Похищение Pivot Point

Последний штрих
Москва, 13.12.2010

Осень закончилась и пришла зима. Снег лег на землю, машины каждую ночь покрываются ледком, мороз предъявил на мир права и прочно в нем обосновался. Самое время тихонько посидеть перед камином и поразмышлять о прошедшем. Однако тот-кого-нельзя-называть — Чорный Властелин — ненавидел декабрь. Жалкие людишки, как стадо быков, ждали волшебного предновогоднего биржевого ралли, когда деньги сыплются на них, и бежали покупать ничтожные бумажки. Все это вызывало у него отвращение. Он не любил простые человеческие инстинкты к удовлетворению первичных потребностей и не любил людей. За последние годы Чорный Властелин много сделал, чтобы держать биржевое сообщество в узде.

Пару лет назад к нему на майские праздники зашел Большой Пэ. Посидели, отметили праздник, повеселели немного. Тогда Большой Пэ предложил для развлечения устроить небольшой кавардак. Он его еще назвал «маленьким кризисом». Однако на тот момент они уже пребывали в достаточно глубокой кондиции и маленько не рассчитали. Получился большой кризис. В окружающем мире. Во всем.

Миссия жизненного пути Чорного Властелина заключалась в том, чтобы скупить все торгующиеся на бирже активы, дабы загнать человечество в рабство. Все должны были стать его проприетарными слугами, а открытые акционерные общества — слиться в концерн Divergencium.sex

Затеянный маленький кризис получил широкий масштаб. Все рыдали, хватались за голову и кричали, что все пропало. В газеты биржевого сообщества просочилась даже информация о деяниях темных сил. Один из экономических журналов писал: «Без похмелья не бывает бурной вечеринки, но это еще не повод отказываться от вечеринок вообще».

И вот подошло время для предновогоднего ралли, которого не было уже два года. Чорный Властелин даже зубами скрипел от злости, лихорадочно пытаясь придумать, как его опять не допустить. Он позвонил Великому Пингу — повелителю роботов.

— Привет, дружище!

— О, привет! — радостно заорал Пинг. Властелин не любил его за то, что этот псих люто ненавидит всех, постоянно взрывает кому-нибудь мозг и жаждет завоевать мировое господство. Пинг был для Властелина неуправляемым и неуничтожаемым конкурентом.

— Слушай, ты в последнее время не видел сногсшибательную красотку Пивет Пойнт?

— А зачем она тебе? — спросил Пинг.

— Да я вот подумал, что как-то скучно стало. Может старушка Пивет постарается и повернет рынок, чтобы я повеселился, да твои ребятки немного развлеклись.

— Кукловод знает, — и Пинг рассказал, как они вдвоем накануне доманипулировались на рынке, а Пивет на них ругалась.

«Да, — подумал Властелин, — развлекухи у вас не особо и креативные получаются. То загиб какой-нибудь устроите, то кей-реверс подсунете, то flash orders в Америке. Кроме “голова-плечи” ничего и не знаете».

Чорный Властелин догадывался о планах Кукловода клонировать Пивет Пойнт и наслать эту армию «точек разворота» на рынок, чтобы тренд даже захудалой облигации ежеминутно поворачивался то туда, то сюда. Кукл только и умел ценами жонглировать, подпитывая от этого радость бытия. «Всем нервяк, а нам в радость — движуха», — всегда говорил он. Да и Пинг тоже радовался: его роботы довольны.

Тот-кого-нельзя-называть подкараулил Кукла на кладбище торговых алгоритмов, в магазине «1000 строк кода», где лопухам продавали «черные ящики», которые отжили свое и не приносили прибыль. Рядом с Куклом околачивалась и «Точка разворота», которая гипнотизировала покупателей «черных ящиков», рисуя им умопомрачительную кривую доходности системы. Чорный Властелин накинул ей мешок на голову и утащил в свои подвалы. Она даже пикнуть не успела.

— Теперь ждите своего ралли, — Властелин довольно потер руки, ехидно улыбаясь. А тем временем ненавистные халявщики-трейдеры ждали начала ралли, прильнув к экранам мониторов. Ждали и не понимали, почему не наступает долгожданный поворот, на котором можно играть.

О том, почему не наступает ралли, догадался Милый Регулятор, который любил быть над схваткой группировок биржевого сообщества и только иногда пикировал вниз с целью вмешаться, чтобы бессмертные герои не поубивали друг друга, или отвлечь их внимание. К нему на прием пришли хмурые, с воспаленными глазами представители большого бизнеса, которых беспокоила судьба их активов. Они не хотели дорожать, что с точки зрения жизненного пути этих больших людей было невыносимо.

Возникла очередная революционная ситуация. Властелин хотел все скупить по бросовым ценам, а большие люди не хотели продавать и, наоборот, всячески надеялись на рост. Так как Милый Регулятор был знаком со всеми группировками, знал их намерения, то он мог составить логическую цепочку и от следствия — отсутствия ралли — выяснить причину. За эту способность к антисинтезу Милого Регулятора и его осведомленность о том, что творится в сообществе, его несколько побаивались. Присутствовавший на этом круглом столе министр Парикмахер, который владел ножницами и стриг нефтяные компании, вызвался помочь.

Регулятор пытался было его отговорить, потому что Парикмахера регулярно обвиняли в том, что он является шпионом ЦРУ. Но Парикмахер, который много лет уже вел скучные войны в коридорах власти, испытывал возрастной кризис. Ему хотелось совершить подвиг, чтобы войти в память потомков как министр, победивший того-кого-нелья-называть. И если уж придется умереть, то в образе крепкого орешка, а не серой мышки.

Собрал министр котомку и пошел в логово Чорного Властелина выручать «Точку разворота». Вход во дворец хладнокровного негодяя закрывал камень, на котором был написан вопрос для теста: «Дивергенция по МАКДИ — это к росту, падению или все равно?» и имелись три кнопки для ответа. Нажал министр кнопку — и все биржевые стаканы слились в один, и покупали акции ВТБ по цене «ЛУКойла», и продавали «Газпром» по цене «Бурятэнергосбыта». И воцарился хаос на биржевых просторах, акции Coca-Cola прекратили свое существование, а облигации IBM стали вдруг дефолтными.

Печальная вышла сказка накануне рождественского ралли. Так и придется дальше искать «Точку разворота».

У партнеров

    «D`»
    №23 (111) 13 декабря 2010
    Управление хаосом
    Содержание:
    Психология
    Тема номера
    Образ жизни
    Последний штрих
    Реклама