Автор

Professor of the Russian School of Economics (RESH), manager of National Economy Academy sector of the Government of the Russian Federation, Doctor of Economics


Не было счастья, да несчастье помогло

Исправление ошибок экономической политики — снижение завышенного курса рубля и защита внутреннего рынка продовольствия — похоже, создает более сильный импульс для роста национальной экономики, чем угнетающее воздействие оттока капитала и снижения нефтяных цен

Пот, кровь и институты

Вырваться из мальтузианской ловушки бедности можно, только кардинально повысив норму накопления. Страны Запада добились этого в результате жестокого передела собственности в XVI–XVIII веках. Восточная Азия во главе с Китаем смогла сделать это лишь в XX веке — сохранив традиционные институты и избежав роста неравенства, нищеты и смертности

Курсовой рычаг останется при нас

Ударники капиталистических пятилеток

В чем уникальность китайской модели капитализма

Победный оскал дракона

Сохранение институционального потенциала государства, стратегия активного заимствования технологий из-за рубежа и четкий курс на расширение наукоемкого экспорта — главные составляющие успеха китайских реформ

Закат плановой экономики

Почему советская модель потеряла динамизм в 1970–1980−е годы

Мор без СПИДа и цунами

Беспрецедентный для мирного времени скачок смертности в России в 90−е годы только начинает преодолеваться. Главная его причина — не падение доходов, не рост потребления алкоголя и не упадок здравоохранения, а массовый стресс на сломе эпох

Уроки трансформации

Стабильный экономический рост — производная сильных институтов. Какими методами эти институты поддерживаются — авторитарными или демократическими — для хозяйственной динамики неважно.

Последняя надежда

Для развивающихся стран, не способных улучшить работу рыночных институтов, укрепить правопорядок и искоренить коррупцию, накопление золотовалютных резервов часто оказывается последним доступным средством стимулирования экономического роста

Асимметричный федерализм

В регионах, поддерживающих Кремль, остается больше финансовых средств, оппозиционные же регионы, напротив, наказываются рублем

Преступные эмбарго

Защита прав на интеллектуальную собственность препятствует распространению наукоемких продуктов, технологий и культурных ценностей

Робингуды и не очень

Действия федерального правительства и федеральных корпораций по отношению к регионам разнонаправленны

Трехглавая гидра безденежья

Неплатежи, бартер, денежные суррогаты: откуда они взялись в России и как с ними бороться

Шокотерапия против градуализма: десять лет спустя

Сильное государство и дееспособные институты — залог успеха перехода от плана к рынку