Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Классный вход

2010

Журнал D′ познакомился с FlyOffMax — одним из лидеров первого месяца кубка ММВБ (лучший результат по итогам двух недель с 20 сентября по 1 октября) — и попытался выяснить, как ему удалось достичь столь высокой доходности

Кубок ММВБ продолжается и открывает миру новые имена. Уже состоялось награждение лидеров первого месяца конкурса (см. «Кубок ММВБ: не шоу единым»). Кроме этого, победители прошедших этапов конкурса поделились некоторыми секретами своих стратегий, а для нашей редакции FlyOffMax (Кирилл Арепьев, доходность которого на 28 октября составила 90%) согласился дать небольшое интервью и рассказать чуть более подробно о методике торговли, которой он пользуется на бирже.

— Кирилл, давно торгуете на бирже?

— Договор с брокером я подписал в 2005 году.

— И сразу занялись активным трейдингом?

— Нет. Я просто принес деньги, а поскольку не знал, как торговать, то сформировал портфель и держал. Когда обратил внимание на срочный рынок, начали появляться какие-то идеи, как переиграть рынок. Но это не являлось самоцелью. Просто было очень интересно, я узнал много нового. Можно сказать, трейдинг для меня — нечто вроде хобби.

— И все же как появилась первая торговая система?

— Достаточно долгое время я занимался нейросетями. Мне казалось, что торговые методы, основанные на этом подходе, должны давать неплохую доходность. Но, потратив много времени на их исследование, я отказался от работы с ними.

— Почему?

— Для того чтобы нейросеть давала более или менее адекватный результат, должна отсутствовать корреляция между входными параметрами, но в то же время каждый входной параметр должен коррелировать с выходным. Что касается первого условия, то никаких проблем нет: корреляцию между входными параметрами можно сделать практически нулевой, однако откуда возьмется корреляция с выходными параметрами? В результате получается, что если нейросеть способна давать точный прогноз с вероятностью, например, 90%, то диапазон разброса этой точности будет настолько широким, что в него сможет уместиться серьезное движение цены, а для трейдинга это совершенно неприемлемо. Я не хочу сказать, что нейронные сети нельзя использовать для прогнозирования рынка и формирования надежных торговых сигналов. Наверное, можно, но у меня не получилось.

— Что было после нейронных сетей?

— Я пробовал различные варианты с индикаторами, паттернами. Занимался фрактальным анализом. Все работало с переменным успехом.

Мысль о паттерне

— Система, по которой вы сейчас торгуете на Кубке ММВБ, давно появилась?

— Нет, я ею пользуюсь только с начала этого года.

— Она разрабатывалась под какой-то конкретный инструмент?

— Вообще-то при ее тестировании я пользовался историческим ценовым рядом акции Сбербанка. И на Кубке ММВБ я совершаю сделки с фьючерсом на эту бумагу, но у меня достаточно универсальный торговый метод, который может подойти практически для любого более или менее ликвидного финансового инструмента.

— С чего началось создание этой системы?

— На самом деле ничего особо нового я не создал. На форуме kbpauk.ru есть интересная тема «Поговорим о паттернах», где автор (автор темы — пользователь с ником Neo. — Прим. D′) приводит настоящий торговый алгоритм, который можно взять за шаблон и делать на его основе собственные торговые системы. Речь там идет о паттерновой стратегии для гэпа вниз. По сути, что такое паттерн на рынке? Это некое отображение реакции людей на определенную рыночную ситуацию. Вот Neo рассуждает аналогичным образом: раз был гэп вниз, скорее всего, движение вниз продолжится. Поэтому на открытии будем входить в короткую позицию и закрывать ее по окончании торговой сессии. В результате такая достаточно простая система дает среднюю прибыль на сделку, к примеру, 2,5%. Конечно, никто не гарантирует, что после открытия вниз цена продолжит падать, поэтому дальше он рассуждает, что неплохо было бы быстро выходить из убыточных позиций, если гэп начали выкупать. После введения в систему правил ограничения убытков средняя прибыльность по сделке увеличивается до 4%. Однако на этом он не останавливается и говорит, что в любой системе должен быть еще фильтр, который бы в идеале отбирал только сделки с наибольшим потенциальным выигрышем. Таким образом, суммарное количество трейдов уменьшится, а средняя прибыль каждого из них станет еще больше.

— То есть вы нашли какой-то паттерн и прикрепили к нему свои правила входа, выхода и фильтр?

— Не совсем. Просто эти рассуждения натолкнули меня на мысль о паттернах. Также мне понравилось, как Neo изложил план построения торговой системы и продемонстрировал эволюцию ее доходности в зависимости от наличия в ней дополнительных условий и правил. Управление капиталом я не рассматриваю, и в моей системе его тоже нет, но это планы на будущее.

— Так чем отличается ваша система от той, которую описал Neo?

— Как и у Neo, у меня есть определенный паттерн, с которым я работаю. Однако используемые мною условия для входа и выхода более сложные. Neo заходит в позицию сразу после того, как сформировался паттерн. Я захожу в позицию только после определенной последовательности паттернов. Аналогично происходит и выход из позиции.

— Что это за последовательность и из каких соображений она задается?

— Каждый паттерн — это некоторая однотипная свечная формация. Но размеры паттернов, которые я определяю по цене закрытия последней свечи, различны. Если эти цены закрытия обозначить через р1, р2… рn, то можно определить следующий коэффициент: ki = (pi / pi–1 – 1) / (pi–1 / pi–2 – 1). По сути, этот коэффициент отражает относительный ход цены pi против цен pi–1, pi–2, или взаимное расположение паттернов. Таким образом, каждому i-му паттерну присваивается значение коэффициента ki, и в зависимости от его величины все паттерны разделяются на четыре класса. Например, если –4 < ki < –2 (цифры берутся просто для понимания модели), то паттерн принадлежит классу 1, при –2 < ki < 0 — класс 2, для 0 < ki < 2 — класс 3, и, соответственно, классу 4 принадлежат паттерны, у которых значение ki лежит в диапазоне от 2 до 4. Важно также отслеживать, чтобы паттернов каждого класса было примерно одинаковое количество.

Мое условие на вход в позицию следующее: паттерн должен проявить себя три раза на ценовой истории, причем значения коэффициентов паттернов (и, соответственно, их принадлежность определенному классу) этой трехэлементной последовательности могут быть любыми. Если мы уже сидим в позиции, то выход произойдет только после того, как у нас снова появится данный паттерн, коэффициент которого тоже может быть совершенно произвольным (в рамках определенного набора классов). В итоге, если у нас, например, сначала появился паттерн из класса 1, затем паттерн из класса 2 и, наконец, паттерн из класса 4, то наша последовательность на вход будет выглядеть так: 1, 2, 4. Или аналогичным образом она может иметь такой вид: 2, 2, 4. Или такой: 1, 1, 3. В общем, как несложно заметить, в результате мы получаем 64 х (4 x 4 x 4) варианта входных последовательностей. Если учесть, что на каждую из них приходится еще четыре варианта выхода (четыре класса паттернов), то в общей сложности получается 4 x 64 = 256 возможных комбинаций из паттернов, которые нам определяют сделку (три паттерна — вход и один паттерн — выход).

— А каким образом определяется оптимальный набор паттернов на вход и выход в зависимости от их принадлежности к классу?

— Определить оптимальную последовательность можно только одним способом — взять и протестировать каждую из них на ценовой истории. При тестировании своих паттернов я брал часовую историю по акциям Сбербанка за предыдущие шесть лет и посредством макросов Excel описывал паттерн и каждый из четырех его классов. В результате отбирал самые лучшие результаты по доходности и просадке. На первый взгляд работа кажется неподъемной, но я справляюсь достаточно быстро. Например, на расчет паттерна, о котором я рассказывал на круглом столе ММВБ, у меня ушел всего один вечер. Кстати, именно здесь можно подчеркнуть универсальность моего метода построения торговой системы. Мы действительно можем брать совершенно любой паттерн и, рассчитывая на истории его доходность с учетом разбиения по классам, отбирать наилучшие варианты последовательностей. Каждая последовательность — это новая система. А итог работы — получение нескольких торговых систем (комплекса систем) за минимальное время. В этом заключается моя технология построения торгового метода на паттернах, и, возможно, она является неким новшеством.

Вход без разрешения

— С учетом того, что для входа в рынок вам нужно три раза встретить паттерны определенных классов, можно предположить, что система дает не так уж много сигналов на вход в позицию?

— Да, определенные последовательности дают очень мало сделок. Но если при тестировании на исторических данных у меня произошло менее 15–20 сделок за шесть лет, то такую систему я исключаю из рассмотрения, поскольку полученные результаты не являются для меня статистически достоверными. Торговый метод, по которому я сейчас торгую, тоже иногда, как мне кажется, не выдает сигнал на вход там, где уже давно пора войти в рынок. Например, на Кубке ММВБ я сейчас немного отстал именно потому, что у меня нет сделок.

— Не было желания войти в рынок самостоятельно, без «разрешения» системы?

— Желание было. Более того, я вошел в рынок не по сигналу моей системы, а по каким-то другим личным соображениям. Но могу сказать, что если бы я этого не делал, то на данный момент заработал бы больше. Поэтому для себя в очередной раз убедился: торговать нужно исключительно по системе и ждать только своих сигналов на вход в рынок и выход из него.

— В вашей системе выход из позиции происходит только тогда, когда сформируется ожидаемый паттерн. Не слишком ли это рискованно с учетом того, что, пока мы его дождемся (если вообще дождемся), на рынке может произойти что угодно, вплоть до падения, которое нам полностью обнулит счет?

— Здесь я абсолютно полагаюсь на результаты исторических тестов, которые указывают мне возможную просадку. Какая-то система дает просадку 7%, какая-то — 15%. Если мы находимся в позиции и терпим убыток, который превышает просадку системы, полученную на истории, то больше я с ней не работаю, по крайней мере сейчас. Есть ведь целый комплекс систем, и отказ от одной-двух из них не отменяет оставшиеся и не перечеркивает результаты проведенного поиска.

— То есть получается, что убытки, по сути, не контролируются заранее установленными стоп-уровнями?

— Нет, стоп-лоссы отсутствуют. Но, возвращаясь к тому же описанию Neo, стоп-лоссы — это следующий этап разработки торговой системы. И здесь нужно будет просчитать, как изменится возможная прибыль на сделку, и исходя из этого понять, нужно ли это вообще. Конечно, я не исключаю такого важного фактора, как волатильность счета, которая, вероятно, уменьшится при грамотном риск-менеджменте. Но пока все это, как и методика управления капиталом, отсутствует в моей системе. Над этим я планирую поработать в будущем.

— Прогноз на конец 2010 года рискнете дать?

— Пожалуй, нет, не силен я в прогнозах. Да и зачем мне это? Есть система, которая подскажет, когда войти и выйти, а сколько при этом будет пунктов по индексам — не так уж и важно.

«D`» №20 (107)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама