ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Между пивом и «шортом»

2010

Кто и как торгует акциями в RTS Standard, какие преимущества перед ММВБ он получает и каков сельскохозяйственный бизнес в Омской области

Сергей Костиков родился и вырос в Москве, закончил в 2006 году МАТИ (Московский авиационно-технологический институт), работает в компании «Диапром», которая разрабатывает, производит, внедряет и поддерживает работу систем диагностики оборудования атомных электростанций. Сергей занимается сельским хозяйством, ремонтом и тюнингом старых американских автомобилей. Одновременно он торгует на российском фондовом рынке, в частности на «молодом» RTS Standard, чем и заинтересовал редакцию D'.

Трейдинг в RTS Standard

— Сергей, мы долго искали трейдера со Standard…

— Неужели? Судя по уровню ликвидности, нас не так уж и мало. Конечно, это не ММВБ, но все-таки ликвидность выросла по сравнению с осенью прошлого года. Тогда я подключился к Standard, и можно сказать, что сейчас все уже неплохо. Но лучше проходят вечерние сессии, чем дневные, потому что днем есть конкуренция с ММВБ, а вечером нет. Поэтому, думаю, у Standard есть неплохие перспективы.

Ночью мы закрываемся на десять минут раньше Америки, и ликвидность сейчас сравнительно хорошая. Поэтому за счет вечерней сессии Standard трейдеру можно полностью отыгрывать торги в Америке.

Единственное — нехватка ликвидности все-таки видна, когда кто-то либо «сливает», либо покупает большие пакеты. Но для игроков с небольшими суммами это иногда даже полезно, потому что если ты хочешь продать маленький пакет по приличной цене, то можешь подкараулить прокол. Они довольно часто бывают по всем ликвидным «фишкам»: по «Норильскому никелю», «Газпрому», Сбербанку. В основном длинные «свечи» бывают под закрытие торгов, когда кто-нибудь совершает крупную сделку — покупает или продает.

В последнее время чаще происходят покупки1. Америка ведет себя неоднозначно: сейчас мы растем практически ни на чем. Поэтому многие люди, исходя из теханализа, берут «шорты», а видя такое поведение — рост того же Dow Jones или S&P 500, иной раз приходится «шорты» прикрывать по не очень выгодным ценам.

— Почему ты решил торговать акциями, а не фьючерсами?

— Я долго смотрел на фьючерсы, но потом решил их перескочить и перейти сразу на опционы. Но, глядя на них, понял, что рынок опционов совершенно неликвидный. Мы хотели попробовать опционы вместе с моим товарищем, но в «стакане» вообще не было котировок — пустота. Как в такой ситуации поступать? Держать опцион до его закрытия? Это чревато. И сейчас мой товарищ торгует фьючерсами, а я остался на акциях.

У меня на Standard за полгода результаты лучше, чем у него. Он склонен объяснять это тем, что у меня не очень большая сумма, поэтому я сильно рискую. А у него большие «плечи», большая сумма, поэтому он осторожничает. По деньгам он набрал прибыль больше, но в процентном отношении у меня получилось больше раза в три.

— На жизнь ты зарабатываешь этим?

— Нет. Но на основной работе я имею много свободного времени, поэтому могу заниматься трейдингом. Я руковожу группой снабжения — работаю на атомную промышленность. У нас есть проект, я его обеспечил, жду другого. В это время есть возможность торговать.

— Когда ты пришел на рынок?

— Как раз когда индекс РТС был 2400–2500 пунктов. Сейчас я работаю и в РТС, и на ММВБ. На ММВБ я еще не вышел на те денежные суммы, которые имел до кризиса. В RTS Standard прибыль составила порядка 1700% годовых, впрочем, сумма относительно небольшая — меньше 100 тыс. руб. Но в Standard есть «плечо» — ну, может быть, не совсем «плечо», а его имитация, но даже небольшая сумма способна принести большой доход. Сейчас я думаю перевести все свои деньги на Standard. В принципе оттуда можно и на FORTS работать. Standard хорош тем, что он объединяет в себе много возможностей, которых нет на ММВБ.

— Выходил на поставку по сделкам?

— Нет. Брокерская компания «Открытие», в которой у меня счет, не дает возможность выходить на поставку. Например, ты купил бумаги, потом через некоторое время их продал. После совершения сделки не надо думать, что делать дальше: откупать где-то акции, куда-то их переводить — все происходит автоматически. Говорят, что у некоторых брокеров нет автоматического переноса позиции на следующий день. Но я с этим не сталкивался. Если ты стоишь в «шорте», то он автоматически переносится до того дня, когда ты хочешь закрыть. «Шорт» можешь держать столько дней, сколько тебе надо.

Затем после его закрытия прибыль сразу появляется на счете, а через три дня тебе возвращается гарантийное обеспечение (ГО). Соответственно, убытки тоже списываются сразу. В позиции можно находиться сколько угодно долго. Просто за перенос позиции на следующий день необходимо ежедневно платить небольшую комиссию.

Еще хороший момент: если ты торгуешь внутри дня, то гарантийное обеспечение не резервируется. Но если ты позицию открыл днем, а закрыл на вечерней сессии, то ГО ты получишь обратно через три дня.

В отличие от фьючерсов, кстати, никакой вариационки (вариационной маржи) с тебя не списывают и не начисляют. Единственное, что может быть, — маржин-колл.

Конечно, на торгах есть гэпы. Но за счет того, что утренняя сессия начинается раньше, чем на ММВБ, в РТС они очень незначительны. Поэтому правильно ставить стоп-лоссы именно в Standard, а не на ММВБ, торги в которой заканчиваются в 19.00, — а это только первая треть американской сессии. Жаль, конечно, что торги в Standard заканчиваются раньше Америки, потому что за океаном в конце торгов часто происходят существенные движения, и это сильно влияет на утреннее открытие. Если бы мы полностью отрабатывали всю американскую сессию, было бы еще интереснее. Впрочем, трейдерам тоже иногда надо спать. Сейчас и так получается, что ложишься в 12 ночи, а в девять утра встаешь.

— Торгуешь по системе?

— Большей частью по вдохновению, но мне не чужд и технический анализ. Использую индикаторы MACD, Bollinger — из них можно многое почерпнуть, пользуюсь скользящими средними. Но зачастую бывает, что мы можем без новостей развернуться и пойти против всего технического анализа. Например, так мы падали в кризис: анализ говорил одно, а на самом деле происходило совершенно другое. Причем это касалось не только нашего, но и американского рынка. Поэтому я считаю, что те, кто в тот период работал по техническому анализу, разорился. А тот, кто просто держал «шорт», оказался прав. И кому верить? Сколько раз говорили во время кризиса, что мы сейчас развернемся, что уже рядом дно? Сколько людей послушали и купили?

— Некоторые акции были очень дешевы. Но их скорее можно считать трешем.

— С такими бумагами редко можно рассчитывать на «плечо». Например, не всем дают маржинальные кредиты под покупку телекомов. Многие компании работают с ограниченным кругом ликвидных акций. А с трешаком было страшно работать, потому что никто не знал, как развернется кризис. Звучали апокалипсические прогнозы, что Америка развалится.

— А скальпированием не занимаешься?

— Нет, в хороший день у меня бывает сделок 15, не более. Я не стараюсь отработать каждую «свечу» — я считаю, это дело роботов. Я так не могу, устаю. В течение дня стараюсь следить за графиком и передвигать стоп-лоссы. Сейчас торгую, ориентируясь на макростатистику. В последние две недели у меня торговля идет не очень удачно в связи с непредсказуемым поведением рынков. Сегодня я в «шорте», а стоп-лоссы стоят далеко от текущих цен. У меня сейчас много работы, поэтому я нахожусь в среднесрочной позиции.

Инвестиции и спекуляции

— Начинал торговать-то на ММВБ?

— Да. На самом деле я до сих пор не бросил эту биржу, но уже морально готов к этому. Меня не устраивают «плечи», проценты, ограниченность по бумагам, которые я могу «шортить», и т. д.

— Ты видишь свою дальнейшую жизнь как жизнь трейдера?

— Я вижу ее как жизнь частного инвестора. Я люблю и хочу управлять своими деньгами. На самом деле во многом я еще только учусь. Потому что есть очень много тонкостей, и все время возникает что-то новое. Я думаю, что нужно разделять свои финансы. То есть не крутить всю сумму на одной стратегии, а часть денег выделить на долгосрочные инвестиции, часть — на спекуляции. Краткосрочные стратегии на самом деле — это больше игра, чем заработок. При этом есть очень много хороших акций, пусть даже не самых ликвидных, но с большим потенциалом роста в средне- и долгосрочной перспективе: энергетика, телекомы. С «голубыми фишками», мне кажется, в этом плане труднее.

С другой стороны, я стараюсь не связываться с низколиквидными акциями, потому что если уж в верхних эшелонах все очень непредсказуемо, то в нижних вообще нельзя понять, что происходит. Я говорю об акциях, которые не входят в котировальные списки. Там любой мало-мальский объем денег двигает эту акцию настолько, что или пан, или пропал. Ввиду отсутствия ликвидности стоп-лоссы там не работают, а работают только маржин-коллы.

Для торговли я использую стороннюю аналитику, которой много, но главное — определиться, кому верить и во что. Часто рекомендации о покупках / продажах бывают проплачены, поэтому надо читать их с некоторым скепсисом. Если ты, например, хочешь вкладывать деньги на среднесрочную перспективу, важно видеть общий тренд на рынке.

— Но RTS Standard не для инвесторов. На ММВБ торгуются 300 акций, а в Standard всего 23 инструмента, из них только половина ликвидные…

— По большому счету РТС — да, для краткосрочных игроков, которых больше, чем инвесторов. И это проблема не Standard — он и создавался для людей, склонных к спекуляции. В России по объему торгов видно, что оборот делают спекулянты.

Но я считаю, что если РТС добавит новых акций, то трейдеры станут туда переходить, и ликвидность будет расти. У нас не так много бирж, как в Америке, но конкуренция между РТС и ММВБ, я думаю, увеличится.

— Если допустить к торгам акции первого-второго эшелонов, то размер ГО по ним не может быть 15–20%. Они должны быть намного выше.

— Это так. Залоги должны быть больше. Когда на бирже торгуются неликвидные акции, обязательно найдутся рискованные люди, которые дойдут до маржин-колла. А как его реализовать, если нет ликвидности? Ну, выставит брокер твой обесценившийся пакет акций на продажу — и кто его купит? Он может там неделю провисеть…

— А если быть не трейдером, а, например, работать в инвестбанке?

— Я уже поработал в этом бизнесе, и мне не нравится продавать. Торговля акциями имеет малое отношение к торговле в традиционном понимании. Мне интересны производство, сельское хозяйство, модернизация, техника, люди. Гонять ненужные вещи от одних людей к другим, пытаясь на этом заработать, мне не нравится.

Пивная генерация

— Почему ты заговорил про сельское хозяйство?

— У нас с товарищами есть совхоз в Омске, где мы выращиваем пивоваренный ячмень. В принципе неплохо получается. Иностранные компании очень хорошо идут с нами на контакт, мы отправляем свою продукцию в Европу. Они дают нам зерно, которое мы сеем, выращиваем, складируем. Для пивоваренного ячменя необходима пятая генерация зерна — то есть только через пять лет после сбора урожая можно варить пиво. Год от года это зерно необходимо засевать, собирать и опять засевать. Они нам дают зерно третьей-четвертой генерации. Первую генерацию не дают — они ее выращивают в Германии, там какая-то сложная технология. Иногда дают вторую генерацию. Дальнейшие генерации выращиваем уже мы.

— Много денег нужно на этот бизнес?

— На самом деле нет. Многие колхозы ввиду низких цен на зерно не могут сажать сами. Они говорят: «Ребята, приходите к нам! Техника есть, земля есть, только семена дайте, заплатите нам зарплату, купите солярку». Я заходил с капиталом около 1 млн руб. Нам требовалось лишь купить зерно. Я понимал, что заработать больших денег через год не получится, потому что у нас была только одна генерация. Но каждый год мы что-то все-таки продаем и вкладываем в технику и землю, чтобы одновременно выращивать разные генерации.

Ввиду текущего отношения государства к земле крестьянам необходим сторонний инвестор, который предоставит оборотные средства и возьмет на себя все риски. В последние годы у нас были очень большие урожаи зерна, поэтому цены были низкие. В прошлом году цена была такая, что удавалось отбить только зарплату, ГСМ и удобрения, а себе ничего не оставалось. Поэтому в этом году многие даже не засевали. Хотя в этом году в Омской области нет засухи.

— Государство же проводило зерновые интервенции. ММВБ создала биржу НТБ, где есть поставочные фьючерсы на пшеницу…

— Это все непросто. У нас много небольших предприятий, которые не понимают, как это сделать, и продают свое зерно посредникам за три копейки, которые несут зерно на биржу или отправляют за границу. Именно посредники и снимают сливки с сельскохозяйственного бизнеса. Причем между перекупщиками районы поделены, конкуренции там нет никакой.

Мы живы только потому, что у нас есть свой элеватор для хранения зерна. А у обычных крестьян нет выбора: зерно хранить негде. Было бы выгодно, если было бы развито животноводство. Но у нас оно в плохом состоянии. Например, в Омске его практически нет. Сколько я ездил, смотрел, все животноводческие фермы стоят. На юге с животноводством еще более или менее — в Ростове, Краснодаре. Но человеку с небольшими деньгами очень трудно войти в эти регионы, поскольку там дорогая земля.

— Это твой второй бизнес?

— Мы еще старыми машинами немного занимаемся. Строим джипы для бездорожья — УАЗы для серьезных соревнований. Или машинами такого типа, на которой я сюда в редакцию приехал (Chevrolet Camaro 1993 года).

— И какую часть твоих сил и средств занимает фондовый рынок?

— Сейчас я оттачиваю мастерство. Когда-нибудь я, конечно, хочу прийти к такому уровню профессионализма, чтобы из всех дел выбрать какое-то одно. Не исключаю, что это будет фондовый рынок. Но пока приходится заниматься всем.

— По сути, ты мог бы стать тем человеком, кто приводит других на товарную биржу.

— Я думаю, что в данный момент выход на НТБ имеют лишь несколько очень крупных игроков. Как и в любой отрасли, для выхода на незнакомый рынок требуются средства и связи. Было бы замечательно миновать то звено, которое снимает сливки с пирога. Но это очень сложно. Даже если продавать не конечному потребителю, а государству на интервенциях, то в прошлом году, например, государство платило за зерно не сильно выше, чем платил рынок. В этом году государству скупать нечего. Скорее всего, оно будет распродавать то, что накупило в прошлом году. Год назад гигантские деньги были отданы частным элеваторам, где сейчас хранится зерно. В этом году людям придется платить, кроме как за зерно, еще и за хранение, обработку, транспортировку.

Сейчас под нами есть еще два колхоза, которые сеют рожь и пшеницу. Поэтому интересно узнать, какая на бирже цена, посмотреть, сколько с нас попросят за транспортировку, сколько за участие в тендерах, какой будет откат. Куда без этого…

В подготовке материала принимала участие Татьяна Ланьшина

Инструменты RTS Standard

1 Разговор с Сергеем состоялся в конце июля 2010 года, когда американский и российский рынки росли.

«D`» №15 (102)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама