Японская ловушка: что это такое

Москва, 14.06.2010
«D`» №11 (98)
Когда Японию настигнет дефолт и каким он будет

«Японское экономическое чудо» — это высказывание вызывает некое недоумение на лицах современных 30-летних аналитиков. Уже мало кто помнит, что ни одно государство, даже Советский Союз в годы пятилеток, не добивалось таких результатов, как Япония в период с 1953-го по 1973 год. Действительно, сельскохозяйственная страна за 20 лет стала крупнейшим в мире экспортером стали, автомобилей и розничных высокотехнологичных товаров. Вторая по величине в мире японская экономика росла в среднем на 9% в год в 1960-х. Многие гуру того времени пророчили ей мировое господство и выход на первое место.

Но уже после 1973 года рост ВВП резко сократился и составлял всего 2–3%. Многие экономисты того времени были уверены, что столь впечатляющим показателям японцы обязаны придуманному ими способу управления. И приходили в полное замешательство, пытаясь объяснить причины спада.

Все свое

В японской модели роста 1950–1960-х годов есть несколько ключевых факторов. Во-первых, экономика страны была централизована, и руководящую роль выполняли органы власти, а не рыночные силы. Это означало, что долгосрочные стратегические решения выполнялись до конца, хоть это и могло идти вразрез с текущими финансовыми показателями. На базе централизованной экономики совершенно естественно возникали союзы, которые в современной терминологии можно охарактеризовать как предприятия с государственным участием. Но в те времена это понятие было шире, и такие союзы — кэйрэцу — формировались вокруг крупных банков. Последние обеспечивали финансирование всего конгломерата в долгосрочной перспективе. Так, компании были избавлены от необходимости показывать сиюминутный финансовый результат и заточены на динамичное развитие и доминирование в отрасли. Обычно компании внутри кэйрэцу владели значительными пакетами акций друг друга, что делало высший менеджмент независимым от внешних акционеров. Котировки акций мало волновали руководство кэйрэцу еще и потому, что фондирование и инвестиции на открытом рынке практически не привлекались.

Означает ли это, что банки, которые финансировали компании своего союза, брали на себя не всегда перспективные активы и порой давали необоснованные кредиты? Да. При этом банки могли не бояться оттока вкладчиков: японцы абсолютно уверены, что власти и регулирующие органы не допустят потери сбережений.

Со своей стороны правительство проводило политику протекционизма. При изолированном импорте отрасли развивались быстрее. Набрав достаточное количество ресурсов и технологий, компании выходили на экспорт, при этом на начальном этапе экспортной экспансии они не обращали внимания на рентабельность, а заботились лишь о формировании рыночной доли. По такой схеме Япония занимала значимое место на мировом рынке автомобилей, стали, полупроводников, бытовой техники и даже самолетов.

Первый пузырь «экономического чуда»

В начале 1990-х годов общая стоимость всех активов японских компаний превышала стоимость активов компаний США. При этом численность населения в США была вдвое больше. А ВВП США превосходил японский почти в 2,5 раза. Естественно, что первый пузырь надулся на рынке недвижимости. Квадратная миля под Императорским дворцом в Токио стоила дороже всей площади штата Калифорния. Классический ипотечно-залоговый пузырь набрал свою силу, и в результате разразился кризис: цены на японскую недвижимость упали почти на 50% за короткий промежуток времени. Правительству Японии пришлось снизить учетную ставку до самой низкой за всю историю — 0,15% годовых, и войти в капитал крупнейших банков, фактически национализировав банковскую систему. При этом с 1993 года Япония угодила в дефляционную ловушку: индекс цен потребителей (инфляция) перестал расти. Инфляция, которая в периоды роста экономики составляла от 2 до 6% и заставляла население избегать сбережений, снизилась до 0% и даже показывала отрицательные величины (дефляция). Лишь к середине 1995-го японская экономика начала оправляться от последствий этого кризиса. Но выйти на стабильные темпы роста ВВП не удавалось.

Экономика Японии находится в этом состоянии по сей день, уже 17 лет. За этот период власти использовали всяческие методы стимулирования потребления: увеличивали госрасходы, создавали новые рабочие места. Строили дороги и другие не всегда нужные инфраструктурные объекты. В итоге расходы населения удавалось поднять толчковыми методами, но такие подъемы были временными. Тем временем на такие толчки уходило от 5 до 10% годового ВВП, причем каждый год. В итоге к 2009-му долг Японии составил 192% ВВП. Этот показатель больше только у Зимбабве (более 300% ВВП). Многие спекулянты ожидали краха Японии в начале 2000-х годов, когда долг превысил 100% ВВП. Но этого не произошло.

Ситуация, которая сложилась в экономике Японии, уникальна. Дело в том, что 93% долга держат японские финансовые учреждения. А учитывая тот факт, что государство держит под контролем крупнейшие банки, проблем с рефинансированием и пролонгацией долга у Японии нет. С другой стороны, по мартовским данным 2010 года, Японский центробанк держит казначейских облигаций США на $784 млрд. Если посчитать все эти цифры, получается, что номинальный ВВП по итогам 2009-го составил $4,6 трлн, общая сумма долга равна $8,832 трлн. Из них $8,213 трлн держат японские финансовые учреждения. Получается, что весь внешний долг Японии может быть погашен за счет валютных резервов. А внутренний долг обеспечен доверием самих японцев к своим банкам и государству.

Если провести параллель, то ситуация в Японии напоминает пирамиду ГКО в России. В 1998 году Россия рассчиталась с внешними заемщиками, но допустила дефолт по внутренним обязательствам. Такой вариант был бы удобен для Японии и вывел бы ее экономику из дефляционной ловушки в одночасье. Насколько это вероятно? Японцы предпочитают нести деньги в банки, вместо того чтобы инвестировать их в экономику. Но активы японских банков, в отличие от их американских «собратьев», покупавших ипотечные закладные, акции и деривативы, вложены в японские же «ГКО». Кажется, что такая схема может существовать вечно — главное, чтобы японцам было что относить в банки.

Мировой кризис как шанс выхода из кризиса?

  Фото: Alamy / Photas
Фото: Alamy / Photas

Япония — вторая экономика мира, с высокообразованными и мотивированными к труду работниками, с современными производственными фондами, впечатляющими технологиями, стабильным правительством. Экономика, способная кредитовать многие нации за счет низкой ставки и механизма carry trade. Экономика, по большому счету ни от кого не зависящая. Ведь, несмотря на громадные абсолютные размеры экспорта, его доля по отношению к ВВП относительно мала — в 2,5 раза ниже, чем в среднем в мире. С другой стороны, в Японии не все гладко: технологического запала остается все меньше, положительное сальдо торгового баланса постепенно снижается.

С осени 2008 года японцы живут по программе антикризисных действий. Эта программа включает меры не только краткосрочного, но и долгосрочного характера. Что важно, цели программы не сфокусированы исключительно на кризисе. На первый план выходит поддержание уровня жизни и занятости населения через энергосбережение и 50-процентную самообеспеченность продовольствием. Сюда можно отнести и снижение налоговых ставок для физических лиц, повышение необлагаемых налогом расходов на приобретение жилья. Льготы составят до $60 тыс. — исторически максимальной суммы налоговых вычетов. К сожалению, положительного эффекта с точки зрения роста ВВП пока нет. Об этом свидетельствуют показатели за 2009 год. Но это и немудрено, ведь с 1993 года было запущено десять программ бюджетного стимулирования и санирования экономики, и единственный результат, к которому они привели, — нарастающий дефицит бюджета.

Кто виноват?!

Нобелевский лауреат Пол Кругман считает, что причины «японской ловушки» в охватившей весь мир в конце 1980-х глобальной эпидемии риска и недобросовестного поведения. И если США в этих условиях показали «классический пример неосмотрительной, близорукой, подчас коррупционной политики», то Япония — пример вообще гротескный. Кризис случился, как и в США, в результате чрезмерно раздутого пузыря на рынке недвижимости. Вad things can happen to good economies (плохое может происходить и с хорошими экономиками), заключает Кругман.

Экономист Джон Мейнард Кейнс полагал, что если частный сектор не тратит достаточно средств на обеспечение полной занятости, то его роль должно взять на себя государство: «Пусть правительство занимает деньги и использует соответствующие фонды для финансирования по возможности самых важных государственных инвестиционных проектов и тем самым обеспечивает людей работой. В результате появится платежеспособный спрос, что вызовет увеличение рабочих мест и т. д.».

Напомним, что Великая депрессия в США 1930-х годов была закончена в результате масштабной программы общественных работ, которую финансировали так, что побороть бюджетный дефицит Штаты смогли лишь в результате Второй мировой войны. Япония в точности следовала этим указаниям начиная с 1990-х, но никакого видимого эффекта, кроме дефицита бюджета, не получилось. На что современные экономисты в лице Пола Кругмана отвечают: «Традиционная экономическая теория и традиционная экономическая мудрость — это не всегда одно и то же».

Руководство для японцев от Пола Кругмана выглядит так:

  • Если ловушка (рецессия) сопровождается повышением уровня жизни, то это «рецессия роста» и выход из нее не является настоятельной необходимостью.
  • Если в основе проблем — высокие личные доходы японцев, то, «видимо, следует приостановить неоправданный рост зарплаты».
  • Если рецессия вызвана замедлением капиталовложений, то все усилия должны быть сфокусированы в этой точке.
  • Если попадание в ловушку — результат падения «жизненной силы» бизнес-сообщества, то нужно подпитывать эти силы и ожидания роста предпринимательской активности.

Следует ли отсюда вывод, что из ловушки можно выйти простым печатанием денег? И да, и нет. Да — потому что в увеличении денежного предложения суть выхода. Нет — потому что увеличение денежного предложения обеспечивается не простым печатанием денег, а сложным процессом повышения способности банковской системы кредитовать бизнес и население.

На примере небольших государств можно определенно утверждать, что экономический рост возникает в результате появления платежеспособного спроса. Один из наиболее распространенных вариантов стимулирования платежеспособного спроса — это ожидаемая инфляция. Суть в том, чтобы сформировать условия для того, чтобы ожидался рост инфляции. Умеренные инфляционные ожидания не дают домохозяйствам сберегать и накапливать. Однако в 1987 году, будучи главой ФРС, Алан Гринспен в США обошелся простым печатанием денег. Действительно, представьте, какой бы хаос начался, если бы ожидаемая долларовая или евроинфляция обозначилась бы на уровне 5–10%.

Что-то похожее на Японию периода 1950–1960-х годов происходит сейчас в Китае. Ставка на китайский рост делается именно в рамках японской модели. С ростом ВВП и улучшением жизни населения Китая торговый баланс сместится в сторону паритета, а затем и в дефицитную зону. Вкупе с миллиардным населением это даст невиданный скачок платежеспособного спроса, который еще долго может быть обеспечен валютными резервами.

Япония нужна хотя бы для того, чтобы показать, что текущее состояние США не обязательно приведет к краху системы или гиперинфляции. Вон, в Японии период экономической неопределенности длится уже 17 лет, и ничего страшного не происходит. В итоге экономике США необходимо продержаться до момента, пока Китай сможет принять пальму первенства по потреблению импорта и набиранию долгов. Тогда мировой баланс может быть восстановлен без применения радикальных методов.

В подготовке материала использовались работы: Пол Кругман «Возвращение Великой депрессии», Николай Фокин «Японская ловушка: где выход?»

Примеры кэйрэцу

Mitsubishi

Названия:

  • Mitsubishi Bank (до 1996-го)
  • Bank of Tokyo-Mitsubishi (1996–2006)
  • Mitsubishi UFJ Bank (с 2006-го)

Основные участники союза: Kirin Brewery, Mitsubishi Electric, Mitsubishi Fuso, Mitsubishi Motors, Nippon Yusen, Shin-Nippon Petroleum, Tokio Marine and Fire Insurance

Sumitomo

Названия:

  • Sumitomo Bank (до 2001-го)
  • Sumitomo Mitsui Bank (с 2001-го)

Основные участники союза: Asahi Breweries, Hanshin Railway, Keihan Railway, Mazda, Nankai Railway, Sumitomo Real Estate, Sumitomo Chemical, Sumitomo Heavy Industries, Sumitomo Metal Industries, Sumitomo Metal Mining, NEC, Nippon Sheet Glass, Sumitomo Realty & Development, Sumitomo Osaka Cement, Sumitomo Rubber Industries, Sumitomo Corporation

Fuyo

Названия:

  • Fuji Bank (до 2000-го)
  • Mizuho Bank (с 2000-го)

Основные участники союза: Canon, Hitachi, Marubeni, Matsuya, Nissan, Tobu Railway, Yamaha

Dai-Ichi Kangyo

Названия:

  • Dai-Ichi Kangyo Bank (до 2000-го)
  • Mizuho Bank (с 2000-го)

Основные участники союза: Fujitsu, Hitachi, Isuzu, Itochu, Tokyo Electric Power

У партнеров

    «D`»
    №11 (98) 14 июня 2010
    Теханализ наступает
    Содержание:
    Как заработать на законах Вселенной

    О том, как магические числа Фибоначчи, успевшие засветиться почти везде, обрабатывают российский индекс

    Свой бизнес
    Реклама