27 ноября золото выросло с 598 до 641 доллара, или более чем на 7%. При схожей динамике еще более незаурядные результаты продемонстрировали котировки серебра. За тот же период их рост составил свыше 12%, а цены под конец ноября колебались на уровне 13,5 доллара за унцию. Впрочем, подобная тенденция таит опасность: по данным аналитиков, в третьем квартале производство желтого металла снизилось на 12% и дальнейший разогрев может привести к дефициту реального предложения на спотовом рынке. Кстати, еще одним фактором увеличения спроса на драгметаллы стало упомянутое уже заявление официального Китая. Это позволило участникам рынка надеяться на то, что часть триллионного резерва страны в процессе диверсификации будет размещена во вполне осязаемых активах, среди которых, естественно, золото. Иными словами, обвалив доллар, китайские финансовые власти невольно приподняли золото. Хоть что-то полезное сделали.

Отлично от колебаний цен драгметаллов вели себя котировки промышленных цветных металлов. Практически до середины ноября цены меди, алюминия и никеля на London Metal Exchange падали, потеряв за это время от 6 до 11%. За глубоким провалом последовал рост по всей указанной группе, который тоже был неравномерным. Так, меди и алюминию удалось отыграть потери лишь частично. Их цены на конец ноября колебались в районе 7000 и 2700 долларов за тонну соответственно. Гораздо больше повезло тем, кто поверил в никель и инвестировал в него: с момента локального минимума по всем трем металлам его котировкам удалось прибавить 15%, превысив допровальный уровень, и торговаться около отметок 34 500–34 600 долларов за тонну.

Единой тенденции в движении мировых фондовых рынков также замечено не было. Опять-таки вопреки торможению американской экономики индекс Dow Jones Industrial смотрелся куда оптимистичнее своих европейских и азиатских коллег. Это раньше замедление темпов роста являлось фактором скорее положительным, поскольку свидетельствовало о уменьшении вероятности повышения процентных ставок. Судя по всему, сегодня дело обстоит не так. Однако стойкий североамериканский рынок в лице главного индикатора «голубых фишек» Dow волевым усилием прибавил с 27 октября по 27 ноября 1,6% и даже установил новый рекорд — 12 343 пункта. Негусто? Нет, в Европе все хуже: немецкий DAX вырос на 0,6%, а вот французский САС потерял 1,6%. По японскому рынку депрессивные настроения инвесторов ударили еще больнее. Так, индекс Nikkei рухнул в ноябре на 4,7%. В этом печальном царстве развитого капитализма поистине взрывным ростом можно назвать положение дел на развивающихся площадках. Сводный индекс MSCI EM вырос за месяц на 6%. Еще больше — 6,4% — прибавил раскрученный ныне MSCI BRIC. «Невидимая рука рынка» распределила рост по начальным буквам названий стран в аббревиатуре BRIC, причем аккурат по возрастанию. Бразилия — 2,2%, Россия 4,1%, Индия — 7,3%, Китай — 12,7%.

Динамика вложений в ПИФы, согласно индексу RUIF-WT (оценивает прирост доходности открытых фондов, взвешенный на СЧА), с 23 октября по 23 ноября составила 5,3%, что вдвое меньше, чем в предыдущий период.

Подорожание московских квартир после продолжительного ценового галопа практически остановилось, а темпы роста стоимости жилья стремительно приближаются к нулю, хотя усиливается расслоение рынка. В итоге рост общегородских показателей обусловлен сейчас именно сегментом дорогого жилья. По данным аналитического центра www.irn.ru, прирост среднего уровня цен на жилье составил за прошедший месяц всего 1,3%. Снижается и доходность вложений по сравнению с банковскими депозитами. Теперь инвестиции в недвижимость дают 7,8 банковского депозита.

У партнеров

    «D`»
    №12 (15) 4 декабря 2006
    N12 (15) 4 декабря
    Содержание:
    Персональный взгляд
    Точка отсчета
    Международные рынки
    Реклама